19:43 

Фик по фандомам "Мстители", "Первый Мститель". Рабочее название - "Иду в поход"

byaka13
Иду в поход
Направленность: Слэш
Автор: Sivilla (ficbook.net/authors/61509) я это, я
Беты (редакторы): Мудрый Рысь (ficbook.net/authors/64617)
Фэндом: Первый мститель
Основные персонажи: Джеймс «Баки» Барнс (Зимний Солдат), Стив Роджерс (Капитан Америка), Тони Старк (Железный человек)
Пейринг или персонажи: Стив/Тони, Баки/Тони
Рейтинг: NC-17
Жанры: PWP, Первый раз, Любовь/Ненависть
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, Групповой секс, Полиамория
Размер: Макси, 156 страниц
Кол-во частей: 4
Статус: закончен
Описание:
Пост-сивил воа.
Волей рока Старк вынужден провести несколько дней (и ночей) бок о бок с теми, кого рад бы был не видеть в своей жизни никогда. Мало того, узнать их получше... много лучше, чем был готов.
Публикация на других ресурсах: есть на фикбуке и норм: ficbook.net/readfic/4927378

Глава 4 Башня Старка-2

Из дремы Стива вырвал дребезжащий звон будильника. Не открывая глаз, он пошарил по тумбочке рядом с кроватью, но источника противного звука не нашел.
- С пробуждением, мистер Роджерс, - прозвучал женский голос с потолка и тогда только Стив проснулся настолько, чтобы вспомнить, что будильника у него нет, и механический звук синтезирован лично для него Пятницей.
Стив поднялся с постели и пошлепал в ванную комнату. Скорее по привычке, нежели от большого желания, он вставал раньше всех и уходил на пробежку. Теперь, правда, постоянное наблюдение со стороны правительства умаляло очарование пробежке в парке, так что Стив удовлетворялся часом занятий на беговой дорожке в тренажерном зале.
- Тони и Баки еще спят?
Скажи кто Стиву хоть месяц назад, что он будет использовать в одной вербальной конструкции имена двух самых близких друзей и не испытывать при этом ужаса или вины, он бы только тяжело вздохнул.
- Мистер Старк вчера не ложился спать, – с неодобрением ответила Пятница, то ли виня Стива в том, что он не мог организовать режим Тони, то ли просто выражая свою отрицательную позицию. В любом случае, в ее словах оставался намек на то, что кто-то из партнеров создателя обязан озаботиться этим вопросом, – предпочтя провести ночные часы в мастерской, улучшая костюм для Человека-Паука. В данный момент мистер Старк и сержант Барнс находятся в гостиной и заняты просмотром утренних новостей.
Стив сплюнул пасту в раковину и пробормотал слова благодарности. Пожалуй, силовые нагрузки сегодня начнутся с того, что ему придется отнести сопротивляющегося Тони в спальню и проследить, чтобы он разделся и лег в постель просто немного поспать. Один. Иначе никакого «просто поспать» не получится.
Стив и Баки по-прежнему держали немногочисленные личные вещи в своих комнатах, а ночевали, как получиться. После их первого общего опыта Тони ни кого не позвал к себе на следующую ночь. А Стив ждал, правда. Не зная, что и думать, он промаялся весь вечер и половину ночи. А потом просто прокрался в спальню к Тони и, заглянув, обнаружил в ней не только его самого, но и сладко сопящего Баки. Сбросив майку и штаны, Стив, не медля больше, забрался к ним под большое одеяло, прижался спиной к спине Баки и уснул.
Всю ночь Баки бился и пинался, атакуя невидимого врага, и Стив только и успевал, что удерживать его смертоносные руки подальше от спящего Тони. Утро невыспавшиеся солдаты встретили без своего гения, сорвавшегося по срочному делу в свою компанию.
В таком ключе и прошла вся неделя. Вчера Баки проявил силу воли, принял все рекомендованные психиатрами ЩИТа таблетки и завалился спать у себя. Стив без него решил не навязываться и спал тоже в своей комнате. А Тони, как оказалось, сном вовсе пренебрег. И ведь ни за что не скажет, действительно, ли была такая срочная работа или он не смог уснуть в одиночестве.
По-хорошему, стоило пройтись до кухни и приготовить завтрак. Наверняка, ни Тони, ни Баки не удосужились подкрепиться чем-то серьезнее чашки кофе либо стакана молока. Старк в жизни не готовил ничего, кроме алкогольных коктейлей, а Баки за долгую жизнь приучил себя только к самым простым блюдам. Но готовить в окружении сложной техники, которая могла и заговорить с незадачливым поваром, он пока поостерегался. И Стив его понимал: когда-то тоже шугался от микроволновки и гасил пожар на плите с восемью термо-комфорками, под которыми даже не было огня.
Зато с телефонами, планшетам, ноутбуками, нетбуками и серфингом в Интернете у Баки проблем не было. Пятница, найдя благодарного слушателя, часами с удовольствием обучала Барнса всем премудростям.
В гостиную Стива привлекли тихие благодарные стоны Баки, заглушавшие монотонный голос диктора с экрана панели.
Чувствуя, как щеки заливает стыдный жар, Стив заглянул в комнату, заранее смущенный, но не менее заинтригованный. До войны Баки был шумным и не стеснялся выражать свое удовольствие от чего-либо: теплой погоды, горячей еды, улыбки хорошенькой леди. После всего Баки стал тихим, снайпер не должен быть шумным. И даже когда они оказывались втроем в постели, Баки не шумел. Когда ночами мучился от кошмаров – не шумел, кусая подушку.
Что такое случилось, что Баки снова начал показывать, когда ему хорошо?
Тони сидел на диване, поджав под себя ногу, и неотрывно смотрел на экран телевизора, где транслировали интервью с модной, на этой неделе так уж точно, певицей. Баки сидел на теплом полу (Стив годы назад благословил задумку полов с подогревом), привалившись спиной к дивану. Тони, не отвлекаясь от интервью, массировал Баки голову, запустив ловкие пальцы в длинные темные пряди. Джеймс пребывал в полнейшем блаженстве, издавая странные звуки: помесь сладострастных стонов и довольного кряхтения.
Сцедив некапитанский смешок в кулак, Стив вышел из укрытия.
- Нашел ахиллесову пяту? – весело спросил он у Тони, вздрогнувшего от неожиданности.
- Черт подери, Стив! – Тони случайно, но несильно потянул Баки за волосы, на что тот отозвался совершенно неприличным стоном. На Стива он внимания не обратил, погруженный в свой личный рай.
- Что же будет, когда доберешься до ушей, - словно бы задумавшись, пробормотал Стив и пошел на кухню. Закинув удочку, он сделал пару шагов и остановился, напряженно прислушиваясь. Дождавшись порнографического по своей чувственности полустона-полувскрика, Стив заторопился на кухню.
Если по какой-то причине он не справится с сенсорной плитой, то сможет запросто поджарить омлет на собственном лице.
***
Стив потягивал свежевыжатый вручную апельсиновый сок, смотрел как Баки и Тони с аппетитом уминают его простую стряпню, и хотел довольно жмуриться, как кот на солнце.
Тони кушает, как утка, то есть глотает, не жуя. За завтраком он торопится заглотить еду и отправиться по делам, у него целый день впереди, но и этого мало. Обед он и вовсе пропускал, если бы Стив не вылавливал его по жилым этажам и не приносил ему горячего. Зато ужин (чаще приходящийся на ночное время) сонный Тони вкушает так медленно, что куски могут лежать в тарелке до завтрака. И лежали бы, не уноси Стив остатки на кухню, чаще в мусорное ведро. Еще он умудряется есть, не выпуская из руки телефон или планшет, просматривая на нем новости или котировку акций компании.
Баки ест медленно, наслаждаясь каждым кусочком, даже если на тарелке перед ним простая яичница. Гидра кормила Солдата одними питательными смесями и основательно подорвала ему пищеварение. Во время реабилитации в Ваканде Баки приучился к твердой, подчас экзотической пище, и всегда хотел пробовать что-то новое. Ему не скучно было есть в тишине, пока он полностью сосредотачивался на вкусной еде, но пожелай он, всегда мог обратиться к Стиву.
Вот и сегодня пока Баки вдумчиво жевал, наслаждаясь яичницей и тостами с малиновым джемом, Тони быстро заглотил завтрак, запил двумя чашками кофе и изготовился сбежать. Куда, вариантов была масса, будь за окном день или вечер: совет директоров, брифинг в ЩИТе, встреча с прессой, благотворительный прием, да хотя бы премьера пропиаренного кинофильма. Но на часах было около девяти утра, а Тони уже был в деловом черном костюме. Стив ненадолго почувствовал себя неловко, сидя за столом в футболке и мягких домашних штанах мышиного цвета. А вот Баки одинаково комфортно себя чувствовал в ветровке и джинсах; в халате, не сходившемся на груди; в одном полотенце (дело было в полночь, у открытого холодильника, и он не ждал зрителей).
- Я в город, у менятамважноедело, - скороговоркой выдал Старк, быстро закрыл на телефоне органайзер и покинул кухню.
Баки неторопливо прожевал, проглотил, и тогда только смерил Стива взглядом.
***
У мистера Старка, гендиректора «Старк Индастриз», консультанта неправительственной организации ЩИТ, действительно намечалось важное и неотложное дело, в которое он, однако, не мог посвятить ни одного человека.
Тони решился уделить время на подготовку себя любимого и - записался на эпиляцию - и нет, комментариев он не стерпел даже от Пятницы. Раньше, перед большими вечеринками, он регулярно удалял с себя все лишнее – дамочкам ведь нравятся ухоженные мужчины, а когда ушел из большого секса, то подзапустил все, что пониже пояса. Волосы на груди большей частью исчезли вместе с куском грудной клетки, потом не выросли, потому что шрамы. А Пеппер и вовсе не заморачивалась волосатостью Старка, выгодно отличаясь от девиц-однодневок.
И вот Тони снова озаботился собой, потому как в нем росла уверенность, что в ближайшее время его задницей основательно займутся. Прошло дней десять с момента, как он и солдаты в последний раз развлекались. То есть в кровати, да. Дневные-то часы им всем было чем занять.
Днем Тони колесил по городу, вечером сбегал в мастерскую, если только его на подходе не успевал перехватить Роджерс. Или Барнс. Стив мягко, но непреклонно уводил с собой, тогда как Барнс мог просто закинуть на плечо и унести. Дислокация перемещалась в кухню, где его кормили, - Стив, кстати, готовить мог и неполезную пищу, но всегда вкусную, - а потом отпускали в спальню. Если побег удавался, Стив приносил тарелки с ужином и подсовывал Тони на рабочий стол. Вроде бы Стив, но Тони не мог быть уверен на сто процентов, просто он работал, не отвлекаясь по сторонам, а еда вдруг возникала из воздуха.
В целом, получалось пятьдесят на пятьдесят.
Пару раз Тони подвозил Стива до ЩИТа – Роджерс, тактик со столетним стажем, давал уроки молодого бойца новичкам. Договаривался по поводу новых заданий с агентом Хилл. Навещал Сокола, который по-прежнему предпочитал казенную квартиру на Базе. Тони один раз видел комнату, отведенную для Роджерса. Светлые стены, узкая кровать, шкаф, тумба, лампа. Стойте, было кое-что – масштабные карты города и мира в качестве украшений, подколотые к обоям кнопками. Второй раз Тони предпочел бы такого минимализма не видеть. Его душа миллиардера рыдала при виде постельного белья из ситца, и мебели из опилок. Думается, в комнате Барнса все обстояло еще хуже.
Кроме того, бывший Капитан Америка отмечался дважды в неделю. Да, как вышедший по условно-досрочному.
Барнс отмечался тоже, но у мозгоправов. И не лично, а посредством конференц-связи. Хоть за эту поблажку Роджерсу биться не пришлось. Психологи ЩИТа не хотели сами себе усложнять работу, подвергая частому стрессу человека, который не мог находиться в отдельной закрытой комнате, полной незнакомых людей, минут пятнадцать. Час, если рядом с ним находился Роджерс.
Иными словами Барнс спокойно отправлялся с Базы или из Башни на миссии, поскольку рядом был кэп и условно «свои», а многоликую толпу долго выносить не мог. Исключением были рынки, где Барнс мог в любой момент скрыться из виду. К слову, заставить его пройтись по магазинам одежды, с этим его бзиком, стало непосильно задачей даже для Роджерса. Тот и сам совершал походы за новой одеждой раз в пару месяцев, покупая приглянувшиеся вещи в нескольких экземплярах (про запас), а потом мог не заморачиваться одежкой еще сезон.
В свое свободное время Баки занимался в спортзале и тире. Не раз и не два Тони заставал его, сидящего на полу по-турецки, сжимающим в руках старкфон или нетбук, а Пятница начитывала ему целые лекции по истории за последние восемьдесят лет. К ним, по возможности, присоединялся Стив и разъяснял Баки непонятные моменты. Тони смотрел на них краем глаза и думал, что вот так же Роджерс привыкал к новому миру после разморозки. Вот только из собеседников у него были архивные папки, интернет с «безопасным контентом», да психологи ЩИТа. Унылая компашка, Тони бы с ними не протянул долго.
Под вечер Стив и Баки приходили в гостиную и смотрели кинофильмы. Какие – они заранее оговаривали днем, мало-помалу приобщаясь к современному синематографу, но так же и наверстывая более ранние фильмы. Если Тони был доволен их выбором, то присоединялся.
Стив в свободное время любил посидеть и почиркать карандашом в скетчбуке. Или кусочком уголька (бог весть, где он его доставал). Он мог сидеть на продуваемом всеми ветрами балконе. Мог найтись на веранде. Как-то ночью Тони проснулся на диване в гостиной, потому что захотел вытянуть ноги и не смог. Стив сидел рядом, устроив локоть на подлокотнике, и рисовал. Свет, оставленный всего-то на двадцати процентах, его не смущал.
Короче говоря, статичный и громкий на заданиях, в личное время Кэп становился тихим и мог уйти в себя, не замечая ничего вокруг. Растормошить его мог только Барнс. Тот, кстати, перестал затыкаться совсем.
Тони в жизни бы не поверил, что молчаливый Барнс на самом деле такой отчаянный пиздабол. Стив разводил руками и объяснял, что до войны Баки был любителем поболтать. После Азанно он стал немного скупее на слова. А вот после пробуждения в новом веке… Солдат так и вовсе цедил слова, словно каждое причиняло боль горлу. Так что скорее хорошо, что Баки снова становится собой и говорит, говорит… К этому можно привыкнуть. Он, Стив, ведь приучил себя к болтовне Старка, когда они только узнавали друг друга, и речь Тони изобиловала непонятными отсылками, сложными терминами и просто обидными остротами.
Тут уже Тони приготовился обидеться, но Пятница вовремя вмешалась, напомнив создателю, что Рим стоился на руинах и если он сейчас не спустится в мастерскую, и не отрегулирует мощность эксперимента, то увидит начало процесса воочию.
Итак, потратив день на себя, Тони вернулся в Башню, чтобы застукать Роджерса и Барнса под пиво играющими в приставку. Пива Тони не пил, просто не любил, потому и не держал, а откуда целой упаковке взяться в холодильнике, понял не сразу. Понадеявшись, что Бартону не раз икнется, он пообещал присоединиться позже, и ушел к себе.
Провозившись в мастерской три часа, вплоть до вечерних новостей, испортив дорогую рубашку маслом и прожжа дыру в пиджаке, Тони сказал себе, что заслужил вечер ничегонеделания. А ночь… как пойдет.
***
Увидев Старка, отмытого и в домашней одежде, входящим в гостиную, Баки оторвался от игры, и похлопал по полу рядом с собой.
- Садись, Тони, пиво как раз оттаяло. Стив, дурак, два бутылки в морозилке забыл, оно чуть льдом не взялось. Мы заказали четыре пиццы с салями и ананасами, очень после пива есть захотелось.
- Не люблю такую, - закапризничал Тони.
- А тебе - одну с курицей и грибами, - подхватил Стив. Давая команду персонажу отбежать в сторону, он сам по инерции он завалился вбок, на плечо Барнсу. – И шесть порций яичной лапши. И столько же порций свинины в кисло-сладком соусе.
- Надо же, сами управились с заказом. Пятница, это ты помогла?
- Я порекомендовала заказать для вас рамен, - уклончиво ответила та.
- Хорошо, что я прилично зарабатываю, - возвел глаза к потолку Тони, и на пол садиться не стал, предпочтя мягкий диван. С собой он захватил колу в стеклянной бутылке, собираясь оставаться трезвым весь вечер.
- Тони, все хорошо? – спросил Стив, отводя глаза от экрана, где его персонаж искал тайники в заброшенных катакомбах. Вот интересно, сколько тысяч игровых вариаций войн, апокалипсисов, уличных разборок для развлечения гражданских. А во что поиграть тем, для кого стрельба, взрывающиеся гранаты, падающие города – обычное дело?
- Вполне, - легко ответил Старк, откидываясь на диванные подушки и разводя ноги в мягких домашних штанах. Взгляд Стива сам собой опустился на его пах.
«Интересно, кэп заметил, что я без нижнего белья?»
Несмотря на румянец смущения, Роджерс как-то подобрался. Несильно пихнул локтем Баки и наклонился к его уху, нашептывая что-то через занавесь темных волос. Барнс перестал пытаться продавить кнопки насквозь и его персонаж на экране замер.
- Я тут сижу, если хотите спросить, спрашивайте у меня.
- Тони, ты хочешь… - начал Стив, первым разворачиваясь к нему.
- Хочу. Поедим и пойдем ко мне.
- Кого? – жадно выпалил Барнс невпопад.
- Эм?
- Кого ты… - Барнс запнулся, но не заткнулся, не давая Стиву перебить -… Кого выбираешь?
Старк позволил себе выразить удивление, подняв брови. На него с одинаковым выражением умеренной обеспокоенности на лицах взирали две пары глаз. Серые – с голодом и предвкушением, голубые – с желанием и легкой неуверенностью.
- А я должен?
***
Пропуск Наташи в Башню был аннулирован злопамятный Старком, но это не стало преградой для той, для кого проникновения туда, где ей не были рады, было рутиной работой.
Впереди послышался шум: смесь приглушенных выстрелов, коротких команд, зловещего хохота и ругани на русском. Наташа сбавила шаг, пригнулась и коснулась кобуры на бедре.
Из гостиной доносились интригующие и пугающие крики хозяина Башни:
- Ребята, парни, эй! Так не честно, двое на одного, я не мальчик уже! И понежнее со мной, я уже и забыл, когда на троих соображал!
Наташа одним плавным прыжком с перекатом оказалась у проема и осторожно заглянула в комнату. От вида идиллической картины захотелось протереть глаза.
Солдаты и Старк увлеченно рубились в игровую приставку. На широком экране персонаж Старка кое-как поспевал за персонажами Барнса и Роджерса, профессионально зачищающими игровой периметр. Сноровку, как и талант, не пропьешь. И если бы солдаты не путали кнопки и не заставляли своих персонажей иногда бежать не в те стороны, Старк бы уже, наверняка, продул.
На отставленном в сторону журнальном столике теснились четыре пустых бело-красных пакета из-под китайской лапши, пластиковые тарелки с остатками соуса, и неисчислимое количество пустых пакетиков из-под чипсов. Под столом выстроились бутылки из-под пива и колы.
Пятница фоном проигрывала старую аудио-трансляцию первых сезонов Доктора Кто.
- Верните в кока-колу героин! – ни с того ни с сего воскликнул Старк, возможно, продолжая спор из разряда: «а в мое время было вкуснее».
В общем и целом обстановка выглядела мирно. Даже ненатурально мирно, учитывая сложные отношения между каждым из них. Не то, чтобы Наташа действительно ждала, но обнаружь она локальные разрушения по всем жилым этажам, Солдата без протеза, а Тони, забаррикадировавшегося в мастерской, то не удивилась бы.
Чего бы ни добивался Старк, делал он это оригинально. И действенно. Капитан и Зимний Солдат явно чувствовали себя с ним в безопасности. Стив с головой ушел в игру. Барнс не отставал, параллельно потроша железной рукой пакет чипсов. Наташа отметила для себя, как легко Солдат управляется протезом с мелкими манипуляциями, и шагнула назад, в тень. Старк, конечно, ее засек, но раз не велел искину ее обнаружить, значит, не разозлился. И помощь в приручении ему не нужна.
Отсчитав по внутренним часам порядка трехсот секунд, которые потребовались вторженцу, чтобы покинуть здание, Пятница прервала аудиозапись, чтобы отчитаться:
- Сэр, горизонт чист. Агент Черная Вдова покинула жилые этажи Башни.
Стараясь не выдать легкую дрожь страха и предвкушения, Тони отложил контроллер в сторонку и сказал, ни к кому не обращаясь:
- Лишних глаз нет, пойдемте уже.
Стив поставил игру на паузу и повернулся к Старку. Баки продолжал смотреть на экран, сжимая джойстик, но по тому, как напряглась его спина, было ясно: он напряженно ловит каждое слово.
- Тони, ты уверен? Тебя никто не торопит.
- Стив, бери пример с Барнса. Он мне весь вечер нашептывал, что хочет со мной попробовать, выяснял предпочтения.
Стив глотнул, но не дал смущению сбить себя с мысли.
- И что ты ответил? Как тебе нравится?
Тони пожал плечами, поднимаясь с дивана.
- Буду выяснять с вашей помощью.
***
В спальне каждый раздевался сам. Стив аккуратно складывал свои вещи, посматривая на обнажающегося Тони. От одного предвкушения, что скоро он его коснется, у него встал. Баки наскоро разоблачился, покидал вещи в кучу и смылся в ванную, пообещав, что скоро присоединится.
Тони замялся у постели, не зная где ему лечь – посередине или сбоку, - и сразу ли на живот. Стив отвлек его, развернув к себе и прижав. Эрекция Стива ткнулась Тони в бедро – шелковая нежность и вибраниумная твердость. Старк велел себе не трястись – не школьница после выпускного, и приласкал член Стива ладонью. Он слегка запаниковал, когда его руку отвели, но оказалось, кэп просто не желал сегодня торопиться.
Стив притянул к себе Тони с тем, чтобы поцеловать и успокоить. Обычно они спешили с близостью, но сегодня Тони дал согласие на все, вверил себя, и Стив хотел сделать все медленно.
Он широкими движениями гладил Тони по спине, целовал в губы и щеки, пока не поймал момент, когда Тони в его объятиях расслабился. Тогда только Стив отступил, прилег на постели и протянул руку:
- Ложись, Тони, все будет хорошо.
Одну секунду Старка раздирали противоречивые желания: попятиться и свалить к черту, или же сделать последний шаг и дать двоим мужчинам… впрочем, точка тут уместней.
Тони сделал шаг вперед и растянулся на прохладных простынях подле Стива.
Втянув носом воздух с запахом клубники, Тони запоздало понял, что смазки без запаха не осталось еще в прошлый раз. Пальцы в розовой смазке обхватили член, растирая ее по всей длине, бережно массируя, помяли яички, потерли между ягодиц и… отступили.
Стив обнимал его, целовал, отвлекая, как мог, от грядущего. Тони стонал, чувствуя себя вымотанной, заласканной… массой, требующей больше удовольствия. Он хотел кончить, хоть и понимал, что за так ему этого не позволят, и он должен что-то позволить в обмен. Что-то большее, чем все, что было у них до сегодня.
На ходу стягивая волосы в куцый хвостик, из ванной вышел голый Барнс.
Баки опустился сбоку, - Стив отпустил Тони - и сразу притянул Старка в жаркий поцелуй. От Барнса пахло бальзамом после бритья, которым пользовался он сам и Тони, не веря, пробежался чувствительными кончиками пальцев по непривычно гладкой щеке.
- Побрился, - указал он, сдерживая улыбку. - Дурной пример заразителен?
- Не хочу оцарапать, - низким, предвкушающим голосом ответил Баки. - Когда буду тебя радовать, - добавил он, с дразнящим намеком проводя языком по ярким губам.
Тони вспомнилось, как увлеченно Баки орудовал языком, ртом и пальцами над его членом и готов был поклясться, что у него выделилась смазка в этот момент.
-… С другой стороны радовать, - огорошил оставивший стыд в том веке сержант, и потрепал Старка по загорелому бедру. – Переворачивайся.
В животе будто кто-то затрепетал крылышками, рождая щекотку. Тони перевернулся на спину, не слишком быстро, но и не медля, чтобы не показать сомнения. Стив, наивная душа, не понял, что задумал его друг, потому как не отодвинулся, с интересом наблюдая.
Барнс вдумчиво мял ладонями задницу Тони, оценивая поле деятельности. Стив лежал поперек постели, поглаживая твердый член, длинный и толстый. Мечта юных девственниц, полагающих, что больше всегда лучше. Сам Старк не был уверен, что в нем хватит места принять Роджерса-младшего до последнего дюйма.
Баки на пробу прижался губами к местечку чуть пониже поясницы. Оказалось на удивление приятно. Теплая кожа с белыми ниточками-шрамами пахла фруктовым гелем для душа. Он не удержался и слегка укусил Тони.
Старк был до неприличия ухожен в самых неожиданных местах. Он начал начисто выбривать подмышечные впадины. В паху все было аккуратно подстрижено. Задница была гладкой, чистой от волосков и цветом ни на тон не отличалась от остальной кожи. Голым что ли загорал, бесстыдник?
Тут он ощутил, что мужчина под ним дрожит. Не той дрожью предвкушения, которая сопровождает желание, а мелкой трясучкой, вызванной страхом. Где-то на периферии сознания заворочался заинтересованный Солдат. Созданный выслеживать и убивать, с усиленными органами чувств, он знал, каков страх на запах. Сейчас Тони пах в равной степени страхом и возбуждением.
- Эй, - позвал Барнс хрипло. Ему трудно было озвучить мысли, и он выталкивал по слову, – если тебя в принципе не устраивает… что мы вдвоем, то я могу оставить тебя со Стивом. Только ты и он, идет?
- Все нор… - начал Старк но Барнс позволил себе его перебить.
- Не нормально, - отрезал он. - Ты боишься.
Тони испытал облегчение, когда Баки всего лишь ободряюще похлопал его по плечу. Он все понимал, и зла не держал, что в последний момент Старк пошел на попятный.
Стив разрывался между желанием утешить друга и уделить внимание Тони, который был расстроен и немного напуган.
Баки покачал головой, чтобы его не вздумали жалеть.
- Никаких обид, это мое решение.
Барнс наклонился и поцеловал Старка – сильно, почти больно, вкладывая обещание, что когда доберется до него – Тони мало не покажется. Скользнул ладонью по боку, опустил на ягодицу и сильно сжал.
- Но в следующий раз – ты мой, понятно тебе?
Барнс поднялся с постели, собрал по полу свои вещи и, как был голым, пошел к двери. Обернулся, уже стоя в светлом проеме и кивнул Стиву.
- Позаботься о нем.
И вышел, плотно притворив за собой дверь.
Стив ощутил подъем. Наверное, и он был в душе тем еще эгоистом, но не мог не благодарить небо, что остался с Тони один. Обнаженный и ждущий, Тони весь для него одного. Он справится, он приложит двое больше усилий и Тони не пожалеет, что для первого раза с мужчиной выбрал его. Ну или, во всяком случае, не стал возражать.
Баки ушел, но полностью напряжение не отпустило Тони. По его душу оставался еще один крупногабаритный девственник. Чуть ли не против воли Тони залюбовался совершенным телом, подбирающимся к нему.
Как ни крути, физически Роджерс был идеален. Тони своими глазами видел архивную запись проекта «перерождение» и знал, каким щуплым Роджерс был до эксперимента. Про таких говорят «в чем душа только держится». И каким вышел из капсулы – видел тоже. На месте Говарда, Тони тоже бы пощупал пресс кэпа, объяснившись потом необходимостью поддержать едва стоящий на ногах символ твердолобого упорства и самоубийственной веры. То есть символ нации, он разве не так сказал?
Даже в паху у Стива все идеально: вьющиеся, светло-русые волоски обрамляли ровный крупный член. Так и просилась шутка-самосмейка: «Стив, а сыворотка тебе везде прибавила?», но Тони сдержался. Не хотелось ранить ромашковую душу Роджерса, собравшегося по полной лишаться невинности. А еще ему, Тони, придется принимать в себя эту мечту режиссера-порнографа. Полностью вряд ли получиться, нужно будет попросить кэпа не вгонять целиком, так что любовника лучше не раздражать.
- Ты точно знаешь, что делаешь? – переспросил Тони, надрачивая полутвердый член. Запоздало, если учесть, что он уже лежал на спине, с раздвинутыми ногами, и его колени лежали на мускулистых бедрах Роджерса.
- Да, Тони, - с подбадривающей улыбкой подтвердил Стив. - Я много читал и смотрел обучающие видео. Расслабься, я не буду торопиться.
Смазки, определенно, было больше, чем нужно. Густыми каплями она щекотно текла между ягодиц, пачкая и впитываясь в простыни. Скользкий палец лаская, погладил по кругу его закрытую дырку, надавил. Инстинктивно Тони зажался, не пуская его.
- Все хорошо, Тони, - Стив оперся на одну руку, целуя Старка в нервно поджимающийся живот, и попробовал еще раз. Неопытный в плане анального секса Тони был очень узким, и палец удалось протолкнуть на одну фалангу. Медленно очерчивая пальцем окружность, Стив старался раскрыть вход пошире. Тони отозвался дрожащим стоном на полностью вошедший палец. Сжал его в себе так сильно, что Стив ощутил возбужденную пульсацию в члене. Если Тони и его будет так обхватывать… Изнутри «железный» Старк был нежным, скользким от пахнущей клубникой смазки, которой Стив для него не жалел.
Подумав, что Тони нервничает еще и от того, что Стив горой нависает над ним, он переместился пониже, лег между раскинутыми ногами Тони. Отсюда все было видно намного лучше.
Когда Тони в очередной раз сильно сжался, а потом смог расслабиться, Стив, не вынимая пальца, протиснул второй, смелее растягивая узкий канал. Тони сладко сжимался на пальцах, постанывая на низкой ноте. Стиву нравилось, как он дрожал, стискивая вокруг пальцев и привыкая к ним, как поджимал пальцы на ступнях и кусал губы. Стив едва ли не благоговейно наблюдал, как два его пальца, под чавканье розоватой смазки, туго входят в тело Тони, раз за разом преодолевая сопротивление. Тони терпит, старается для него, хочет этого.
Принимать пальцы по-прежнему было непривычно, но Тони с первого раза помнил, что нужно перетерпеть и не зажиматься, тогда будет терпимо, а потом даже приятно. Старк честно хотел поскорее приступить к основному, старался успокоиться и впустить пальцы Стива поглубже, но нутряной страх не отпускал. Сперва он ощущал только неприятие, но потом к дискомфорту от первого вторжения начало примешиваться извращенное удовольствие. Вопреки его не озвученным опасениям, Роджерс был ласковым и очень терпеливым. Расслабившись, Тони впустил вслед за первым пальцем и второй. Это был его личный предел – большего в нем еще не было.
Отвлекая Тони влажными поцелуями по всей длине члена, Стив втиснул и третий палец, растягивая сильнее. Он должен быть терпеливым сейчас, подготовить Тони под себя, не сделать ему больно.
- Я вспомнил, что давно этого хотел, Тони. Разделить с тобой кровать, хотел сделать тебе хорошо. Но всегда находилось что-то, от чего я оставлял свои мысли при себе.
- Часто представлял?
- Иногда, - под смущающий чавк смазки Стив глубоко втолкнул пальцы, и Тони выгнулся на постели, шире разводя дрожащие от напряжения бедра. Роджерс подождал, пока Тони разомкнется и вынул, добавив смазки.
- Тебе нравится? – Стив медленно ввел пальцы, сложив их щепотью и Тони почти спазматично сжался, начиная понимать, что подготовка окончена. Он подождал, пока Стив оставит его пустым и перевернулся на живот, поправил член и лег, раздвинув бедра. Подумал, подгреб под грудь подушку и покрутил задницей, показывая, что готов продолжать.
Стив погладил Старка по ягодицам горячей ладонью. Так вид был еще лучше: рельефная спина с выгнутыми в волнении лопатками, изящный прогиб поясницы, поджарые смуглые половинки с приоткрытым розовым входом между ними. Стив до боли сжал себя, чтобы унять возбуждение. Он должен удостовериться, что Тони готов к его размеру.
По-прежнему входило с небольшим сопротивлением, но Тони принял три пальца, не всхлипнув и не попросив притормозить.
- Вот так, Тони, ты хорошо принимаешь.
- В порно услышал? – усмехнулся Тони, пряча волнение за смехом и от этого сжимаясь на твердых пальцах, которые не двигались больше взад-вперед, а только в стороны.
- Но ты, правда, хорошо справляешься, - слукавил Стив. Тони не стал ему указывать, что Роджерс за один раз извел полфлакона смазки, чтобы только подготовить его. Повинуясь порыву, Стив подхватил ойкнувшего Тони под бедра и поставил на колени, чтобы обеспечить себе лучший обзор.
Тони затих, обняв подушку, а Стив все не мог остановиться, трахая его тесный канал пальцами. Когда Стив услышал, что Тони уже тихо скулит в подушку на каждый толчок по чувствительной простате, то решил, что хватит с них перестраховки.
А еще он понял, что ему до смерти хочется видеть лицо Тони и его выразительные темные глаза, когда будет впервые брать его.
Три пальца вошли в его тело, раскрывая вход посильнее, провернулись, отступили и снова втиснулись, глубоко и сильно.
Старк отстраненно подумал, что его состояние сродни медитативному. Усилием воли он отключился от внешнего мира и сосредоточился на внутреннем. Отринул дискомфорт, страх, стыд. Старался дышать ровно и неглубоко, отстраненно принимая то, что делали с его телом.
Жарко, смущающе, ново, больно – все это Тони пропустил через себя, постаравшись сосредоточиться на слабых вспышках удовольствия, неотделимых от легкой боли.
Если Роджерс и заметил, что Старк притих, ему хватило ума не выдергивать Тони из созданного им кокона. Тони было хорошо в нем, это был его щит от боли и неприятия. Он не хотел из него выбираться и встречаться с надвигающейся реальностью лицом к лицу.
Его возьмут. Его поимеют. Выебут. Пометят. Сделают собственностью. Сделают чьим-то. Нужным кому-то.
Вот твердые скользкие пальцы выскользнули из его тела, оставляя раскрытым и готовым принять кое-что повнушительнее трех пальцев. Вот перевернули на спину, и Тони блаженно вытянул дрожащие от напряжения ноги. Стив нежно огладил бока Тони, опустил руки на пояс, притягивая к себе, под себя.
Роджерс, благослови боже, все так же не торопился придавить Старка своим тяжелым телом и вставить ему. Стив встал над Тони на колени и локти, жарко поцеловал в шею, привлекая внимание.
Это простое касание, другое, вывело Тони из транса, и он судорожно вдохнул от мгновенной сенсорной перегрузки. Влажная от пота простыня под спиной, жаркое тело над ним, жгучие поцелуи, саднящие следы на покрытой пленкой пота коже, болезненно ноющий член, горячее и влажное ощущение между бедер – все обрушилось разом. Боже, Стив еще даже не вошел, а Тони уже чувствовал себя основательно оттраханным.
- Прости, Тони, - прошептал Стив, в паузах щекоча кончиком языка ушную раковину. - Я хочу, чтобы ты был со мной сейчас.
Он неловко рванул липкими от смазки пальцами фольгированную упаковку. Со второго раза получилось и Стив, выудив скользкий кружок латекса, неловко раскатал его по члену, старательно придерживаясь инструкции.
Убедившись, что не задавит Тони своим весом, Стив приставил головку к открытому припухшему входу и стал давить, проталкивая головку. Он чудом удержался от ругани, когда не вошел так легко, как думал. Будто и не было подготовки, таким Старк показался тесным.
На Тони вмиг накатила паника: он казался себе слишком узким, недостаточно подготовленным для такого большого, как у Стива, ему больно, туго и конечно, он сейчас порвется…
Стив над ним - огромный как скала, сильный, властный, удерживал не руками, но тяжелым взглядом, - вот головка уже протолкнулась через кольцо мышц, - Тони практически насажен, никуда не денется теперь…
Старк впился неровно обкусанными ногтями Стиву в плечи, зажался внизу, что было сил. Роджерс поморщился, но давить членом не перестал, проталкиваясь через судорожно сжимающиеся стенки. Тони заскреб ногтями по коже, расцарапывая, бормоча литанию из ругательств и «Стив, погоди, не надо больше, я передумал, ты слишком крупный, не вздумай резко выходить, хуже сделаешь, я стараюсь, Стив, дай мне минуточку расслабиться, остановись, Стив!» - пока не осознал, что Роджерс замер над ним, частично в нем, не двигаясь, и только длинно вдыхает и выдыхает в потную шею, удерживая себя от движений.
Самоконтроль у Роджерса был воистину нечеловеческим. Ему-то наверняка было хорошо сейчас – не у него же все внизу распирает и пульсирует. Пользуясь передышкой, Тони часто и мелко сжимался, привыкая к чувству вторжения. Он хотел совсем сняться с члена и выбраться из-под Роджерса, но и хотел скорее расслабиться и принять его в себя – Стиву ведь так хочется, у него первый раз. Обхватив Роджерса за крепкую шею, Тони чуть-чуть подмахнул бедрами, насаживаясь на какие-то жалкие полдюйма твердой обжигающей плоти.
Стив поймал движение, толкнулся сам, раскрывая Тони членом, как и хотел – сильнее и глубже, чем мог пальцами. Старк под ним царапался, кусал израненные губы, болезненно жмурился и ругался, одновременно сжимая нежным и гладким там, внизу, и от этого контраста Стива вело.
- Как ты, Тони?
«Больно, очень объемно, горячо».
- Нор-мально.
- Не нормально, - тихо ответил Стив, больше не двигая бедрами. – Тебя трясет, и ты так сильно сжимаешься, что мне самому больно, а я не хочу тебя повредить. Не бойся, Тони, все уже случилось, и я буду ждать, сколько тебе понадобится.
Все уже случилось. Тони распахнул глаза, вглядываясь в лицо Стива. Горящее румянцем, потрясенное и чуточку обеспокоенное. Опустив руку между ними, Тони потрогал себя под мошонкой, запутался пальцами в жестких волосках на лобке Роджерса – тот въехал в него по самое основание, плотно прижавшись бедрами к задранной заднице. Не сдержался, загнал полностью.
- Он весь вошел, - теряя самообладание, Стив пошло слизнул капельку пота, стекавшую по щеке мимо рта. – Так хорошо в тебе, Тони. Я никогда… - смутился, осекся и ткнулся лбом Тони в плечо.
«Ну конечно, ты никогда, - ошарашенно подумал Старк, опуская ладонь Стиву на стриженный затылок. – Никогда и ни с кем. Правильный мальчик из Бруклина, берег себя для единственной целый век. Для кого, спрашивается, сберегся?»
Так он и замерли на какое-то время, сцепившись в одно единое, - вспотевшие, дрожащие, неделимые. А потом Стив дождался от Тони хлопка по лопатке и двинулся в нем.
Стив задвигался с размеренностью метронома и силой сваезабивочной машины. Тони давно бы съехал к изголовью, не придерживай его Стив за плечи.
Мир сузился по бокам и Тони видел перед собой только потрясенное, красивое лицо Стива, его сжатые губы, складку между нахмуренных бровей, глаза – голубые, неидеальные, потому как с зеленцой. И этими неидеальными глазами Стив впился в его лицо, смотрел, как Тони выгибается в удовольствии на его члене, как ему нравится быть взятым – и вместе это стало почти невыносимым. Стало казаться, что между ними продолжается бой и только теперь каждый яростный удар приходится не щитом в грудь, а твердым членом в нежное пульсирующее нутро и Стив готов сладко-болезненно наказывать его, пока с обоими не случится маленькая смерть.
Кажется, Старк кричал, подходя к краю. Кажется, потому, как он совершено точно надрывал горло, вопя, но себя не слышал. Зато слышал над собой и сорванное дыхание Роджерса и наконец, его гортанные вскрики, плавно сошедшие в протяжные удовлетворенные стоны. Роджерс толкнулся еще дважды, вдвигаясь через сжимающие стенки, пока давление вокруг члена не заставили его кончить, выплеснув сперму в презерватив.
Мышцы рук и ног подрагивали, как после изнурительной тренировки. Тони тяжело дышал, слабо сжимаясь внутри вокруг не опавшего члена. Насилу просунув руку между собой и Стивом, он растер вязкую влагу по члену. Ритмичное давление на простату сделало свое черное дело – он умудрился кончить от одной ее стимуляции, не коснувшись себя, излив сперму зажатым между животами членом.
В полуобмороке отвечая на благодарные поцелуи, Тони не сразу понял, что не только засосал Стива, но и запихнул язык ему в рот и, судя по тому, с каким пылом Стив играл с его языком в ответ, Роджерсу это очень понравилось.
Совсем взрослым стал мальчик из Бруклина.
Черт, он же не заплакал во время поцелуя. Нет, конечно, нет. Просто глаза пощипывало от пота, и ресницы слиплись от него же. Откуда взяться слезам? Он чертов плейбой, его женщинами можно населить небольшой городок. У него всего лишь случился второй первый раз.
- Тони?
- Молчи, Стив, просто молчи, ты ничего не видел.
Стив еще раз поцеловал его, мокро и лениво, и выскользнул из него, чтобы встать и избавиться от презерватива, полного спермы до угрозы лопнуть. Вернувшись, Стив подтянул Тони к себе, обнимая, не заботясь, что сперма с живота Старка останется на нем, а может даже склеит.
Пот на теле начал остывать, а Тони соответственно, ежиться от прохлады. Он был мокрым как снаружи, так и изнутри, и из него по капле вытекал щедро залитый любрикант. Хотелось свернуться калачиком и уснуть до следующего лета.
«Шутки про замшелую невинность больше не актуальны» - успел подумать Старк, опуская налитые свинцом веки. Вроде бы он еще чувствовал обтирания мягким полотенцем и то, как его накрывали одеялом, но слишком крепко придремал, чтобы просыпаться.
***
Наутро Тони был невыносим даже по собственным меркам. Выгнал Стива из постели спозаранку (а нечего самому вставать ни свет, ни заря, и по второму кругу приставать с непристойностями к сонному человеку). Спуститься до кухни оказалось непосильной задачей и, чтобы проснуться, Тони заказал Пятнице кофе в постель. Имел полное право – задница болела, бедра пестрели мелкими синяками, колени были как ватные. Кэп большой мальчик, куда ни глянь.
Дубина принес из мастерской чашку с засохшими потеками кофе, а Пятница отрапортовала, что капитан и сержант дислоцируются на кухне, готовя завтрак. Стеная и злясь на себя, что рано прогнал Стива, тот мог бы помочь дойти до душа, Тони по стенке добрался до душевой комнаты и забрался в душевую кабинку.
На сонное тело обрушился поток теплой воды. Поморщившись от тянущей боли, Старк провел ладонью там, где ныло. Между ягодиц было скользко, но не от спермы. Тони помахал пальцами перед носом и ощутил слабый запах трав. Щеки вспыхнули: Стив смазал его заживляющей мазью, когда он отрубился.
Истратив на душ минут пятнадцать, еще пять Тони провел, придирчиво рассматривая себя: шея и плечи багровели засосами, плюс всего пяток мелких синяков на бедрах – легко отделался, можно сказать. На раковине его ждал початый бело-зеленый тюбик с мазью. Старк повертел его в руках и положил на место. Он пока был не готов даже сам себя трогать там. Он, по-хорошему, нуждался в паре дней, чтобы уложить случившееся в голове, спросить себя и решить, готов ли повторить.
Своей очереди ждал Джеймс Барнс. Под тонким слоем человечности из частично вернувшихся воспоминаний, самосознания и контроля, спал до поры до времени Зимний Солдат. И Барнс четко дал понять, что из-за Солдата «снизу» не будет. Что делать с двуликим? Просить Стива подержать над ними свечку?
Тони поскреб щетину и отмахнулся от неприятных мыслей. Еще будет время поразмыслить, а пока приятно утомленный организм просигнализировал, что голоден, как волк.
Найдя на полу вчерашние штаны и выудив из платяного шкафа футболку, Старк одеваясь на ходу, поплелся в сторону кухни, собираясь поискать холодные остатки вчерашней пиццы, да хоть бы и с ананасами.
На кухне царил Стив, заканчивая с готовкой. Барнс сухо кивнул, жуя, утер непристойно яркие губы от масла с поджаренных на сковороде тостов. Поздоровался с Тони и просканировал Старка испытующим взглядом на предмет повреждений после первой бурной ночи с суперсолдатом.
На стуле, предназначенном для себя, Тони с негодованием обнаружил мягкую подушку с дивана в гостиной. Закатив глаза, он спихнул ее на пол, сел. Охнул и тут же зажал себе рот под парой взоров с другой стороны стола. Взволнованного и виноватого.
- Да ладно, еще причитать тут надо мной начните. Подумаешь, зад болит – пройдет.
Стив поставил перед ним большую чашку кофе, от которого пахло корицей. Тони уставился на кружку, припоминая, зачем она ему и что в ней налито. Потом обхватил обеим руками и сделал из нее большой глоток. Кофеин начал всасываться в стенки желудка, откуда по кровеносным сосудам домчал до мозга, давая энергию для полного пробуждения.
К кофе Старк получил тарелку с пышным омлетом и тосты. Баки придвинул к нему банку с джемом. Только съев кусочек, Тони понял, как на самом деле проголодался, так что и омлет и тосты пошли на ура. Стив с довольной улыбкой положил ему на тарелку добавки. Вообще он был непривычно внимательным и предупредительным, но спасибо небесам, молчаливым.
Слава богу, Стиву в голову не пришла идея после всего сюсюкать с ним и называть дурацкими ласкательными прозвищами – Тони бы в один миг упаковался в броню и покинул территорию Штатов, или организовал самому кэпу ностальгическую экскурсию в Арктику - остудить пыл. По настроению.
К слову о настроении, кэп сиял, как новенький доллар. Барнс поглядывал на него с доброй насмешкой, но от комментариев в присутствии Тони воздерживался.
Доев омлет до крошки, Тони нацелился переместить тарелку поближе к раковине. Не то чтобы комплектация кухни не предусматривала посудомоечной машины, но Роджерс по старинке любил мыть посуду в раковине, по локти в мыльной воде. Чтобы передать пустую тарелку, Тони даже привстал… и сел обратно. Чертовы ноги все еще подрагивали в коленках, и собственная слабость начала раздражать.
Барнс молча взял тарелку со стола, поставил поверх своей и отдал их Стиву. Тот принял и отвернулся к раковине, чуть заметно притоптывая в такт крутящейся в голове песне.
После сытного завтрака Тони снялся со стула и откочевал обратно в спальню. Он выспался в достаточной мере, но не чувствовал в себе готовности вернуться в мастерскую, чтобы провести в ней ближайшие полусуток или больше. Вместо этого он провел время за разбором электронной почты, отвечая на приглашения, принимая уведомления, передавая указания. Не уработался как обычно, но вроде и день не совсем зря прожил.
Старк был признателен, что вечером никто не постучал в дверь его спальни с вопросом «Не прогонишь?». Он сам попросил Пятницу озвучить режим «не беспокоить», но с парней могло статься и проигнорировать.
Тони не утопал в жалости по себе и не скорбел по утраченной мужественности. У Старка просто побаливал зад и он хотел поспать без того, чтобы в него ночью или поутру что-нибудь запихнули. Учитывая темперамент Стива и то, что один раз он уже «прокатил» Баки с близостью, опасения имели место быть.
***
На третий день Тони с удовлетворением отметил, что практически пришел в норму. Синяки посветлели, мышцы больше не тянуло, и пятая точка перестала напоминать о себе. Старк снова был готов к постельным экспериментам, пусть и побаивался немножко. Стив был с ним ласковым, хоть и властным партнером. Барнс с его любовью к укусам и контролируемой асфиксии, обещал незабываемый опыт жесткого секса.
Сам Барнс, что удивительно, все это время не домогался Старка от слова «совсем». Хотя мог бы. Даже должен. Семьдесят с лишком лет целибата!
Тони ждал, обманывался в ожиданиях, и от того медленно раздражался и искал, на чем бы сорваться. И нашел.
Если Стив придерживался стиля а-ля дровосек американо, то Барнс не мог отпустить от себя войну и Гидру. И все еще одевался так, словно готов был в любой момент дать деру, взяв с собой то, что есть у него в карманах, и с линялым рюкзаком с одной оторванной лямкой в руке. Когда Барнс в очередной раз продефилировал мимо него в своем прикиде бездомного, терпение Тони лопнуло.
Стив предпочитал одежду, эхом отдававшуюся с модой 40-х. Но и ему удалось привить немного вкуса. Хотя бы в плане цветных свитеров и легких брюк. Тогда как Барнс в магазины был не ходок и Тони, частично чтобы позлить, частично от отчаяния, взял и оформил через Пятницу заказ на пару комплектов одежды. Штаны под «камуфляж», рубашки песочного цвета и цвета хаки. Темно-фиолетовую толстовку с капюшоном, но без принта – как реверанс в сторону нынешних предпочтений Барнса.
Заказ был сделан и отправлен часа в три ночи. Через шесть часов все заказы из магазинов прибыли. Тони не опустился до того чтобы втихаря распихать шмотки по полкам в шкафу, и Дубина в два захода отвез и сгрузил коробки и пакеты под дверь спальни Барнса. Чуть погодя Стив пронесся по трем жилым этажам башни. Всего по трем, но заглянув во все комнаты, в поисках Тони.
Сам Старк в это время сидел на кухне. Устроившись на барном стуле и закинув ноги на край стола, пока никто не видит, он ложкой ел мороженое вместо попкорна.
Зрелище ищущего его кэпа забавляло. Неужели он думает, что кроме треугольника мастерская-спальня-кухня Тони и податься некуда? Была гостиная. Спортзал. Веранда. Крыша башни, если на то пошло. Восемь гостевых комнат, минус те, где дрыхли Барнс и Роджерс.
Т.е. при желании Тони мог прятаться на жилых этажах с неделю, без перерывов на еду и сон. А если присовокупить промышленные этажи, и гараж – то и пару месяцев.
Глубокая пиала с фисташковым мороженым и карамельным сиропом опустела раньше, чем Стив догадался спуститься в мастерскую. Конечно, Пятница могла помочь в поисках, и Роджерс стопроцентно к ней обращался, но Тони загодя запретил ей разглашать информацию о его местонахождении.
Бросив пиалу в раковину, Тони направился к выходу из кухни. Одновременно с этим порог переступил Барнс. Босоногий, в старых джинсах, зато в новой толстовке, надетой на голое тело.
- Обновка? – ненатурально удивленно спросил Тони, отмечая, что едва-едва угадал с размером. Барнс был широк в плечах – не так, как Стив, но все же шире, чем сам Старк. Ветровка не натягивалась на его плечах, зато обрисовывала рельефную грудь. Кто-то, кто не являлся Старком, мог подхватить не один комплекс, но Тони не раз убедился, что два образчика физического человеческого совершенства хотят его таким, каким он им достался.
- Мне нравится, - уронил Барнс в качестве признательности и, не теряя времени, прижал Тони к стене. Черт, сейчас только утро и Стив потерянно рыщет по этажам, может их застукать! Правильная мысль ничуть не помогла.
- Пятница, прекратить запись с камер, - успел приказать ей Старк, пока ловкие пальцы возились с ширинкой. Тони запрокинул голову, когда эти же пальцы скользнули под резинку белья и накрыли член. Барнс прихватил зубами подставленную шею, и Старка пробрало дрожью. Баки не прекращал слабо покусывать его и лизать укусы, пока Тони вцепился пальцами, комкая ткань новенькой ветровки, и рвано толкался бедрами в его руку.
Барнс теснее прижал Тони к себе, заглядывая в лицо, и не замедлил движения кулака, пока он кончал, и потом не отстранился, лениво растирая остывающую сперму по всей длине члена.
***
Стив нашел Старка к обеду, вернее, выманил из укрытия вкусными запахами готовящейся еды. Поставил перед ним тарелку с легким куриным супом и овощами и сдержанно поблагодарил за помощь. Немного испортил впечатление попытками вернуть часть потраченных денег, но Старк стоял намертво, отказываясь озвучить сумму затрат.
Баки не благодарил больше, но довольно расхаживал в одних штанах «карго» камуфляжной расцветки, с множеством карманов и лучшим для него было не узнать, сколько такие стоят. Тони заказал две пары «сезонных» оттенков, строго-настрого запретив Пятнице называть расценки.
Остаток дня Тони провел в мастерской, неторопливо устраняя неисправности в паре репульсорных сапог и составляя расписание на несколько дней вперед. Раньше расписанием занималась Пеппер, она же и зорко следила, чтобы Старк не слишком отклонялся от него и пореже опаздывал на встречи. Теперь же Тони помогала Пятница, а пинки он себе отвешивал сам.
Хватаясь за поясницу, которая нещадно ныла от долгого неудобного положения – сгорбившись над столом, – Тони добрел от мастерской до спальни. Наскоро принял душ и завалился в постель. Сил не было даже натянуть на бренное тело теплое одеяло, укрыл краешком ноги до коленок и хорошо, можно отрубаться, не боясь, что во сне ступни сведет.
Тони мог поклясться, что дверь не открывалась, и по полу не ступали чужие ноги, но постель прогнулась с одного края. Слишком сонный, чтобы реагировать на вторжение, он продолжал лежать, пока кто-то сноровисто выпростал из-под него одеяло, укрыл от шеи до пят, и забрался следом. Кто-то голый и пахнущий сигаретами.
- Бак, я устал… - едва шевеля языком, признался Тони. - … Не смогу сегодня, не обессудь…
- Ничего, ничего, - Барнс сзади ткнулся губами в загривок и с намеком провел тяжелой рукой по бедру Старка. Тони вздохнул сокрушенно, но согнул ногу в колене, давая доступ. Раз Барнсу так невтерпеж, мог и на часок раньше прийти, а сейчас пусть все сам делает.
Чуть шероховатые пальцы огладил линию поясницы, скользнули к ложбинке, и замерли так. Затем горячая сухая ладонь еще раз огладила бедро, скользнула повыше и остановилась на животе.
Барнс притерся всем телом, устроил живую, чувствующую ладонь на животе Тони, уткнулся носом в затылок и на полном серьезе умиротворенно засопел. Крепкий стояк, упирающийся Старку в зад, его будто не беспокоил.
«Это какой-то новый уровень динамо», - успел подумать Тони, и усталость смежила ему веки.
***
Прошло еще дней десять, но к самому Старку с предложением уединиться, Барнс так и не подошел.
Роджерс кружил вокруг с неловкой заботой, но не настаивал на повторении.
На второй неделе совместных ночевок без продолжения, Тони психанул и выделил ночь для реализации заброшенных проектов – благо, отоспался на месяц вперед. Пятница, следуя пожеланиям и имеющимся наработкам, пятый час конструировала броню для полетов в открытый космос. Полет в мир читаури указал Тони, что ему есть куда стремиться в улучшении брони.
Старк немного разгреб хлам в мастерской и обнаружил под ним любимую продавленную кушетку, потерянную в прошлом месяце. Старая, поцарапанная, она давно приняла форму под спину и задницу своего хозяина.
Тони самолично доволок кушетку поближе к рабочим столам, чтобы если заработаться, далеко от них не отходить и спать тут же.
Умница Пятница подала беззвучный, но заметный сигнал на центральный монитор, сигнализируя, что мастерскую посетил гость. Гость, у которого не было кода доступа, но которого такие мелочи никогда не останавливали.
Перехватив очередной тяжелый взгляд из темноты за спиной, Тони вызверился:
- Сколько еще ты будешь молча таращиться, неодобрительно поджимать губки и отворачиваться? Не целкой я не интересен больше?
Он прекрасно знал, кого и на что провоцирует и хотел этого. Это как дергать тигра за усы. Как впервые тестировать летные качества недоделанной брони. И то, и то, грозило последствиями, но адреналин в крови зашкаливал.
Барнс поднялся с продавленной кушетки (Тони спал на ней годами, отказываясь менять из-за удобства) и надвинулся, неотвратимый и смертельный, как девятый вал.
Не уверенный, кто идет по его больную душу, Барнс или же Солдат, Тони развернулся лицом, пряча в ладони отвертку. Замаскированная под часы, перчатка на левой руке могла быть активирована в любой момент. Мощность оглушающей волны Тони проверил на Солдате еще с полгода назад.
Барнс замедлился в двух шагах от Старка, медленно, стараясь не напугать, протянул к нему обе руки и сгреб в сокрушительное объятие, стиснул из всех нерастраченных сил. Тони стало трудно дышать.
- Ты не думай, что с мужиками не очень-то умею… Я читал и смотрел в Интернете всякое. Столько было придумано за целый век! Столько таких новых штучек хочу с тобой сделать. Всю голову сломал, не мог решить, что хочу попробовать сильнее и как хоть десятую долю успеть за один раз.
«Почему же за один? – хотел уточнить Старк, и не смог: рот оказался занят языком Джеймса. Не давая приноровиться, он вталкивая язык, словно трахал им. Такой бодрый старт подтверждал опасения Тони на счет чисто символической прелюдии. Жадно целуя, Барнс не терял времени даром, сдирая одежду с Тони. Последний успел порадоваться, что пришел сегодня в застиранных, потерявших начальный цвет джинсах и вытянутой майке, хотя, конечно, выглядел он в них далеко не как миллиардер и плейбой.
Впрочем, Барнса как раз и не волновало, был ли Старк запакован в неприлично дорогой костюм или шмотки, словно выуженные со дна мусорного бака. Обнаженное, горячее тело под слоями одежды – вот что его интересовало.
- Не могу, - проскрипел Барнс, толкая Старка к рабочему столу.
- Мм? – только и смог промычать Тони, едва успев выставить локти, чтобы не налететь спиной на металлический край столешницы. Барнс играючи забрал у него отвертку и выкинул подальше.
- Не могу быть как Стив, нежным, терпеливым, хочу тебя, Тони, не могу дольше ждать.
«Потому и не стал настаивать, чтобы быть первым», - сказал себе Тони, пока Барнс двумя пальцами раздирал невовремя заевшую молнию на его джинах. Такой напор кого угодно мог напугать. Кроме Старка. Тони уже говорил про адреналин? В мастерской бесперебойно работали кондиционеры, но Тони казалось, что ему жарко. Сердце часто билось в груди. Член начал вставать еще во время голодных, кусачих поцелуев и сейчас, когда молния поддалась, не стесненных ничем, он ткнулся в ладонь Барнса, когда тот запустил руку Тони в штаны. В лучших традициях порно на Старке не было трусов. Лучше бы Барнса сорвало вчера: вчера, чисто для смеха, были стринги.
Резко прекратив пытаться выпрыгнуть из одежды, Барнс бережно вынул член Тони, постаравшись не задеть нежной плотью края металлических зубчиков, обхватил ладонью и пару раз провел от яиц до головки, то ли наслаждаясь, то ли приноравливаясь.
Когда Старку началось казаться, что Барнс выжмет из него оргазм, не отходя от стола, заваленного рабочими деталями, Джеймс отпустил. Тяжело дыша, Тони отлип от столешницы, вставая на подгибающиеся ногах, когда Барнс подхватил его под задницу, легко поднял и отнес к кушетке. Усадил, суетливо стащил мешающиеся джинсы, оставив совсем голым. Тони сел поудобнее, свел ноги, наблюдая, как Барнс снимает футболку, обнажая мускулистый торс. Что интересно, и у Роджерса и Барнса на груди и пониже живота практически не росли волосы. Последствие облучения, идущего в довесок к сыворотке? Выглядело аккуратно и сексуально, хотя в сороковые никто, наверное, о таком и не задумывался.
Барнс присел на корточки перед кушеткой, провел обеими руками телу Старка, пощипал соски, подрочил чуть опавший член. Тони ощущал себя особенно неловко, сидя голым перед не полностью раздевшимся Барнсом. Последний избавился только от толстовки и футболки, но оставался обутым и в маскировочных штанах, на которых грозили вылететь пуговицы, так они натянулись в паху.
- Повернись. Встань на колени. Прогнись.
Короткие команды падали тяжеловесно, как булыжники. Идея потрахаться с Барнсом без держащего над ними свечку Роджерса, нравилась Старку все меньше. Но он послушно перевернулся, вставая на колени и расставляя ноги, насколько позволяла ширина кушетки. Оперся о единственный подлокотник и прогнулся в пояснице, выставляя зад.
По которому сразу же ощутимо шлепнули. Дважды.
- Ты что творишь?! – возмутился Тони, оборачиваясь на потерявшего стыд Барнса. И тут же заткнулся и отвернулся, утыкаясь вспыхнувшим лицом в сгиб локтя, едва юркий горячий язык влажными мазками обласкал огнем горящие отпечатки пятерни. Широкие ладони сжали его бедра, чуть потянули назад, заставляя сильнее прогнуться и подставиться. По мере того, как язык Барнса смещался к… центру, Тони все сильнее поджимал ягодицы и в сотый раз думал, как докатился до такого момента. Не то, чтобы за его насыщенную сексуальную жизнь ему ни разу не делали римминг – женщины подчас попадись темпераментные и искушенные, и умудрялись удивить. Но никогда еще бархатное мокрое скольжение по расселине не сопровождалось царапаньем щетины. Никогда еще крепкие руки не притягивали поближе одним рывком, если он ненароком отстранялся.
Когда Барнс обвел языком его дырку, Старк забыл, как надо дышать. Дорвавшийся до него Барнс был увлечен процессом и ничего не стеснялся: водил языком по кругу, толкался внутрь, не жалея, цедил слюну, так что она текла вниз, к мошонке, капала на кушетку. Тони поймал себя на том, что качает бедрами, то подставляясь под неутомимый язык, то трахает возбужденным членом прохладный воздух. Он попытался облегчить томление, подрочив себе, но Барнс был начеку и снова шлепнул Старка по заднице.
Тони охнул, когда, сменив нежный язык, в его отверстие начали входить пальцы. Он как смог, расслабился, кусая губы, думая, что не достаточно опытен, чтобы так быстро и без нормального любриканта.
- Постой, смазку возьми, пакетик у меня в кар… агх, - Тони сбился, почти зажался, но кольцо мышц поддалось вторжению, два пальца раскрыли его, вызвав волну мурашек вверх по позвоночнику. И немного боли, да.
- Тугой, - так же коротко, как приказывал, обронил Баки. – Очень тугой.
- Роджерс ко мне две недели не подходил, вздохнуть надо мной боялся, - укорил Тони, по мизерному опыту зная, что если начнет насаживаться сам, станет легче. Едва он подался назад, впуская пальцы до костяшек, Барнс привстал, прижал его задницей к бедру, перехватив под животом, зафиксировал, и начал вгонять пальцы быстрее и глубже. По слюне пальцы скользили не то, чтобы очень, но Тони был благодарен и за малые милости: хоть какая-то смазка. И Барнс держит его крепко, не давая метаться, навредить себе случайно.

URL
Комментарии
2017-05-28 в 19:51 

byaka13
- Еще один, Тони, ладно? Расслабься.

Самая нежная фраза от Барнса с начала подготовки, и, видимо, итоговая. Минута-другая и он вставит. И вряд ли будет, как Стив, толкаться по миллиметру, постоянно останавливаясь, давая привыкнуть и переспрашивая, не больно ли. Возьмет и натянет. От этой, как и от всякой плохой мысли в желудке расцвел горячий ком. У Старка затряслись руки, на которые он все это время опирался и, отчего-то, колени.

Барнс отчетливо сплюнул в ладонь, растер слюну Старку между ягодиц, еще раз сплюнул – на пальцы и надавил ими на мягкую, раздразненную языком дырку. Вот так сурово, по-походному. Можно закрыть глаза и представить что они в сороковых, когда за связь с партнером своего пола можно угодить в тюрьму. О смазке никто слыхом не слыхивал, да и вазелин не у всех был. Война, нехватка элементарных медикаментов. Попробуй выпросить баночку во время длинного, в пару месяцев, перехода. Но сержанту Барнсу так хочется, так невыносимо хочется… И все происходит так: быстро, неаккуратно, по слюне.

Тони вынырнул из бессвязной фантазии, когда Барнс за его спиной сместился, перехватил за бедра обеими руками и начал толкаться уже не пальцами. Баки оперся коленом о кушетку, перенес вес и одним слитным движением вдвинулся до половины, вырвав у Старка крик испуга, дискомфорта и почти истеричного восторга. Он справился. Стива он принимал тяжело, очень медленно, не мог никак расслабиться. А сейчас, вылизанный, размякший, пойманный врасплох, опомнился, когда все самое страшное осталось позади.
Все еще больно, как же без этого. Член Барнса распирал изнутри и жутко даже подумать, что будет, когда он войдет на всю длину. Но и облегчение было тоже. Мышцы расслаблялись, привыкая к вторжению. Тони думал о том, как хорошо ему станет, когда Баки дотянется до простаты – когда он был под Стивом, то орал.

Барнс оправдал все ожидания, вторым нетерпеливым толчком раскрывая сильнее и утыкаясь головкой в маленькую, чувствительную железу. Тони выгнулся, без слов демонстрируя, что готов терпеть грубые толчки, если все они будут бить в цель.

Тони упал на локти и ухватил себя за член, быстро дроча и подходя к краю. Он чувствовал, как внутри спазматически сжимается на члене раз, другой…

Барнс, сука такая, вынул, оставив Тони неприятно раскрытым, с ноющим членом и не дав кончить, перевернул того на спину. Мокрая спина тут же прилипла к обивке, головой Тони неудобно прижался к высокому подлокотнику, его лодыжки были слишком сильно сжаты стальной хваткой, но вид Барнса над ним заставил притормозить с бранью. Джеймс в кои-то веки вспотел. Серьезно, обычно он жаловался на фантомный холод, кутался в слои одежды, часами тягал железо в тренажерном зале, добиваясь испарины, а сейчас пот выступил у него на лбу, так что липли волосы, над верхней губой, тек по рельефной груди. Тони не льстил себе, думая, что так завел Барнса. Скорее Барнс из последних сил сдерживался, чтобы не втрахать его грубо в старенькую кушетку.

- Хочу все видеть.

Вдвинул вновь, и ритмично задвигал бедрами, все ускоряясь. Несчастная кушетка сдвинулась с места, грянулась о стену и теперь билась скошенной спинкой на каждом толчке. Тони честно держался с полминуты, и готов был попросить пощады, когда скалящийся Барнс над ним сам замедлился. Ритм дыхания изменился, и Джеймс поморщился, словно от головной боли. Старк и глазом моргнуть не успел, как Барнс наклонился, подхватил его под мокрую от пота поясницу, вздергивая с кушетки. Рывком повернулся, не снимая Тони с члена, и вот теперь он лежит на спине, а Старк сидит на его бедрах.

Старк задохнулся, когда длинный член распер его задницу, протолкнувшись до упора. Инстинктивно он изо всех сил стиснул коленями чужие бока, вцепился в накаченную грудь, сохраняя равновесие, поймал взгляд льдисто-серых глаз и выгнулся, насаженный на член Зимнего Солдата.

Пару секунд никто не шевелился. Тони заново привыкал к размеру в новой позиции, дрожал от шока, а Солдат поочередно осознавал, где он, с кем, что с ним происходит. Наконец, взгляд Зимнего сфокусировался на лице Тони. Без проблеска узнавания.

Не обращая внимания на Старка, насаженного как бабочка на довольно толстую иголку, Зимний поднял левую руку, сжал и разжал пальцы, проверяя функциональность протеза. Внешний осмотр, очевидно, удовлетворил, так как Солдат переключился. Слабое выражение растерянности на его лице сменило удивление, удивление сменила похоть.

- Функциональность восстановлена.

- Я так рад за тебя, - просипел Старк, пытаясь приноровиться к ощущениям. Член внутри него и не думал опадать.

- Ты техник, - сообщил Солдат, словно для самого Тони это могло быть тайной. Оглядел снизу вверх и его будто осенило. – Задание прошло с отличием. Ты мое поощрение.

- ???

Солдат вдумчиво, знакомясь, прощупал живот и бедра Старка железной рукой. Следом скользнул рукой Тони между ягодиц, нащупывая, где его член до мошонки был погружен в тело Старка, убеждаясь, что Тони весь его, и никуда так просто не денется. И поддал сильными бедрами вверх, не спрашивая, готов ли Старк, нравится ли ему. Он сразу взял предельный для нормального человека темп, вбиваясь глубоко и сильно. На каждом чертовом толчке Тони так подбрасывало, что он несколько раз чуть ли не снимался с члена.

Ослабшие руки начали соскальзывать с мокрой от пота груди. Тони неоткуда было взять точку опоры, и он опустил руки на широкие плечи Солдата. Издав недовольное рычание, Зимний перехватил его руки за запястья и стиснул, не позволяя касаться себя. И при всем том не забывая двигать бедрами.

Солдат удовлетворялся им, ничего не делая для его удобства, не говоря про удовольствие.

Тони никак не мог контролировать процесс, пусть технически находился сверху. Солдат удерживал его, вел, будучи снизу, таранил не теряющим твердость членом. Оставленный без толики внимания, покрасневший от притока крови, член Старка безуспешно пытался излиться, подрагивая на животе Солдата. Солдат пялился на член, изредка облизывая губы, решился, обхватил его живой рукой, поглаживая. Тони отозвался благодарным стоном, которой был задавлен в глотке, когда металлическая ладонь обернулась вокруг его горла. В глазах начало темнеть, и Тони сильно зажался. Будь проклят Солдат-Барнс с их маленькими общими фетишами, и будь проклят он сам, раз ему такое нравится.

Зимний и не подумал замедлиться, все так же поддавая тазом, чтобы Тони давился криками. Он намертво прихватил Солдата за живую руку, опасаясь, что на таких скачках может шею себе сломать, а Солдат и не заметит.

- Я ведь сдохну на тебе, да?

Понял ли Солдат, что его партнер долго не протянет при таком обращении, но протез убрал, прижав ладонь к животу Старка. И он все еще надрачивал ему, смотря в глаза, черт бы побрал их с Роджерсом супер концентрацию.

Старк сдвинулся вбок, оперся о спинку кушетки, не рискуя больше хватать Солдата за плечи, и, сотрясаясь от толчков, склонился и мазнул пересохшими губами по приоткрытому рту. Солдат сбился с ритма, замедлился, растерянно облизывая губы, будто пробуя поцелуй на вкус, и голову Старка прошила мозгодробительная мысль, что за долгий период существования (жизнью такое не назовешь) Зимнего не баловали поцелуями. Им вообще не было места.

Зимний дал Тони передышку, перестав вколачиваться, как одержимый. Старк перевел дух, лениво поглаживая потерявший твердость член, но убрал руку, когда Солдат очнулся, протянул к нему свою, крепко обхватил. Тони выдохнул через нос и сам двинул бедрами, толкаясь в кулак. Зимний неотрывно таращился на то, как в сжатых в кольцо пальцах показывается влажная головка, словно новое зрелище его заворожило.

- Поощрение подобного рода мне раньше не полагалось. Дестабилизация разрешалась гормональными инъекциями. Стив – хороший куратор. Хочу…

От того, кто десятилетиями был бесправным, бессловесным оружием, услышать слово «хочу» - гигантский шаг. Видя, как Солдат «подвисает» от несоответствия внутренних желаний узким целям программ-триггеров, Тони несильно похлопал того по груди, привлекая к себе внимание.

- Эй, парень, чего ты там хотел, м?

- Больше поощрений, - выдавил Солдат.

Он поднял руку, которой дрочил, и мазнул Тони по губам, надавил, без слов требуя открыть рот. Старк открыл и теплые пальцы со вкусом металла и соли погладили язык. Солдат снова облизнулся, втолкнул пальцы поглубже и Тони позволил, только туже обхватил ртом, всосал. Зимний зашипел, начав дрочить Старку левой, не давая эрекции опасть. Тони быстро приближался к оргазму, но по Солдату трудно было сказать, насколько он близок к тому, чтобы кончить. Возобновлять движение он, вроде, не собирался, чего-то выжидая.
Тони рискнул сам приподняться и медленно скользнуть вниз. Поднялся – опустился, еще раз и еще. Солдат довольно оскалился и на очередном «вниз», поддал вверх бедрами, начиная размеренно трахать Старка членом в задницу, и пальцами в рот. Тони не льстил себе, думая, что с Барнсом сможет кончить только от стимуляции простаты и возобновил движения ладони на члене. В паху начал закручиваться горячий узел. Он застонал вокруг распиравших рот пальцев, из последних сил ускорился, двигая тазом, насаживаясь быстрее, водя кулаком по болезненно стоящему члену. Солдат не сводил глаз с Тони, пока тот содрогаясь, кончал, запрокинув голову и глухо выстанывая. В оргазме Старк сильно укусил Солдата за пальцы, но тот даже не поморщился, отвлеченный тем, как он сильно сжимался на члене. Опустошенный, Тони упал на грудь Зимнего, мокрую от спермы и их общего пота.
Выждав, пока Тони затихнет, Солдат ухватил Старка под задницу и без напряга поднял на члене, опустил. Тони недовольно хныкнул: после сильного оргазма, по чувствительному нутру все ощущалось неприятно. Солдату такое не волновало: он хотел кончить тоже, вот и крутил Старка на своем члене, как хотел, быстро и глубоко всаживая до конца.

В отместку Тони вонзил короткие ногти Зимнему в грудь, искреннее желая расцарапать в кровь. Солдата выгнуло на кушетке, так он сам мог скинуть с себя Тони, если бы не удерживал за бедра, впиваясь до синяков. Стиснув зубы, чтобы не шуметь, Зимний издал несколько глухих стонов и расслабился на кушетке. Тони еще крупно вздрагивал, отходя от своего оргазма, пока не понял, что так Солдат переживает свой. И кончает в него.

URL
2017-05-28 в 19:51 

byaka13
- Еще один, Тони, ладно? Расслабься.

Самая нежная фраза от Барнса с начала подготовки, и, видимо, итоговая. Минута-другая и он вставит. И вряд ли будет, как Стив, толкаться по миллиметру, постоянно останавливаясь, давая привыкнуть и переспрашивая, не больно ли. Возьмет и натянет. От этой, как и от всякой плохой мысли в желудке расцвел горячий ком. У Старка затряслись руки, на которые он все это время опирался и, отчего-то, колени.

Барнс отчетливо сплюнул в ладонь, растер слюну Старку между ягодиц, еще раз сплюнул – на пальцы и надавил ими на мягкую, раздразненную языком дырку. Вот так сурово, по-походному. Можно закрыть глаза и представить что они в сороковых, когда за связь с партнером своего пола можно угодить в тюрьму. О смазке никто слыхом не слыхивал, да и вазелин не у всех был. Война, нехватка элементарных медикаментов. Попробуй выпросить баночку во время длинного, в пару месяцев, перехода. Но сержанту Барнсу так хочется, так невыносимо хочется… И все происходит так: быстро, неаккуратно, по слюне.

Тони вынырнул из бессвязной фантазии, когда Барнс за его спиной сместился, перехватил за бедра обеими руками и начал толкаться уже не пальцами. Баки оперся коленом о кушетку, перенес вес и одним слитным движением вдвинулся до половины, вырвав у Старка крик испуга, дискомфорта и почти истеричного восторга. Он справился. Стива он принимал тяжело, очень медленно, не мог никак расслабиться. А сейчас, вылизанный, размякший, пойманный врасплох, опомнился, когда все самое страшное осталось позади.
Все еще больно, как же без этого. Член Барнса распирал изнутри и жутко даже подумать, что будет, когда он войдет на всю длину. Но и облегчение было тоже. Мышцы расслаблялись, привыкая к вторжению. Тони думал о том, как хорошо ему станет, когда Баки дотянется до простаты – когда он был под Стивом, то орал.

Барнс оправдал все ожидания, вторым нетерпеливым толчком раскрывая сильнее и утыкаясь головкой в маленькую, чувствительную железу. Тони выгнулся, без слов демонстрируя, что готов терпеть грубые толчки, если все они будут бить в цель.

Тони упал на локти и ухватил себя за член, быстро дроча и подходя к краю. Он чувствовал, как внутри спазматически сжимается на члене раз, другой…

Барнс, сука такая, вынул, оставив Тони неприятно раскрытым, с ноющим членом и не дав кончить, перевернул того на спину. Мокрая спина тут же прилипла к обивке, головой Тони неудобно прижался к высокому подлокотнику, его лодыжки были слишком сильно сжаты стальной хваткой, но вид Барнса над ним заставил притормозить с бранью. Джеймс в кои-то веки вспотел. Серьезно, обычно он жаловался на фантомный холод, кутался в слои одежды, часами тягал железо в тренажерном зале, добиваясь испарины, а сейчас пот выступил у него на лбу, так что липли волосы, над верхней губой, тек по рельефной груди. Тони не льстил себе, думая, что так завел Барнса. Скорее Барнс из последних сил сдерживался, чтобы не втрахать его грубо в старенькую кушетку.

- Хочу все видеть.

Вдвинул вновь, и ритмично задвигал бедрами, все ускоряясь. Несчастная кушетка сдвинулась с места, грянулась о стену и теперь билась скошенной спинкой на каждом толчке. Тони честно держался с полминуты, и готов был попросить пощады, когда скалящийся Барнс над ним сам замедлился. Ритм дыхания изменился, и Джеймс поморщился, словно от головной боли. Старк и глазом моргнуть не успел, как Барнс наклонился, подхватил его под мокрую от пота поясницу, вздергивая с кушетки. Рывком повернулся, не снимая Тони с члена, и вот теперь он лежит на спине, а Старк сидит на его бедрах.

Старк задохнулся, когда длинный член распер его задницу, протолкнувшись до упора. Инстинктивно он изо всех сил стиснул коленями чужие бока, вцепился в накаченную грудь, сохраняя равновесие, поймал взгляд льдисто-серых глаз и выгнулся, насаженный на член Зимнего Солдата.

Пару секунд никто не шевелился. Тони заново привыкал к размеру в новой позиции, дрожал от шока, а Солдат поочередно осознавал, где он, с кем, что с ним происходит. Наконец, взгляд Зимнего сфокусировался на лице Тони. Без проблеска узнавания.

Не обращая внимания на Старка, насаженного как бабочка на довольно толстую иголку, Зимний поднял левую руку, сжал и разжал пальцы, проверяя функциональность протеза. Внешний осмотр, очевидно, удовлетворил, так как Солдат переключился. Слабое выражение растерянности на его лице сменило удивление, удивление сменила похоть.

- Функциональность восстановлена.

- Я так рад за тебя, - просипел Старк, пытаясь приноровиться к ощущениям. Член внутри него и не думал опадать.

- Ты техник, - сообщил Солдат, словно для самого Тони это могло быть тайной. Оглядел снизу вверх и его будто осенило. – Задание прошло с отличием. Ты мое поощрение.

- ???

Солдат вдумчиво, знакомясь, прощупал живот и бедра Старка железной рукой. Следом скользнул рукой Тони между ягодиц, нащупывая, где его член до мошонки был погружен в тело Старка, убеждаясь, что Тони весь его, и никуда так просто не денется. И поддал сильными бедрами вверх, не спрашивая, готов ли Старк, нравится ли ему. Он сразу взял предельный для нормального человека темп, вбиваясь глубоко и сильно. На каждом чертовом толчке Тони так подбрасывало, что он несколько раз чуть ли не снимался с члена.

Ослабшие руки начали соскальзывать с мокрой от пота груди. Тони неоткуда было взять точку опоры, и он опустил руки на широкие плечи Солдата. Издав недовольное рычание, Зимний перехватил его руки за запястья и стиснул, не позволяя касаться себя. И при всем том не забывая двигать бедрами.

Солдат удовлетворялся им, ничего не делая для его удобства, не говоря про удовольствие.

Тони никак не мог контролировать процесс, пусть технически находился сверху. Солдат удерживал его, вел, будучи снизу, таранил не теряющим твердость членом. Оставленный без толики внимания, покрасневший от притока крови, член Старка безуспешно пытался излиться, подрагивая на животе Солдата. Солдат пялился на член, изредка облизывая губы, решился, обхватил его живой рукой, поглаживая. Тони отозвался благодарным стоном, которой был задавлен в глотке, когда металлическая ладонь обернулась вокруг его горла. В глазах начало темнеть, и Тони сильно зажался. Будь проклят Солдат-Барнс с их маленькими общими фетишами, и будь проклят он сам, раз ему такое нравится.

Зимний и не подумал замедлиться, все так же поддавая тазом, чтобы Тони давился криками. Он намертво прихватил Солдата за живую руку, опасаясь, что на таких скачках может шею себе сломать, а Солдат и не заметит.

- Я ведь сдохну на тебе, да?

Понял ли Солдат, что его партнер долго не протянет при таком обращении, но протез убрал, прижав ладонь к животу Старка. И он все еще надрачивал ему, смотря в глаза, черт бы побрал их с Роджерсом супер концентрацию.

Старк сдвинулся вбок, оперся о спинку кушетки, не рискуя больше хватать Солдата за плечи, и, стрясаясь от толков, склонился и мазнул пересохшими губами по приоткрытому рту. Солдат сбился с ритма, замедлился, растерянно облизывая губы, будто пробуя поцелуй на вкус, и голову Старка прошила мозгодробительная мысль, что за долгий период существования (жизнью такое не назовешь) Зимнего не баловали поцелуями. Им вообще не было места.

Зимний дал Тони передышку, перестав вколачиваться, как одержимый. Старк перевел дух, лениво поглаживая потерявший твердость член, но убрал руку, когда Солдат очнулся, протянул к нему свою, крепко обхватил. Тони выдохнул через нос и сам двинул бедрами, толкаясь в кулак. Зимний неотрывно таращился на то, как в сжатых в кольцо пальцах показывается влажная головка, словно новое зрелище его заворожило.

- Поощрение подобного рода мне раньше не полагалось. Дестабилизация разрешалась гормональными инъекциями. Стив – хороший куратор. Хочу…

От того, кто десятилетиями был бесправным, бессловесным оружием, услышать слово «хочу» - гигантский шаг. Видя, как Солдат «подвисает» от несоответствия внутренних желаний узким целям программ-триггеров, Тони несильно похлопал того по груди, привлекая к себе внимание.

- Эй, парень, чего ты там хотел, м?

- Больше поощрений, - выдавил Солдат.

Он поднял руку, которой дрочил, и мазнул Тони по губам, надавил, без слов требуя открыть рот. Старк открыл и теплые пальцы со вкусом металла и соли погладили язык. Солдат снова облизнулся, втолкнул пальцы поглубже и Тони позволил, только туже обхватил ртом, всосал. Зимний зашипел, начав дрочить Старку левой, не давая эрекции опасть. Тони быстро приближался к оргазму, но по Солдату трудно было сказать, насколько он близок к тому, чтобы кончить. Возобновлять движение он, вроде, не собирался, чего-то выжидая.
Тони рискнул сам приподняться и медленно скользнуть вниз. Поднялся – опустился, еще раз и еще. Солдат довольно оскалился и на очередном «вниз», поддал вверх бедрами, начиная размеренно трахать Старка членом в задницу, и пальцами в рот. Тони не льстил себе, думая, что с Барнсом сможет кончить только от стимуляции простаты и возобновил движения ладони на члене. В паху начал закручиваться горячий узел. Он застонал вокруг распиравших рот пальцев, из последних сил ускорился, двигая тазом, насаживаясь быстрее, водя кулаком по болезненно стоящему члену. Солдат не сводил глаз с Тони, пока тот содрогаясь, кончал, запрокинув голову и глухо выстанывая. В оргазме Старк сильно укусил Солдата за пальцы, но тот даже не поморщился, отвлеченный тем, как он сильно сжимался на члене. Опустошенный, Тони упал на грудь Зимнего, мокрую от спермы и их общего пота.
Выждав, пока Тони затихнет, Солдат ухватил Старка под задницу и без напряга поднял на члене, опустил. Тони недовольно хныкнул: после сильного оргазма, по чувствительному нутру все ощущалось неприятно. Солдату такое не волновало: он хотел кончить тоже, вот и крутил Старка на своем члене, как хотел, быстро и глубоко всаживая до конца.

В отместку Тони вонзил короткие ногти Зимнему в грудь, искреннее желая расцарапать в кровь. Солдата выгнуло на кушетке, так он сам мог скинуть с себя Тони, если бы не удерживал за бедра, впиваясь до синяков. Стиснув зубы, чтобы не шуметь, Зимний издал несколько глухих стонов и расслабился на кушетке. Тони еще крупно вздрагивал, отходя от своего оргазма, пока не понял, что так Солдат переживает свой. И кончает в него.

URL
2017-05-28 в 20:03 

byaka13
- Ты… ты…

В ноющей заднице стало мокро. Пока Тони охреневал, не в силах подобрать слова, кроме «за каким хером» и «блядство», Солдат очухался, и поднял того, снимая с себя. Так и не опавший, член выскользнул по теплой еще сперме, и та начала щекотно вытекать. Без нежности Солдат швырнул Старка на крошечный свободный участок кушетки и пружинисто поднялся.

Самого Тони ноги не держали, он растекся по кушетке, восстанавливая дыхание, задыхаясь от усталости и потрясения. Жалея отшлепанные ягодицы, тяжело лег на бок и развел ноги, чувствуя, как между бедер все тянет и пульсирует. И вытекает, да, никаких прикрас (без приукрашиваний). Собственный член опадал, а сперма на животе начала подсыхать, стягивая кожу.

Солдат стоял в трех шагах, демонстрируя круглую задницу в сползших до лодыжек штанах. Тони оценивал вид, параллельно делая заметку в памяти, когда Барнс вернется, в отместку сказать ему, сколько сотен баксов стоили изгвазданные им спермой штаны.

Зимний деловито подтянул белье, затянул завязку на штанах и прошелся по мастерской, шоркая тяжелыми армейскими ботинками. Изучая новую территорию, сделал круг вокруг всех столов, простучал пуленепробиваемое стекло на входе. Вернувшись, жадно оглядел вытраханного, покрытого проступающими синяками и спермой Старка, так и не нашедшего в себе сил сдвинуться с кушетки, и намекающе погладил себя по вздыбленной ширинке.

Подойдя вплотную, Солдат взял Тони за плечи, сдавил, плохо контролируя силу, и заставил сесть. Погладил пальцами по искусанным, распухшим губам.

- Вот точно нет! – возмутился Старк, отшатываясь, хотя в нем зрел сладкий ужас «дааа, а восстановительный период у них обоих вообще есть? Или приапизм наше все?». Солдату ожидаемо отказ не понравился. Он нахмурился у, ухватив Тони сзади за шею, и ткнул лицом себе в пах. Старка посетило «дежа вю». Он в ответ хлопнул Зимнего по упругой заднице – ладонь ажно спружинила и… остался жив, и с целой шеей.

- Я не буду… не умею… и не стану, пока ты не примешь душ или не оботрешься!

Солдата такой ответ успокоил и он, оставив Старка в покое, продолжил ознакомительный поход по мастерской. Через пару минут блужданий в потемках наткнулся на мини-холодильник и назад вернулся уже с двумя пластиковыми бутылочками, в которых плескалась обычная вода. Открутил крышку у одной, понюхал, отпил, покатав по языку, проглотил и отдал не ожидавшему Тони.

Старк схватил бутылку и присосался к горлышку, краем глаза следя за Солдатом. Тот открыл вторую, плеснул воды в ладонь и стер сперму с груди и живота. Достал член из штанов и тут же обмыл, налив лужу воды на полу. Вода из холодильника совершенно точная была холодной, и Старка сперва даже сочувственно передернуло. Сперва.

- Ну заебись, - недовольно поморщился Тони. Замашки у Солдата остались чисто солдафонскими. Никакого уважения к… труду обсуживающего персонала.

Дубина рванул к источнику беспорядка с ветошью в клешне. Солдат, не ожидавший нападения возмущенно гудящего робота, размахивавшего тряпкой, отскочил с дороги и врезался задом в стол. Тони захохотал и следом выругался, потому, как от смеха с новой силой заныло все то, что было натружено.

Долго веселиться над собой Солдат не дал. Убедившись, что робот занят исключительно ликвидацией лужи воды и не представляет угрозу, он подступился к Старку. Последний с сомнением покосился на восемь дюймов перед своим лицом. Прохладная, темная головка ткнулась ему в губы. Тони отдернулся было, но Солдат был начеку и схватил его за голое плечо металлической рукой, не давая отстраниться, а второй надавил на подбородок, заставляя приоткрыть капризный рот. В принципе можно было укусить, но зачем? Тони лизнул пальцы, показывая, что готов сотрудничать.

Солдат поудобнее перехватил член за основание и подвел ко рту Тони, поводил нежной головкой по нижней губы, обвел рот по кругу. На вкус… никак. Вода смыла соль и горечь. Текстура очень нежная – рукой ощущается не так.

Зимнему быстро надоело дразнить себя и он ввел член Тони в рот. Сразу же обхватил за затылок, фиксируя, и толкнулся в глотку. Старк ожидаемо подавился, рискуя оцарапать нежную плоть зубами, но Солдат отреагировал мгновенно и спасся.

- Черт, - Старк недовольно потер ноющее горло. – Понимаю, говорить бесполезно, но это мой первый минет, будь со мной помягче.

Солдат покрутился, подумал, но от задумки не отступился. Расшнуровал ботинки, спустил штаны до лодыжек и выступил из них, вставая на пол в носках. Против воли Старк залип на его накачанных ногах и перестал удивляться, как и почему Зимний смог так долго его «катать» на себе.

Покончив с разоблачением, Солдат сел на кушетку, удобно оперся о скошенную спинку, развел бедра и поманил Тони к себе, указывая на гордо торчащий член.

Становится на колени перед Зимним Старк не собирался. И дело было не только в гордости, сколько в элементарном неудобстве. А постойте голыми коленками на холодном, ничем не укрытом полу!

Тони лег на бок, на оставшемся пространстве кушетки, перекинул руку через мощное бедро Солдата и наклонился к члену. Ладно, надо же начинать учиться. Стив, вот, очень хотел дать ему в рот, но стеснялся попросить. И что, что Старк не умел в минете, так когда-то он впервые оказался между ног девчонки и тоже ничего не умел, а потом так наловчился, что мог за семь минут довести до оргазма любую!

А тут все более знакомое, привычное, чуть ли не родное. Тони лизнул ствол, примериваясь, открыл рот пошире и принял в рот головку. Нежная, теплая плоть с едва уловимым привкусом соли. Тони закрыл глаза, сосредотачиваясь, и попытался пососать, как делал раньше с пальцами. Солдат очень тихо, но довольно застонал, потрепал Старка по плечу, где наливались синяки, повел рукой дальше, по ребрам, дотянулся до поясницы и зачем-то побарабанил по ней металлическими пальцами.

Не отдавая себе отчета, зачем, Тони придвинулся ближе и прижал колени к груди, чтобы Зимний мог дотянуться… ну, куда он там тянулся. Экспериментально посасывая головку, Тони чувствовал, как Солдат дразнит твердыми пальцами его дырку, еще открытую и влажную от его невытекшей спермы. Когда же Старк несмело забрал в рот поглубже, готовый к новому спазму, сразу два пальца втиснулись в его попользованную задницу, безошибочно находя и продавливая простату.

Старк взвыл с полным ртом и перестал насаживаться. Давление на простату ослабло, возвращая ему способность думать верхней головой. Солдат трахал его пальцами, только пока ему отсасывали. Тони попробовал сжульничать и перестал сосать, наглаживая погруженный в него член языком. Опершись на локоть, Старк свободной рукой нерешительно погладил тяжелую, будто все еще полную семенем, мошонку. Солдат поощрительно подвигал рукой, намекая, что Старку стоит быть посмелее, и он будет вознагражден.

Тони стонал, создавая горлом вибрацию. Оказалось, недостаточно только держать член во рту и не забывать прохаживаться языком по нежной кожице, чтобы Солдат оставался доволен и не прекращал работу пальцами. Плотное и солоноватое тяжело давило на язык, проезжаясь по нему, и билось о заднюю стенку горла. Густая слюна, которую он не успевал глотать, вытекала из уголков губ, стекала по темному стволу и оседала в густых волосках в паху.

Солдат, не сбиваясь с ритма, толкался в него пальцами, не давая передышки. Член Тони, снова возбужденный, лежал на бедре, но тот не мог себя коснуться. Неспособный и дальше выдерживать такую пытку, Тони повел задницей, поставляясь, чтобы пальцы входили под другим углом.

Старк заподозрил неладное, когда член в его рту сильно запульсировал, а яички под ладонью подтянулись. Он подался назад, выпуская ствол изо рта. Серьезно, челюсть уже сводило. Солдат не позволил. Надавил на затылок, пригибая голову Тони к паху и поддал бедрами вверх, толкаясь текущим предсеменем членом до глотки. И кончил. Часть спермы Старк от шока сглотнул, но большая часть все равно потекла у него изо рта. Желудок негодующе сократился, пытаясь вытолкнуть содержимое.

Солдат убрал тяжелую руку и Тони выпустил склизкий от спермы член, кашляя и задыхаясь. Собрав остатки во рту, он, не заботясь больше о чистоте, сплюнул на пол смесь из слюны и семени.

- Тебе никто не научил вовремя вынимать?! – кривясь от непривычного мерзкого вкуса, спросил Старк и утерся. – Приличные люди хотя бы предупреждают, прежде чем финишировать!

Странно глядя на недовольного Тони, Зимний собрал потеки спермы с члена и втер ее Старку в центр груди.

- Дались они тебе, - буркнул Тони, которому стало неловко. И обидно. Солдат свое получил, вон сколько вышло, а сам Старк… Зимний на славу раздразнил его задницу, но кончить не дал. Полутвердый член ныл и Тони, с трудом разогнувшись, отсел, собираясь, наконец, передернуть по-человечески, раз уж никому до него дела не было.

- Что ты на этот раз удумал? – измученно спросил Старк, когда Солдат потянул его на себя, усаживая на бедра, спиной к себе. – Хоть бы подрочил мне, не будь неблагодарной скотиной.

И внезапно Солдат отозвался.

- Ты хорошо заботишься обо мне, - выговорил он все тем же лишенным эмоций голосом. Сил держать спину прямо не осталось, и Тони откинулся на грудь Солдата. Тот не возражал, обхватил Старка под солнечным сплетением, чтобы тот не упал, и продолжил говорить. – Ты чинишь мою руку. Куратор приказал поощрить меня, и ты хорошо справился. Ты получишь то, чего просишь.

Оценка профессиональным убийцей его таланта инженера, конечно, приятна, но «приказал» и «справился»? Солдат думает, что Старка к нему прислал «куратор Стив» исключительно для?.. И как, скажите, объяснить, что давно нет ни кураторов, ни сумасшедших ученых, ни спецзаказов на убийства и некому проводить эксперименты… Роджерс полгода жизни потратил, прячась в Ваканде и пытаясь втолковать все это Солдату. Не очень-то получилось, выходит.

URL
2017-05-28 в 20:09 

byaka13
Зимний быстро обучался новому, но старые установки из прошлого века оказались впаяны в его голову намертво. Но оставить Солдата думать, что он, Старк, нечто среднее между мальчиком на побегушках и полковой шлюшкой… Он обязан донести до Зимнего мысль, что Гидра больше не контролирует все сферы его существования и он Тони, свободный человек, сам к нему пришел.

На самом деле пришел не он, а к нему, и не Солдат, а сержант Барнс, но это уже проза жизни.

- Я «поощрил» тебя не по приказу. Мне не приказывают. Это было только мое решение.

Старк почти слышал, с каким Солдат подвис, осмысляя его слова и так и эдак прикладывая к своим установкам. Затем стиснул Тони в своих руках покрепче.

- Куратор Стив знает?

- Знает, - выдохнул Старк. Сердце ровно билось под ладонью Солдата. – И я мог вызвать его в любой момент. Но пришел я сам.

Вести жизнеутверждающие беседы, сидя голым и растраханным на коленях у зомбированного солдата, его отымевшего, сто баллов тебе, Старк!

- Будешь еще приходить? – неуверенно спросил Зимний, после тяжелого молчания, когда Тони уже подумывал звать на помощь Пятницу.

- Да, - а что еще он мог сказать?

Когда Солдат молча передвинул Старка, нащупывая еще не закрывшийся вход, Тони понял, что сейчас его самого будут «поощрять». Он постарался не зажиматься, но все равно затаил дыхание, пока Зимний непривычно медленно насаживал его задницей на всю длину.

Какое-то время, показавшееся Тони очень долгим, Солдат задумчиво водил мозолистыми ладонями по его взмокшему телу, пощипывал соски, широко гладил разведенные бедра, но начинать движения внутри не торопился. В принципе, полулежать на горячем мускулистом Солдате было не так уж плохо, но его член до мошонки был заправлен в растянутый, пытающийся сжаться зад Старка, и с этим нужно было что-то делать.

Памятуя о прежних попытках инициативы, Тони неторопливо положил ладонь на свой мягкий член. Его не шлепнули и не нарычали. Приняв пассивность Солдата за разрешение, Старк с облегчением принялся поглаживать член, добиваясь прежней твердости. Наверное, приапизм Солдата (да и Роджерса тоже, чего греха таить?) был заразен. Тони бурно кончил менее получаса назад, так, что едва ноги не отнялись, но все время оставался в состоянии перманентного возбуждения. И сейчас, стоило немного приласкать себя и слабое томление превратилось в потребность. Огладив член по всей длине и потерев уздечку, Тони скользнул рукой ниже, потеребил подтянувшиеся яички, а следом, закусив губу, еще пониже, натыкаясь пальцами на распиравшего скользкую дырку основание члена, и покрытую жесткими волосками мошонку Солдата. Тот оставался в нем твердым, возбужденным. Сжавшись на члене посильнее, Тони нутром ощутил в нем пульсацию.
Почувствовав, видимо, где его трогают, Солдат покинул состояние прострации, и подвигал Старка. В сравнении с бешеными скачками «до», Тони едва ощутил первые движения внутри себя. Прислушавшись к бормотанию Солдата, Тони расслышал, что тот негромко цедит слова, повторяя одно и то же:

- Крепкий, выносливый, умелый, послушный, полезный, нужный.

Слова лились Тони в уши в темпе, в котором член терся о простату. Прогнувшись в пояснице, Тони забился в удовольствии, орошая кулак спермой. После чего, совершенно изнуренный, откинулся Солдату на грудь, продолжая слабо сжиматься.

Вроде бы Тони отключился после вымученного оргазма, потому как пришел в себя, лежащим на своем рабочем столе, уткнутым лицом в холодную, полированную поверхность. Крепкие руки, неуловимо несовпадающие по температуре, держали его за бедра, но не впивались до боли. Он был заполнен, но его не трахали на износ. Грубоватые подушечки больших пальцев поглаживали его по мокрой пояснице.

- Тони.

Барнс. Это наконец-таки Баки Барнс, не Зимний Солдат. Сил заговорить в измученном теле не нашлось, и Старк вопросительно застонал. Баки наклонился к самому уху, щекоча скулу отросшими волосами.

- Тони, пожалуйста, ты можешь еще разочек? Со мной, Тони, только со мной, пожалуйста.
Вместо ответа Старк сжал внутренние мышцы, исподволь удивляясь, почему их больше не тянет и не жжет. Он практически ничего не чувствовал, кроме наполненности. Барнс двигался в нем, а все что мог Тони – периодически сжиматься и ждать, пока все кончится. Вот сержант ускорился и затрясся, выплескиваясь. Кому, спрашивается, Старк неделю таскал собой по дому ленту презиков?

Когда, Барнс, хрипя, отстранился и вынул, у Старка потекло по внутренней стороне бедер. Понадеявшись, что это не кровь, Тони с чувством дважды исполненного долга отрубился.

***

От подушек под головой слабо пахло порошком и лимонами. Тони очнулся, раскинувшись звездой на приятных к коже простынях, на ортопедическом матрасе, гарантировавшем покой его перетружденной спине, под легким, но теплым покрывалом. В своей спальне, для разнообразия. Очень кстати, его истерзанное тело оказалось обработано в стратегических местах чуть пощипывающей мазью.

- Босс, - раздался голос Пятницы. – Я только что уведомила мистера Роджерса о вашем пробуждении. В противном случае, он бы продолжил сменное дежурство под дверью вашей спальни.

В дверь постучали. В приоткрывшую щелочку пробрался влекущий запах свежего кофе и яичницы. Подкормленный неизвестно какое время назад сомнительным протеиновым коктейлем, желудок Старка требовательно заурчал.

- Тони, можно? – не дождавшись ответа, Стив открыл дверь пошире и осторожно заглянул в комнату. Убедившись, что Тони проснулся, он вошел с небольшим раскладным столиком, на котором стоял поднос с тарелками и чашкой. Оценив вид лежащего пластом Тони, Стив притормозил, явно думая, куда ему девать поднос, пока он поможет Тони принять сидячее положение, и жалел, что у него только пара рук.

Отмахнувшись от метаний Роджерса, совладав со слабыми спросонья конечностями, Старк кое-как приподнял подушку и оперся об нее.

Установив столик на постели, Стив составил на него все с подноса и с робкой улыбкой обвел рукой тарелки, предлагая Тони восстановить силы. Старк оценил и стопку толстых, как оладьи, блинов, и яичницу с крупно нарезанными помидорами, и жареные сосиски, и тосты с джемом. С трудом втиснутые между тарелок, высились стакан апельсинового сока и чашка кофе.

Обидно, но пить хотелось больше, чем есть. Первым Тони ухватил с подноса стакан с соком. Холодный, он ожег пересохшее горло, но Старк осушил его в шесть огромных глотков.

- Как ты себя чувствуешь? – спросил Стив, когда Тони перестал булькать.

- Как будто меня всю ночь имели в разных позах, перекинув то через кушетку, то через стол, - съязвил Тони, но мягче, чем хотел, потому что нельзя действительно злиться на человека, который напек тебе кривобоких блинчиков. Кэп полон скрытых талантов. – Как давно я отлеживаюсь? И как я, кстати?

- Четырнадцать часов, сэр, - удивила Пятница. Тони честно думал, что после такого секс-марафона будет без сознания не меньше суток. – Критичных для жизни и здоровья повреждений не наблюдается. Однако наличествуют множественные синяки на плечах, запястьях и внутрен… - Тони подавился кусочком сосиски и замахал руками, невербально сигнализируя Пятнице, что ее доклад можно считать оконченным.

- Спасибо, я и сам знаю, где у меня могут быть синяки! – рявкнул Тони и запил новости половиной чашки кофе. – Когда ты меня вытащил? – обратился он уже к Стиву.

- Пятница вызвала меня вниз, в мастерскую, как раз после вечерних новостей. К тому моменту Баки затащил тебя в душ… вымыл и… обработал повреждения.

- Синяки? – отмахнулся Тони. – Дай угадаю, ты из-за них надавал ему по лицу? Молчишь. Так, где сам герой дня? Только не говори, что он усовестился, отстегнул протез и ушел в закат!

- Нет, я здесь, - в дверном проеме нарисовался Барнс, и Тони сразу вспомнил слова Пятницы «о сменном дежурстве». Сержант переступил порог, но дальше не пошел, врос ногами в пол, развел напряженные массивные плечи, будто стоял перед трибуналом. – Извини, Старк, я вчера пытался сдержать его. Больше двух недель Солдат не проявлялся. Я думал, лекарства усыпили его.

- По правде, я его ожидал, - огорошил Барнса Тони. Баки даже сдулся немного и помрачнел, будто Старк признался в лояльности Гидре. – И специально тебя дразнил. Зимний вернулся бы рано или поздно, а меня он вроде как запомнил на пару с «куратором Стивом», и я для разнообразия оценил риски. Кэп был на расстоянии одной команды Пятнице. У меня была группа поддержки, не загоняйся.

- Он мог тебя убить, - медленно проговорил Барнс, словно Тони был слабоумным. – И я бы очнулся с твоим трупом на руках.

- Роджерс был на стреме. И ты мне ничего не оторвал и не повредил. Пятница, повтори для тех, кто в льдине.

Роджерс молчал подозрительно долго.

- Сотрясений мозга нет. Микро-разрывы в прямой кишке минимальны и залечатся в течение семидесяти двух часов.

- Пятница, я же ем!

- Вы сами попросили озвучить, босс, а потом велели молчать. Определитесь с командами.

- Старк. – тяжело уронил Роджерс, и Тони передернуло от тона кэпа и его вида. Он был белым, как мел, и нервно смял пустой поднос в трубочку. – Ты мне не сказал, что ставишь эксперимент.

- Ну, не эксперимент, а поведенческую ситуацию, - уточнил Тони. – Солдат прилагается в комплекте к сержанту, так? Я должен был узнать, как он отнесется к тому, что может очнуться в постели с мужиком. Не обязательно, что со мной одним, - так, а вот это он рановато ляпнул.

- Я прямо тут стою, - мрачно отозвался Барнс

- Тони, это было безответственно и опасно для вас двоих, - припечатал Стив, на глазах обрастая броней прежнего Капитана. –Ты обязан был меня предупредить. Мы бы поговорили.

- И ты отказался и продолжал отгонять от меня Барнса еще пару недель.

- Я ждал, пока ты восстановишься. Думал, может, Стив тебя напугал! - влез Барнс.

- Да, я бы отказался, но нашел другое решение, - не уступил Стив. – Такое обсуждается. Ты должен нам больше…

- Доверять? – нервно усмехнутся Старк. – У меня с этим большие сложности, кэп.

Стив стиснул зубы, но промолчал. Зато отвел душу на двери, хлопнув ей так, уходя, что она соскочила с петли. Тогда заговорил Барнс.

- В отличие от Солдата, Старк, я – свободный человек. Мне не приказывают сторониться или прибегать по команде. Это было только мое решение.

И тоже вышел.

URL
2017-05-28 в 20:10 

byaka13
Никто, кто знал бы Старка больше часа, не обвинил бы его в том, что у него нет яиц. С этой мыслью Тони соскреб себя в кучу и поднялся с постели. Дважды накренившись вправо-влево, он – слабый, голый, растрепанный, выпал в коридор. Прямо в руки подскочившего к нему Барнса.

- Старк, ты куда направился без штанов?

- Ты запомнил! Я про эти твои последние фразочки. Я их сказал Солдату, но повторил их ты! – Он вроде, за другим делом подскочил, нет? – И да, может, быть я перегнул немного, но ты только вслушайся! Вы с Солдатом не разные личности, в смысле, нет никакого раздвоения, может, оно существовало раньше, но теперь-то вы спаялись вместе! – Тони был настолько воодушевлен, путь и стоял только силами Баки, на руках которого повис, что не сразу заметил горькие складки у губ сержанта.

- Не стану спорить, - он подхватил Старка на руки и занес обратно в спальню. – Я и раньше помнил немного из того, что происходило с другим. Ты спрашивал… - голос у Барнса пресекся, но он бережно опустил Тони поверх покрывала, – … Ты спросил, а я ответил, что помню. Помню их всех.

- Я лажанул, да?

- Ну со Стивом бы я помирился. Ты не смотри, он хоть и вспыльчивый, но отходчивый.

- И он принес твой телефон, Тони, - раздался от двери недовольный голос Роджерса. – Генерал Росс в третий раз обрывает провода.

В три шага преодолев расстояние до постели, он вложил разрывающийся телефон в протянутую руку Старка. Тони нажал на кнопку «сброс вызова» и закинул телефон в угол.

- Здравствуйте, я Тони Старк и нет ничего важнее моих личных проблем.

- А если что-то важное?

- Перезвонит. Генерал помнит, с кем связался.

- И я помню, я ведь с вами живу, - чуть веселее ответил Баки, садясь на краешек постели.

Телефон продолжал визгливо разрываться – Тони поставил на входящий от Росса самую неприятную мелодию, которую смог найти в мировом чарте попсы. Стив не выдержал на четвертом повторе, нашел завалившийся телефон и протянул Тони. Тот с недовольным вздохом взял его и нажал на кнопку с зеленой трубочкой.

Росс с ходу оглоушил потоком слов. Если убрать солдатскую брань, политические лозунги, и обещания взгреть так называемых бывших Мстителей за то, что они не являются, когда нужны стране, то в сухом остатке – жалоба на тайное проникновение на военную базу армии США, кражу оборудования и требование немедленно предоставить информацию о текущем местоположении капитана Роджерса и сержанта Барнса.

- Генерал, вы понимаете, надеюсь, что я не с ними в одной кроватке сейчас лежу? – съязвил Тони и дернул пяткой, которую вознамерился пощекотать Стив. Барнс чуть не заржал и поспешно прижал ладонь ко рту. Его округлившиеся щеки заметно покраснели.

- Шляются по Башне. Точно. Шаг за периметр и я буду знать.

Вполуха слушая Росса, Тони сполз по постели так чтобы положить ноги Стиву на колени, а голову устроить на коленях Барнса. Поза получилась не такая удобная, как он себе представлял, но от мысли, что Росс на том конце провода рвет и мечет, разыскивая тех, кого еще полгода назад видеть не желал в стране, на душе похорошело.

Не сказать, что команда дружно в сборе, как в прежние времена, но все ее участники хотя бы в пределах одного материка. А особо выдающиеся ее члены рядом с ним – только руку протяни. И Тони протянул.

Бормотнув в трубку что-то утвердительное, Тони прервал звонок.

- На чем мы там остановились? – бодрясь, спросил он, бессильно раскидывая руки в стороны.

- Ты признавал, что ошибся, провоцируя Солдата без моего присутствия, и обещал больше такого не делать.

- Даже ты не можешь прилипнуть к Барнсу на семь дней в неделю и не оставлять со мной одного. Признай, Стив, Солдат теперь альтер эго, свободный от кодов, и он будет являться без условий и тогда, когда мы этого ждать не будем. Стресс, боль, плохое воспоминание о Гидре и вот тебе, пожалуйста.

- Больше не подпустишь ко мне? – ровно спросил Барнс у Стива. Чересчур ровно для того, кто живыми пальцами гладил Старка по седеющему виску.

- Но теперь только в паре со мной, - твердо выдвинул единственное условие Стив. – Если, конечно, ты хочешь продолжать, Тони.

Старк дотянулся до чашки с кофе кофе, выжидая паузу, вспомнил свои вымученные оргазмы в железных объятиях. Свое обещание изголодавшемуся по людскому теплу Зимнему: «Будешь еще приходить? – Да».

- Продолжим.

***

Как бы ни было хорошо дома, а Тони приучил себя реагировать на проблемы, если только не личные, не откладывая их решения в долгий ящик. К слову о ящиках – Росс подтвердил, что со склада военной базы был похищен контейнер с ЭМП. В двух словах, пушка продуцировала и испускала мощный электромагнитных заряд, отключавший всю вражескую технику. Системы наведения, управления техникой, магнитные затворы, даже средства связи. Стан противника буквально обесточивался, оставляя неприятелей слепыми, глухими и немыми.

Ответственность за кражу взяла на себя экстремистская группировка, сформировавшаяся после Акта о регистрации. Состояла, как легко было понять, преимущественно из людей со способностями, отрицавших идею постановки на учет и внесению их имен в открытый список. Либо тех, кто открылся, и пострадал от людской глупости и трусости.

Росс с неудовольствием продемонстрировал Старку видео-обращение, снятое членами группировки на цифровую камеру и с еще меньшим удовольствием попросил заняться поисками.

- Пятница, - утомленно позвал Старк, садясь за руль и захлопывая за собой дверь. Клюс скользнул в замок зажигания и мотор тихо заурчал, как сытый зверь.

- Да, босс? – отозвалась та.

- Росс мне весь мозг вынес – проедусь, проветрю голову.

- Босс, уведомляю, что за вами следуют два автомобиля: стандартные машины для тайного сопровождения.

- Так уж и тайного? – усмехнулся Старк, нажимая на педаль газа. – Не утруждайся, я сам от них оторвусь.

- Предупредить о смене маршрута капитана Роджерса и сержанта Барнса?

- Зачем?

Пятница не ответила, что показалось Старку подозрительным, но игра в догонялки с агентами Росса заняла все его внимание. Тони сам чинил и улучшал машины из своей коллекции, так что даже ретромобили давали фору современным моделям. У сопровождающих не было шансов нагнать его.

- Босс, я нашла несколько совпадений с людьми на видеообращение и…

Путь ему перегородили две видавшие виды машины, одна из которых была поржавевшим пикапом, выехавшие на дорогу и вставшие нос к носу. Возможности объехать они не оставляли. Тони едва успел ударить по тормозам, чтобы не влететь на полной скорости. Все внутренности своих авто он любовно перебирал сам и автомобиль не подвел, послушно затормозив, не доехав до глупой и простейшей засады.

Поражаясь людской глупости, Тони опустил руку к тайнику с броней. Крепкие парни в пикапе сбросили брезент с чего-то, что металлически блеснуло на солнце, и навели неопознанный механизм в виде огромной трубы прямо на машину Старка.

«ЭМП!» - успел подумать Тони, давая задний ход. Каким бы быстрым не был его автомобиль, но выйти из радиуса поражения он не успевал.

Мощный импульс накрыл автомобиль, вырубив броню еще до того, как она раскрылась. Автоматика в автомобиле вырубилась одновременно с ней. То же, и проверять не стоило, произошло с телефоном. Потеряв управление, Тони всей скорости задом наехал на внезапно подкатившийся «Рено» с заляпанными грязью номерами. Багажник «Рено» он разбил в хлам, но на такой скорости его автомобиль перевернулся.

Чудом он не был ранен: подушка безопасности, ремень и стекла усиленной прочности защитили его при опрокидывании. Повиснув на ремне безопасности, через треснувшее лобовое окно, Тони вверх ногами смотрел на приближающихся людей. Компания подобралась разношерстная: шесть взрослых мужчин и пара подростков.

Внезапно, как по команде, люди подались в стороны, некоторые так и вовсе бросились наутек. Машина, на которую налетел автомобиль Старка, чихая, тронулась с места. Кто бы ни сидел за рулем, он первым понял, что дело запахло керосином и плевать он хотел на оставшихся.

Перепрыгивая с крыш на крышу припаркованных авто, к месту аварии большими прыжками приближалась массивная фигура. Вот левая кисть поймала солнечный блик, и Тони понял, кто идет по его душу.

Это был именно Солдат. Не было больше черной формы, не было и маски. Зато были темные фирменные джинсы, с которых перед отправкой в Башню срезались лейблы и темно-серую ветровку, давно купленную Стивом на рынке. Солдат настолько не выделялся, что успел подойти со спины и столкнуть головами двоих, вырубая, прежде чем остальные поняли, что их собственно, атакуют.

Да, он был одет как Баки, но что-то неестественное было в его размеренной выверенной походке, что отличало от быстрой, иногда нервной поступи Барнса, хоть Старк и не смог навскидку сказать, что именно ему виделось другим. Вот Стив мог и увидеть и найти слова.
Мужчины постарше, явно не умнее, не бросились бежать, а дали дорогу молодежи. Мутанты, не очень уверенно, попытались пустить в ход способности. Очень уж близко они были к цели, и азарт добавлял им храбрости. Один парень с рваной челкой хлопком ладоней создал небольшую импульсную волну. Солдата откинуло метров на шесть, впрочем, не принеся урона. Солдат затормозил, вонзив стальные пальцы в крошащийся асфальт, и невозмутимо выпрямился. Оторвал дверцу от пикапа и швырнул в ответ. Парень не успел свести ладони, и его снесло как вафельный стаканчик.

URL
2017-05-28 в 20:11 

byaka13
Второй мутант не стал полагаться на способности и навел на Солдата пистолет. Выронил сразу же, как в его руку воткнулся метательный нож. Не замедляя шага, Солдат ударил его подошвой ботинка в лоб. С оставшейся четверкой Солдат разобрался играючи, даже дыхание наверняка не сорвал.

В опрокинутой перспективе Тони видел, как Солдат скупыми ударами отправляет невооруженных нападавших в небытие. В желудке что-то сжалось от дозированной, неумолимой жесткости. Солдат бил наверняка, чтобы противник больше никогда не поднялся. Барнс – снайпер, тоже привык укладывать наверняка, но ведь мог и просто подстрелить. Стив, несмотря на огромную силу, контролировал себя, мог просто оглоушить щитом, оставив в живых.

Только не Солдат. Жертвы Зимнего падали, чтобы никогда больше не подняться. Ему даже не понадобилось вынимать из кобуры пистолет. Мрачный Жнец с железной рукой вместо косы прошелся по трассе, оставив за собой недвижимые тела. Подойдя к машине, наклонился и вырвал левой рукой дверь со стороны водителя. Сорвал ремень и выволок Старка из машины, сграбастав за ворот пиджака.

Разложил на асфальте, не дал подняться и, оттянув веки, заглянул в глаза. Споро и сноровисто прощупал ребра на проверку переломов. Не нашел ничего тревожащего и закинул на плечо, как мешок с картошкой. От дикости ситуации Тони не сразу нашел слов, а Зимний уже перешел на бег трусцой, перепрыгивая через лежащих.

Солдат обошел пикап и поставил Тони на ноги. Тот повернулся и угодил в руки Роджерса. В гражданском, но со щитом, спрятанным в рюкзак для литавр. Там же обнаружились два байка. Первый, немного старомодный, с одной большой фарой – кэпа, второй – черный с едва видимой эмблемой ЩИТа на боку – сержанта.

Пройдя мимо Стива, Солдат молча перекинул ногу через байк, и опустился на сидение, прямой и безмолвный, будто сросся с ним. ЭМП, за которые страны могли передраться между собой, он положил на колени.

- Стив, боже, когда это попадет в Интернет…

- Уже попало. Тони, - Стив потянулся, чтобы… приобнять? но вовремя одернул себя: неизвестно, сколько камер телефонов из ближайших домов направлено на них сейчас, - жертв нет. Я запретил Солдату убивать. Они всего лишь без сознания. Плюс минус пара переломов на всех. Садись.

«Куда?» - собирался спросить Старк, но Стив указал ему на неподвижного Зимнего. Предложение кэпа сесть за спину зомбированного солдата и умчать с ним в закат, Тони отчего-то не оценил.

- Я с тобой, - быстро сказал он и добавил еще скорее, не дав Роджерсу возможности возразить, - я бы предпочел, чтобы Солдат и дальше страховал. Желательно едя впереди.

- Разумно, - согласился Роджерс и повернулся вполоборота к выжидающему Солдату. Тот своего мнения не имел, ожидая четких инструкций. Тони стало больно смотреть на него, ведь глаза говорили, что перед ним Баки, только не оживленный и дерзкий, а невозможно смирный и будто потухший. Даже глаза у него будто выцвели. – Солдат, держаться за нами. Увидишь, что сбавляем скорость, остановиться позади, осмотреть территорию, тогда входить в здание.

- Постой! – вспомнил Старк и попятился в сторону искореженного автомобиля. - Там, в чемодане, осталась моя броня!

- Не сходи с места, я принесу, - Стив в два счета сбегал до машины и обратно, не сбавляя скорости запрыгнул на мотоцикл, и поставил чемодан перед собой. Старк не мешкая, забрался следом. Вдали зазвучали полицейские сирены.

- Куда мы едем?

- Не знаю, но зная тебя, предположу, что не в Башню.

- Молодец, - Тони подумал поощрительно потрепать Стива по затылку, как хорошего пса, но обеими руками обнимал его за пояс. Холодный осенний ветер трепал волосы, гнал по серому небу низкие бело-сизые облака.

- А какими судьбами вы оказались недалеко от меня? Я сам не знал, каким маршрутом буду возвращаться.

- Пятница, - ответил Стив громко и ничего не добавил. Ветер сносил его слова в сторону. Тони обнял Стива сильнее.

***

Подобное кафе, а точнее забегаловку, Тони еще вчера не посетил бы и на спор. Грязноватый пол с отпечатками подошв, четыре пластиковых стола с круглыми кофейными следами, старый шипящий телевизор где-то под потолком. Узкая потертая временем деревянная стойка и виднеющаяся за ней облупленная дверь в кухню завершали антураж.
Тони сел за ближайший стол, спиной к стойке, и положил на него руки. Те сразу неприятно пристали к липкой столешнице. Не меняясь в лице, Тони отстраненно вытащил из кармана пиджака носовой платок и обтер ладони и пальцы, лишь бы чем-то себя занять в ожидании, пока медлительная официантка обратит на них внимание. Расположившись боком к двери, Стив, тем не менее, мог видеть все маленькое помещение целиком.

- Слушаю вас, - усталым голосом произнесла женщина неопределенно возраста, втиснутая в джинсы и футболку. На работницу кафе указывали только фартук и блокнот с огрызком карандаша. Меню она с собой не принесла.

- Три кофе. Черных. Больших, - протараторил Старк, нервно постукивая пальцами по краю столика. – И пять порций чего-нибудь настолько жирного и неполезного, чтобы мои кровеносные сосуды пришли в ужас.

Официантка задумчиво обернулась к стойке. Стив, не прищурившись, взглядом скользнул по простым графитным доскам на уровне телевизора, где мелом были крупно написаны наименования нехитрых блюд и стал зачитывать для Тони вслух.

- У них есть гамбургеры, сосиски в тесте, томатный суп, яичница, ростбифы, жареный картофель.

- Гамбургеры, - сразу вычленил Старк, - и сосиски. Ростбифы с картошкой. Пять порций всего, не забыли? Кофе в первую очередь.

Официантка, не переставая черкать карандашом в блокноте, кивала, как китайский болванчик.

- А не многовато будет? – тихо спросил Стив, когда женщина удалилась в сторону кухни.

- А что, - удивился Тони, не прекращая отстукивать ритм, - Джеймс тебе не поможет?
Вернувшаяся официантка неторопливо расставила большие кружки, разложила на блюдцах чистые ложки и пакетики с сахаром.

Дрянной кофе ожег горло горечью. Тони схватил с блюдца пакетик с сахаром. Рука тряслась, и он просыпал сахар мимо чашки, на стол. Стив протянул руку и уверенно накрыл большой теплой ладонью дрожащую ладонь Старка. Прямо посреди маленькой забегаловки. За спиной сонной официантки, на фоне потрескивания древнего телевизора, освещающего спец-новости о попытке теракта в городе.

На пустой стул опустился Солдат. Пластиковый стул под его весом угрожающе скрипнул. Тони стал привыкать к бесшумности и внезапности Зимнего, так что даже не вздрогнул. Или так, или это Роджерс сразил его наповал нетипичным публичный проявлением… Стоп, не думать об этом, не сметь развивать мысль.

- Периметр чист. «Хвоста» нет. Жду указаний.

Тони ещё отходил от покушения и даже не дернулся.

- Указаний не будет, - ответил Стив.

- Вольно, Солдат, - добавил Старк шутливо.

Зимний Солдат уставился в одну точку, моргнул раз, другой. Сел прямее, расправив плечи.
Баки залпом выпил чашку почти кипящего кофе и кивнул обоим.

- Ого, - только и сказал Стив.

- Сам в шоке, - ответил Тони, даже забывая на миг о мандраже. – Кэп, напомни-ка мне потом побеседовать с тобой, как ты наловчился «усыплять» Солдата. Я чувствую, как упускаю важную информацию.

Стив слегка нахмурился, но кивнул, признавая справедливость притязаний. Ему понадобились недели, чтобы Солдат запомнил его, и месяцы, чтобы научить его без обнулений «сдавать пост» Баки. Точкой фокуса всегда оставался Стив, и он не заглядывал так далеко в будущее, чтобы приручить Солдата к кому-то еще. Кажется он облажался, но в данном случае это скорее хорошо, чем плохо.

Усмехнувшись зависшему Стиву, Тони осторожно отпил из чашки, поморщившись, когда жидкость защипала обожженный язык. Подошла официантка с заказанными блюдами. Нисколько не удивившись наплыву посетителей, она составила с подноса большую тарелку гамбургеров и пять тарелок с глазуньей, засыпанной вялой зеленью. Баки вежливо попросил подлить ему еще кофе, и женщина вынесла им из кухни полный кофейник.

- Он вернется, если возникнет хотя бы намек на угрозу. Но он не подошел бы к вам, не проверив всю прилегающую территорию, - пояснил Барнс, словно продолжая начатую беседу, и вгрызся в свой гамбургер, одновременно рассматривая жалкую кафешку.

Официантка, делая третий круг стол-кухня-стол, подошла с порциями картофеля и мяса. Одну тарелку она понятливо поставила перед Старком, по две перед Роджерсом и Барнсом. Ростбиф, не ростбиф – одно название, мясо пережаренное, жесткое, как подошва. Солдаты, едавшие и не такое, жевали молча, передавая друг другу солонку и перечницу. Тони тыкал вилкой в мясо, подумывая выкупить забегаловку, просто чтобы после этого закрыть.

Есть больше не хотелось, да и требовалось кое-что прояснить.

- Так почему вы решили проследить за мной?

Стив от неожиданности подавился, и Барнс хлопнул его по спине левой рукой.

- Ты оставил Пятнице указания мониторить новостные сети, - начал Стив, после того, как прокашлялся. - И уведомлять о происшествиях определенного типа. Баки поинтересовался у нее, есть ли что-то интересное за сегодня. И Пятница выдала нам статью о похищении ЭМП.

- Не в привычке Росса позволять утечку информации, - сам себе сказал Тони, и с усилием вернулся к теме. – И вы сразу поняли, что ее заряда хватить, чтобы обездвижить броню?

- Нет, сперва нам позвонил Сэм, сказал, что его с утра держат на базе, где ранее хранилась ЭМП, толку от него там немного, и он понятия не имеет, сколько еще там проторчит. Потом Пятница почти одновременно доложила о серьезных волнениях в городе, на которые бросили силы нескольких патрульных машин полиции. А затем – что ты покинул Базу и сменил маршрут, которым обычно возвращаешься. Мы сложили два и два и выдвинулись.

- Сразу с Солдатом?

URL
2017-05-28 в 20:11 

byaka13
- Нет, он появился, когда я увидел, как твою опрокинутую машину окружают молодчики с оружием. Дальше я мог наблюдать только со стороны. Хорошо еще, что Стив сразу понял, когда произошла замена, и дал четкие инструкции. Зимний был заинтересован в правильном выполнении задания. Ему понравились поощрения от тебя, - на этих словах Барнс понизил голос и толкнул Старка коленом по колену. Тут пришла очередь Тони поперхнуться.

Не подозревая о настроениях клиентов, подошла официантка, и Барнс преобразился. Откинул волосы, падающие на глаза, блеснул белыми зубами в улыбке.

- У вас готовят картошку, как у моей мамы. Мы бы еще заказали, но думаю, лопнем. Принесите пока счет, пожалуйста.

Женщина смущенно порозовела, и Тони с внезапной ясностью понял, что ей на самом деле нет и тридцати, просто монотонная работа шесть дней в неделю и отсутствие перспектив в жизни ввергнули ее в тоску, рано состарив. Молодая биологически, но постаревшая душой женщина перед ним и перед ним же два столетних солдата, не устающие жить и бороться.

Когда Барнс и Роджерс состарятся, а состарятся ли вообще? Успеют ли? Они сильные, выносливые, живучие, но все же уязвимые и не бессмертные. Он сам, имея на руках рабочую броню, чуть не отправился прямиком в морг, просто потому что день был не его, и каким-то придуркам захотелось поиграть в борцов за справедливость.
Тони понял, что вот-вот накатит приступ паники и заставил себя нечасто и глубоко. Изменившийся ритм дыхания не укрылся от ушей суперсолдат.

- Тебе плохо, Тони? В больницу?

- В Башню. Немедленно. Всем троим. К черту Росса, ЩИТ, репортеров…

- Я сейчас, - кивнул Стив, будто только ждал команды действовать. Быстро поднялся, доставая из кармана джинсов потертый бумажник. Барнс закинул в рот последний кусок картофеля, отер губы салфеткой и жестом велел Тони не мчаться стремглав на улицу, к мотоциклам.

- Проверю обстановку.

***

Слова были лишними сейчас – каждый знал, чего хотел и в кои-то веки желания всех троих совпадали. Раздевались на ходу. От кабинки лифта, по коридору, к двери спальни Старка – путь был отмечен разнообразными элементами мужской одежды.

Стив сбросил в коридоре кроссовки, оставил на пороге ремень, - дверь открыл спиной, рубашка застряла на локтях, но терпение иссякло – он потянулся к Тони и прижался губами к его губам. Это не принесло спокойствия, даже не начало. Баки оторвал Тони от Стива и привлек к себе, впиваясь в рот больше укусом, чем поцелуем, попутно сдирая с него оставшуюся одежду, нимало не беспокоясь о ее сохранности, оставляя голым выше пояса. Стив прекрасно понимал его жажду – хотелось поскорее притереться кожа к коже, убедиться, что все целы и в безопасности.

Меньше десяти минут прошло с момента, как они оказались на подземной парковке и поднялись на верхние этажи Башни. Меньше трех минут, как ввалились в спальню, а Стив и Баки уже толкнули обнаженного Тони на неразобранную постель. Забрались следом, попутно избавляясь от носков и нижнего белья.

Барнс успел первым: бросил трусы на пол и подмял под себя Тони. Старк не стал сопротивляться как обычно, даже в шутку. Развел ноги, позволяя Баки удобно устроиться сверху, обхватил руками шею, прижимаясь еще теснее. Джеймс одобрительно урчал, оставляя темнеющие метки под острой ключицей. Пользуясь возможностью, Стив подкатился обоим под бок и отвлек на себя внимание Тони поцелуями.

Сам Старк с гремучей смесью удовольствия и стеснения отдался поцелуям сразу двух жадных ртов, ласкам четырех крепких рук. Даже обычная борьба за доминирование не показалась ему в этот момент смешной или раздражающей. Нет, до него дорвались сейчас и справедливо хотели ухватить побольше.

Тони взял на себя всю ответственность за происходящее и похлопал Барнса по бедру, прося отпустить ненадолго. Мягко, но настойчиво он развел Стива и Джеймса по разным сторонам постели и потянулся к тумбочке, за смазкой. Перебросил флакончик Стиву и решительно кивнул в ответ на вопросительный взгляд. В этот раз он не нуждался в долгой прелюдии от Роджерса, но и быстрый жесткий секс от Барнса не привлекал.

Стив смочил пальцы в смазке, подумал и плеснул немного в ладонь, согревая. Барнс оперся о подушки в изголовье, наблюдая и поглаживая член. Вспомнив свой второй опыт случившийся в маленьком деревянном домишке, Тони развернулся спиной к Стиву, вставая на колени и прогибаясь. Для равновесия он оперся на Баки. Тот расцвел улыбкой, привлек Тони ближе, успокаивая, погладил по спине, опустил ладони на ягодицы, сжал их и развел, открывая для Стива.

Беззащитный, оставшийся без брони, раскрытый, Тони вжался в Джеймса, уткнулся лицом в шею, повисая на нем всем весом, зная, что он выдержит, поддержит его. Стив подполз и прижался сзади, накрыл собой, поцеловал в затылок и в шею, положил чистую ладонь на грудь Тони, над сердцем. Баки повторил жест.

От глупой сентиментальности и пафоса этого жеста, в горле сдавило. Баки с тревогой наблюдал за лицом Тони, пока Стив нежно растягивал, нашептывая какие-то глупости на ухо. Он не торопился добавлять пальцы и Тони стал насаживаться сам, помогая скорее себя подготовить. Стало легче, когда Баки догадался ему подрочить. Тони то толкался назад, на растягивающие пальцы, то подавался вперед, в полусжатый кулак.

Какое-то время тишину в спальне нарушали тяжелое дыхание, почти жалобные постанывания, да хлюпанье щедро налитого любриканта. Когда Тони окончательно повело от точечных вспышек удовольствия, он потерся щекой о шею Баки, царапая, и шепнул:

- Хочу тебе отсосать.

Барнс хрипло простонал на такое предложение. Стив тоже услышал, конечно, услышал, с его модифицированным слухом и ему понравилось тоже. Что Старк не стесняется, не забывает об удовольствии для обоих своих партнеров. Он особенно удачно втолкнул пальцы, заставляя Тони выгнуться и проехаться членом по члену Баки.

Роджерс вынул пальцы, давая Тони время сползти пониже и лечь удобней. Он все еще не был настолько опытным, чтобы принимать сразу два, стоя на коленях и локтях. Барнс устроился полулежа, раздвинул бедра, давая Тони больше места для маневров. Старк обхватил возбужденный член у основания, а остальное попытался забрать поглубже в рот, поглаживая языком. Знакомая тяжесть на языке не вызывала протеста, а только подогревала собственное желание. Почувствовав, как в него проникают сложенные щепотью три пальца, Тони застонал вокруг распирающего рот ствола. Барнс благодарно гладил его по голове и ушам, поощряя не останавливаться.

- Тони, думаю, я хорошо тебя растянул. Ты сам готов? – переспросил такой правильный Стив. – Не хочу сделать больно.

- Все нормально, - Тони дал отдых горлу и положил голову на бедро Барнса, дразня подрагивающий член дыханием. – Я смогу… Хочу, чтобы было немного больно, - и хорошо, что он не видел лица Стива в этот момент. Если бы Роджерс начнет выказывать недовольство и нудеть, что в постели всем должно быть комфортно, Тони пообещал себе встать и уйти.

Никто и не думал с ним спорить.

Все то время, пока Стив понемногу толкался в него, неумолимо раскрывая, Тони не рисковал снова брать в рот, боясь царапнуть зубами, предпочтя жалобно постанывать, уткнувшись лицом в плоский живот Баки. Вот Роджерс вошел целиком, вздернул Тони под разъезжающиеся бедра, насаживая на себя, с пошлым шлепком плотно прижимаясь пахом к заднице Старка. После него с подушек приподнялся Барнс, вставая на колени, и притянул голову Тони к своему паху.

- Пожалуйста, - попросил Баки и Тони, опуская ресницы, открыл рот, принимая сперва влажно поблескивающую головку, а затем твердый ствол. Взяв второй, Тони простонал от шквала ощущений и мыслей. Он так быстро дал случиться тому, от чего отнекивался. В своей постели, по доброй воле он удовлетворяет своим телом двоих мужчин одновременно.
Тони открыл глаза, в которых почему-то мутилось – то ли слезы, то ли сознание было перегружено. Барнс крепко придерживал его за плечи, давая поддержку, не позволяя рухнуть. Баки входил совсем неглубоко и спасибо ему за это, - в такой позе Тони никак не мог приноровиться сосать, потому просто держал рот открытым, позволяя в него толкаться.

Сзади в него глубоко и жгуче входил Стив, двигаясь в неторопливом размеренном темпе поршневого двигателя. Руки Роджерса дрожали, выдавая, как тяжело ему дается контроль. Как он хочет ускориться, довести Старка до крика, но осаживает себя.

«Господи, хоть кто-то помнит про защиту?!»

На очередном толчке в рот Тони протестующе простонал и Баки сразу остановился, вынул член и бережно помассировал ему челюсть. Прикосновения были так приятны, что Тони на пару секунду забыл, что такого важного собирался сказать.

- Парни, постойте, нельзя так, нужна защита.

Да, Барнс-Солдат в свою очередь презервативами не озаботился, но это не должно входить в привычку. Баки и Стив индифферентны к любым существующим болячкам, но Старк не расстается с защитой лет с шестнадцати, привычка – вторая натура, и… они его игнорируют, что ли?

URL
2017-05-28 в 20:12 

byaka13
- Мне не нравится, как он ощущается, - честно сказал Стив, не прекращая возвратно-поступательных движений по чувствительному, от которых у Старка то и дело слабели колени и Роджерсу приходилось снова и снова его подтаскивать под себя. – Мы с Баки совершенно здоровы, ты, уверен, тоже, Тони. Мне нравится чувствовать тебя напрямую. А тебе разве не нравится? – Стив огладил его уверенную эрекцию. – Ты такой твердый здесь, Тони.

Пока они беседовали, Баки поглаживал себя, терпеливо дожидаясь, пока Тони обратит внимание на его очевидную потребность в горячем, трогательно неумелом рте.

- Стив, ты… - прошипел Старк. Роджерс бросил его в паре толчков от первой волны оргазма, в послевкусии которого Тони собирался забыть весь этот плохой день.

- Скажи, что тебе нужно, Тони, - попросил Стив, учащенно дыша. – Скажи, я должен это услышать.

- Пошел к черту, мы тут не в постановочном порно, чтобы я умолял засунуть в себя член!

- Или два, - напомнил о себе Барнс, грубее надрачивая член перед лицом Тони. Судя по мечтательной улыбке, он таких видео пересмотрел немало.

- Я не эти слова хотел услышать, Тони, - мягко пожурил того Стив. Баки нежно погладил Тони по ноющей челюсти.

Старк не подчинился. Ненавидя себя, покрутил задницей, попытавшись насадиться, но Стив не позволил себя отвлечь. Он уверенно удерживал Тони на месте, не давая надвинуться на твердый член, оставив внутри только головку, держа раскрытым и жаждущим.

Напряжение сковало всех троих. Баки пришлось прекратить мастурбировать и пережать член, предотвращая слишком ранний оргазм, потому как от вида такого Старка: взмокшего, покрытого, но строптивого, у него в паху все поджималось. Стив, которого он видел перед собой, выглядел почти страдающим: лихорадочно румяный, с капельками пота на лбу, с венами, проступившими на руках, он будто из последних сил нес неподъемную тяжесть.

Тони упал на локти, закусил уголок простыни, еще раз попытался продавить контроль Стива и – сознался.

- Да… боже...- прохрипел он, глуша рыдания. –… Да, я принимаю все, что происходит. Слышите? Ненавижу вас. Я даю согласие на то, чтобы вы меня оба взяли, ясно? Хочу вас.

Старк был готов сказать и не такое, откровенное и уничижительное. Только бы снова ощутить себя в центре двух вселенных. Быть частью чего-то. Неправильного, пусть так.
Ему не пришлось.

Когда его оперативно перевернули на спину, Тони мысленно вознес благодарственную мольбу, что не успел ляпнуть лишнего. И за отдых для колен и локтей. Стив длинно втиснулся, обжигая быстрым проникновением, и быстро задвигался, не мучая больше. Барнс, оставив стыд в прошлом столетии, перекинул ногу через грудь Тони и осторожно сел, постаравшись не придавить. Чтобы не лежать бревнышком, Старк потрепал Барнса по густо заросшей темными волосками голени, шлепнул по бедру, так, что в руке отдалось.

Стив продолжал трудиться над тем, чтобы довести Тони до невменяемого состояния, так что тому понадобилось время, чтобы понять, почему Баки дрочит над его лицом, но не дает в рот.

- Ты собираешься мне на лицо финишировать? – с ними точно Баки или Солдат явился под шумок?

- Ты против? – для приличия спросил Барнс, очевидно, не думая останавливаться. Слишком шалый у него был взгляд.

- Против.

На самом деле, от фантомного ощущения вязких струек на щеках и подбородке, в желудке поселилась щекотка. Солдату и Барнсу нравились одинаковые вещи, такие, которых им долго не додавали. Тони дал Зимнему все, когда тот потребовал, отчего не дать Баки, когда тот просит?

- Ох, Тони, потише, - взмолился Стив, почти останавливаясь, чтобы не травмировать изнутри резко зажавшегося Тони. - Расслабься, ты так сжал меня.

- А ты точно против? – промурлыкал Барнс. Такого голоса Старк у него никогда не слышал. – Мне кажется, что за, - он нажал на губы Тони пальцами и раскрыв, погладил язык. – Вот, оближи. Ты стал почти послушным, начал учиться делать хорошо, а не только принимать. Позволяешь нам всякое… только мне и Стиву, да?.. – Баки вплел металлические пальцы в растрепанные волосы Тони, мокрые от пота. Оставленный без внимания член влажно шлепнулся Старку на грудь. – Чего бы тебе хотелось? Кончить? Ты получишь столько оргазмов, сколько сможешь вынести, не отрубившись, я прослежу.

- Баки, что ты говоришь такое? – простонал Стив, впрочем, не прекращая работать бедрами. – Такое пошлое.

- Не пошлее, чем случается тебе. Он такой твердый от того, что чувствует себя принадлежащим. Мне ли не знать. Нам очень хорошо с тобой, Тони. И в койке тоже. У тебя рабочий рот, и Стиву нравится твоя аккуратная, узкая дырка.

Тони открыл рот, чтобы послать Барнса на хер с его грязными разговорчиками, подсмотренными в плохом порно, но Джеймс воспользовался моментом, и протолкнул член ему в горло, поддав порезче бедрами.

В отместку Старк впился ногтями ему в бедра, чертя вспухающие полосы. Забывшись, Баки на мгновение стиснул ему ребра смертоносными коленями.

- Ох, да… очень хороший рот. Ты не против, чтобы я кончил в него или все-таки на лицо? Вот Стив специально «забыл» о кондомах – он хочет спустить тебе в задницу. Можно?

Тони понадеялся, будто его ответный взгляд пообещал Барнсу неописуемую кару. Но понял, что от сдвоенных ударов в простату и глотку, от почти оскорбительных разговоров его натурально ведет. Он мог только слушать, принимать, но не отвечать.

- Я помню, как долго трудился над тобой, Тони, таким ты был для меня узким и неподатливым. Мы… я взял тебя трижды, и все равно ты пытался сжаться после каждого раза. Думаешь, смогли бы мы растянуть тебя для нас двоих? Ты подумывал, чтобы принять нас одновременно в свою дырку? Которую Стиви сейчас так самозабвенно оприходует?

Контраст грубых слов и ласковых взглядов, которыми его одаривал Джеймс, сносили крышу. Тони вонзил ногти в плоть бедер, уже не чтобы наказать, а чтобы как-то зацепиться за реальность. Сознание плыло. Сразу двое на него одного – много. Пока много. Позже, когда он научится, он будет… он сможет… делать хорошо им двоим сразу. И не погибать немножко сам всякий раз, когда они будут основательно браться за него.

- Думал, мм? – Баки подвигался взад - вперед и погладил Тони по колкой щеке, и ниже, исподволь прощупывая, как движется кадык в такт частым сглатываниям. – Будь уверен, мы сможем удержать тебя на весу. Или хочешь наоборот?

Тони не мог держать глаза открытыми. Он зажмурился сильнее и застонал горлом.

- Хочешь трахнуть кого-то из нас? Нет, каждого, конечно. Это будет справедливо. А ты в курсе, что Стиви не знал близко ни одной дамочки? Он бы мне рассказал. Парней он тем более к себе не подпускал, хотя ваш век и такое предлагал. Хочешь стать у него первым? Тебе он позволит. Узнаешь сам, такой ли он узенький, как ты.

И Тони стал кончать, не в силах коснуться себя, не способный подвинуться с места ни на дюйм. Его член брызгал спермой на поджимающийся живот, тяжело вздрагивая, избавляясь от последних капель. Запрокинув голову, но не видя потолка, Старк хрипел, широко открыв рот, все еще полный члена. Тони сотрясало в сильном оргазме, и он хорошо ощущал, как Стив, не притормозив ни на секунду, протискиваясь пульсирующим членом через туго сжимающиеся стенки, кончает тоже. Сперма текла и текла внутрь и, если вспомнить, сколько ее было в их понарошку первый раз, из его задницы вот-вот потечет, как из крана.

Тони представлял, как выглядит сейчас: затраханный, с распухшим ртом, мокрыми ресницами и остановившимся взглядом. Но Барнс не сводил с него глаз, надрачивая покрасневший уже член, водил головкой по губам. Совладав с дыханием, Тони лизнул ее, но на большее оказался не способен. Закусив губу, Баки додрочил и кончил, залив обильными струйками шею и грудь Старка. Пересел рядом и, вместо того, чтобы собственнически растереть сперму по его коже, невесомо провел губами по измученному рту Тони.

Стив все еще оставался в нем. Не двигаясь, просто наслаждаясь тем, что его член медленно опадает, не покидая тесного местечка, над которым чуть раньше так трудился.

Старк отметил, что тот делает так уже второй раз. Из-за долгого воздержания, а может и благодаря ему, солдаты стали вместилищем кинков.

Баки нашел в себе силы встать первым, поплелся в ванную, включил свет, разобрался с душем и пустил воду.

- Донесу, ладно? – на ухо спросил Стив, сдвигаясь вместе со Старком к краю постели. Что именно он задумал, Тони понял, когда кэп подхватил его под ягодицы и поднял. Не снимая с члена. Так и донес, стервец. Только оказавшись в ванной, Тони запоздало подумал, что все верно: вынь Стив сразу, из него бы натекло на постель. Или просто Стиви действительно тащится от контроля в постели и немного после.

В кабине уже хозяйничал Баки: регулировал температуру, искал среди гелей для душа понравившийся ранее. Тони наконец опустили на пол. Он гордо уклонился от попытки передать его из рук в руки – он не флаг, и в кабинку вошел сам, потеснив Барнса. Волосы у того намокли и расплелись, вода текла с них в рот и Барнс фыркал, как злой еж. Стив пожал плечами и смылся в спальню. Ему третьим места никак не хватало.

Подумав, что немного переоценил силы, Тони развернулся и прижался спиной к кабинке, наблюдая за ополаскивающимся Баки. Тот с явным удовольствием растирался ягодным гелем и сразу смывал ароматную пену под теплой водой. Оглядев Барнса с головы до пят Тони машинально устремил взгляд тому в пах. Барнс кончил пару минут назад, но у него так и не опал полностью.

Черт, нет, у него не опадет. Потому что уже снова стоит. Создатели сывороток задумывались о таком сопутствующем эффекте для потенциальной армии супер солдат?

О, боже храни Америку!.. Барнс несильно прижал его к прозрачной стене кабины, придерживая поперек живота, и медленно ввел два пальца в зад, раскрывая и давая сперме вытечь.

- Понимаю, не самое удачное время, но что вы оба имеете в виду под поощрением? – спросил Стив, стоя у кабины, с большим пушистым полотенцем наготове. Тони его появления как-то не заметил, не до того было, а когда попытался дернуться и сняться с пальцев, Барнс не отпустил.

URL
2017-05-28 в 20:13 

byaka13
- Секс, - без обидняков ответил Баки, бесстыдно вымывая из Старка сперму Стива, - Зимний решил, что Старк – его поощрение от тебя, куратора, за хорошее поведение.

Тони очень хотел съязвить, что он вот прямо тут находится, но натруженное горло было против. И Барнс так приятно обмывал его под горячей водой, успевая лапать, не теряя нити разговора. Он оперся руками о стенку, заставляя себя не забывать дышать, пусть воздух был влажным, тяжелым и с трудом проходил в легкие.

- Он не поверил, - тихо сообщил Баки на ухо Старку, поглаживая мыльными руками его бедра. - Тебе придется повторять снова и снова, пока будешь поощрять, что хочешь его сам, без приказа.

Стив, красный то ли от услышанных откровений, то ли от горячего воздуха, мирно воспринял слова Баки и подхватил их:

- Ему важно напоминать, что окружен свободными людьми и сам свободен. От приказов, инструкций по эксплуатации, от Гидры. Для него, в его мире, остался… Был только я. Теперь у нас есть и ты, Тони. Тони?

Тони услышал, но не ответил, занятый тем, как оказавшийся ненасытным Барнс поглаживал его снаружи и внутри. Баки уже был готов, очень готов к продолжению, а Тони требовались еще немного времени и дразнящей стимуляции. Что уж говорить о Стиве, который, редко моргая, смотрел, как Баки ласкает Старка, не дает полностью остыть, возбуждает по-новой. Для себя, для них.

Оперевшись о стену кабинки Тони дрожал, елозил бедрами, так что бы пальцы в нем упирались точно в простату. Потирался встающим членом о прозрачный материал и глухо стонал в такт частым выдохам Баки. Тони не сразу понял, что Барнс зафиксировал руку на месте, а поняв, бесстыдно начал подаваться назад и вперед сам, принимая в себя пальцы и выталкивая, забирая свое удовольствие. Металлической рукой Баки гладил его по бедру, поощряя.

Заведенный зрелищем, Стив таращился своими синими глазищами, кусая и облизывая пухлые губы. Для него места в кабинке не осталось, и он мог только наблюдать, как Тони рушит свои последние барьеры, позволяет себе наслаждаться ласками настолько, чтобы теряться в них.

Второй раунд был не за горами.

На выходе сомлевшего от удовольствия и жары Тони принял Стив, обернул безвольного гения в полотенце и на руках доставил из ванной в спальню. Уложил на постель с перестеленными простынями, развернул края полотенца и, не желая сдерживаться, жадно накрыл ртом твердый темный член. Тони в голос охнул от неожиданности, сильно стиснул бедрами голову Стива. Тот подбодрил, погладив по бедру, мол, не хрустальный, но Тони развел бедра, не желая даже случайно придушить старательного партнера.

Барнс появился как раз вовремя, чтобы в полной мере оценить вид стонущего Старка, и Стива, трудящегося между его раскинутых ног. Тони красиво выгибался, поджимал живот и слабо толкался бедрами, всякий раз осаживая себя от глубоких толчков. Стив старался от души, но немного бестолково, обхватил член двумя пальцами у основания и отсасывал, громко и пошло хлюпая слюной. Баки перехватил внезапно два молящих взгляда и решил помочь.

- Сожми губы сильнее. И погладь яйца, подразни его как следует.

Лучше бы молчал. Стив от таких советов сперва заглотнул глубже, чем наловчился, сразу же подавился и выпустил член изо рта. Лишившись горячей тесноты узкой глотки, Тони недовольно застонал. Баки встал на колени сбоку от Стива и погладил рукой крепкое бедро, покрывшееся мурашками. Тони всегда забавно реагировал на ласку левой рукой.

Проще было показать, чем комментировать. Убедившись, что Стив смотрит, Баки бережно взял в горсть мягкие яички, помассировал. наклоном головы указал Стиву подползти ближе.

- Оближи. Не всем мужикам приятно, но ему нравится.

Стив сперва дернулся, склонил голову, потом залился стыдливым румянцем и покосился на Баки виновато. Не может при нем, ничего, потом как-нибудь в частном порядке сделает, главное, чтобы сейчас запомнил, как и куда.

Смотреть как Барнс, сам обучавшийся под надзором Пятницы, поучает Стива непристойностям, оказалось возбуждающим почти до удара. Робость кэпа сержанта не смутила, к большой радости Старка. Подразнив его, Баки ввел в него два металлических пальца и провернул, нащупывая гладкий выступ. Вошли они очень легко – Тони был распаренным, податливым и почти не сжимался.

- Уже не такой тесный, да? Так что надумал насчет сразу двух?

Тони подкинул бедра раньше, чем понял вопрос. Это был не ответ, совсем не ответ. Они двое еще плохо себя контролируют, страхуют друг друга. Он им такое не позволит, не сейчас так уж точно…

Металл скользил в его теле, приятно дразня и чувствительные стенки прохода и простату. Тони забылся, простонал, почти сразу вскинулся, сжал губы, чтобы не охать на каждое грубое проникновение. До скрипа стиснул между пальцев неповинную простыню. Бедра дрожали от усилий, которые он прилагал, чтобы больше не подмахивать на каждый толчок. И тут Стив решился, наклонился и обвел нежным языком текущую головку.

Это была погибель. Тони с криком выломало в пояснице, бедра сами собой раскинулись, призывая входить поглубже да посильнее, хоть порвать к чертям. Стив крепко ухватил его за бедра, стиснул, не давая биться себе в горло, сам взял глубже, еще раз и еще. И Барнс не снижал ритма, терзал внутри снова и снова. Тони чувствовал только горячечное удовольствие, и грязные мысли только подогревали его. Что пронеслось в его голове – лучше никому из живущих не знать. Самой приличной мыслью было умолять трахнуть его так, как предлагал Баки – насадив на два.

Истекая потом, надеясь, что влага на лице тот же пот, Тони привстал и подумал, что умереть от желания не есть метафора. Барнс размеренно долбил его металлическими пальцами, чертов амбидекстр, обжигая многообещающим и жадным взглядом, словно намереваясь через минуту выебать уже членом, а Стив, скромный в постели Стив, закрыв глаза для большей сосредоточенности, с энтузиазмом принимал его член, обхватив ствол покрасневшими распухшими губами. Вот дрогнули золотистые ресницы и кэп пьяно воззрился на Старка. Взгляд у Роджерса был натурально поплывший. Потому что Тони ему позволил. Потому что Тони было хорошо с ним, хорошо, от того, что он делал, учился для него.

Сил хватило только на жалобный стон, и Тони излился Стиву в рот. Тот хмурился, но глотал: Тони видел, как сокращалось его горло. Спазмы прошивали тело, сердце колотилось, как безумное, будто билось изнутри о ребра, и впору было подумать об их сохранности.
И этот момент вселенная выбрала, чтобы насмехнуться: заиграла мелодия на телефоне Старка. Та, которую он установил для полковника Росса.

- Немедля я никуда не поеду: у меня шок, вот на мне одеяло, хоть вам меня и не видно. Нет. Нет. Нет, я сказал. Нет. Да. – Тони нажал на «отбой» и сунул телефон под подушку.

- Тони, если не секрет, а на что ты «да» ответил? – хрипловато спросил Стив, пока Баки ржал. Тони не смог ответить сразу, залипнув на мокрые разводы вокруг потерявших всякий приличный вид губ Роджерса.

- Росс спросил, хорошо ли я его слышу.

К гоготу Барнса примешался скромный смешок Роджерса.

***

URL
2017-05-28 в 20:14 

byaka13
Сон с парочкой сверхлюдей не всегда означал лишь горячую во всех смыслах компанию. Тепло, крепкие объятия, чувство не одиночества. Стив норовил забрать себе по две подушки, Барнс мерз в отапливаемой комнате и кутался в одеяло, словно гусеница в кокон. Со временем парни приучились приходить в общую спальню со своей подушкой или сразу с одеялом. Иногда Барнс начинал ни с того, ни с сего говорить во сне на русском. Стив, разоспавшись, лягался.

Но сегодня было по-другому. Тони с трудом выплыл из дремы, заезженный быстро восстанавливающимися любовниками. Он бы наплевал и спал дальше, даже под сигнал тревоги, даже под рокот правительственных вертолетов над Башней, но его разбудили всхлипы.

Тони резво повернулся на бок и привстал на локте до того, как проснулся полностью и открыл глаза. Ничего, впрочем, он ими не рассмотрел в темноте. Темный прямоугольник – постель, прямоугольники посветлее – стены. Два почти черных пятна сбоку…

И тут Тони услышал голос Баки. Тихий, ласковый, увещевающий, но отчего-то тревожно звучащий сейчас, в темноте, когда он еще и отвернулся от спящего рядом с ним Старка. Расслышал, что тот шептал и передернулся, словно от стылого воздуха:

- Стив, Стив, эй, приятель, все хорошо, я с тобой… ты не один, слышишь? … - Тони слышал и энергичные звуки растирания, будто у Стива свело мышцы и требовались вернуть им подвижность. – Тебе дать попить? Тебе не холодно? Может, принести еще одно одеяло?
Тони не выбрал момента получше, чтобы потыкать Барнса в живое плечо.

- Что снится?

- Лед, - односложно ответил Баки, и Тони подавился следующим уточняющим вопросом, мол, это тебя регулярно погружали в крио, чего Роджерсу-то льда бояться…

Солдату кололи химию, замедляющую ток крови в жилах, только потом замораживали. Будили по инструкции, минимально вредящей ослабленному телу. Раз за разом. Он привык и криосну и к «побудкам». Он забывал смерти и убитых людей, и привык ничего о себе не знать.

Роджерс сознательно направил самолет во льды Арктики, думая, что в них останется навсегда, и принимал это. Ударится на всей скорости об воду или врежется в твердый лед – потеряет сознание и уснет насовсем.

Тони никогда не думал, помнил ли капитан Роджерс как тонул, захлебывался ледяной водой, пропитывался ею и замерзал. У него бы дерьма не достало о таком спросить, ни тогда, при знакомстве, ни тем более, сейчас. А сейчас чего спрашивать? И так понятно.
Стив скорчился на постели, прижав колени к груди, а Барнс обнимал его, гладил по голове и плечам, похлопывал по спине и растирал предплечья и ладони. При этом бормотал что-то успокаивающее, называя двухметрового парня глупыми прозвищами, простительными только для двух старых друзей.

Вот это плевок в дипломы психологов ЩИТа – лечили от постравмата одного ветерана, а проморгали другого. Того, который несколько лет назад был всеми инстанциями признан «годен».

Тони вспомнил тумбу, заставленную пластмассовыми баночками. Барнс жевал прописанные ему таблеточки горстями. Интересно, Стив имел привычку перехватывать у него штучку-другую? А если предложить ему свои и посмотреть на реакцию? Все одно, он, Старк, стал принимать меньше, когда… когда…

Тони сел и сдернул с себя покрывало. Одеяло лежало в ногах Стива, наполовину сброшенное на пол. Пошарив впотьмах, Тони нашел на полу трусы, по форме и размеру вроде свои, и надел. Быть голым отчего-то доставляло дискомфорт.

- Куда ты? – спросил Барнс, не отворачиваясь от Стива, который только начал успокаиваться. Презрев вопрос, Тони обошел постели и встал над Стивом. в темноте нащупал крепкое влажное плечо и сжал.

- Двигайтесь, оба.

Под шорох и скрип Барнс и Роджерс сдвинулись, освобождая место. Тони поднял одеяло, расправил и накрыл Стива. Баки ухватил за край и потянул на себя, помогая укрыть друга полностью. Перетянув поближе покрывало, Тони прилег на место Роджерса. Подушка и простыня оказались чуть влажными от пота, Тони этого ожидал и все равно вяло удивился, что его это не оттолкнуло.

Повернулся на бок, как привык спать, учитывая ограниченное пространство, положил руку на талию Стиву. Поверх дрогнувшей руки Баки.

- Пнешь меня – спать будешь в коридоре.

Ткнулся носом куда-то повыше лопаток и попытался поскорее уснуть. Последнее, что запомнил – шепот «спасибо за все», но уже не разобрал, от кого.

***

Полгода спустя. Башня Старка.

Гений и миллиардер, человек, разрушивший свою репутацию и собравший ее по кускам, быстрым шагом хаотично перемещался по гостиной комнате, потрясая полным бокалом в руке. Пятница, предательница, не отстоявшая запертый паролем бар, разумеется, подала тревожный сигнал капитану Роджерсу, но Тони эта угроза была по барабану.

Он давно решил свою проблему с алкоголем. На собрания и советы являлся кристально трезвым. И не считал сегодняшний утренний бокальчик виски сигнал о переходе на темную сторону.

Кэп примчался из тренажерки менее чем за сто восемьдесят секунд. А вообще он проводил в нем часы, без шуток. Идеальные пресс и зад он в свое время заимел за пару минут, а на поддержку этого великолепия отныне вынужден был тратить до четверти дня.

- Тони, нет!

- Тони, да! – передразнил Старк, отбегая с уже не таким полным стаканом на безопасное расстояние. Впрочем, взгляд Кэпа «я был лучшего мнения о тебе, солдат» поражал, проникая, подобно радиации, через любые преграды и на огромные расстояния.

Не давая объяснения своему состоянию, Тони сбежал от него в мастерскую. Но был найден и там. Аккурат перед тремя мониторами с заезженной записью о первом появлении Роджерса после сыворотки и облучения.

- Тони, не рановато ли для выпивки? – недовольно спросил Стив прямо над ухом. Засмотревшись на центральный экран и пропустив момент потери уединения, Старк подскочил и пролил виски на рубашку.

- Мать-перемать, ну что вы за два американских ниндзя?! Неужели нельзя просто ходить, а не подкрадываться?

- Военная привычка, не раз спасала жизнь, – коротко ответил Стив, не отрывая взгляда от экранов. Запись прервалась в момент взрыва, так что смерть Эрскина в нее не попала. – Так что стряслось, Тони?

- Фух, ладно… Мне в голову намедни закралась мысль, и чтобы она там уложилась, мне нужно много выпить. Это было так до смешного очевидно, и я просто идиот, что раньше не додумался… - Тони ополовинил стакан и воззрился на Стива немного поплывшим взглядом. Крепкий алкоголь на голодный желудок – плохая идея. – Только не бесись сразу, а ответь на вопрос. Честно до зубовного скрежета, как ты любишь.

- Слушаю.

- Роджерс… ты - мутант?

Стив растерянно моргнул.

- Прости?

Тони с раздражением всплеснул руками, проливая на себя новую порцию коллекционного виски.

- У тебя улучшенный слух, в жизни не поверю, что ты не расслышал! Стив Роджерс, ты – мутант?

- С чего такой вопрос? В смысле, нет, Тони, я не мутант. Но я о них читал, если что, - быстро добавил он, чтобы не быть обвиненным в том, что упустил еще что-то важное о изменившемся мире.

- Уверен?

- Тони.

- Да что «Тони»? Послушай, это же все объясняет. Я в руках держал твое личное дело и видел фото до сыворотки. Ну, как фото… позаимствовал из архивов ЩИТа единственную видеозапись по проекту «Возрождение». Извини, но ты на ней дохляк, в чем только душа держится. Астма, плоскостопие, артрит… список недугов на пол-листа, верно? Потом ты получаешь инъекцию сыворотки, без гарантии, что она приживется, да еще и облучают к тому же, для ускорения реакции организма. Вита-лучи – катализатор для химической реакции.

- Я не понимаю.

- Стив! Ты усвоил сыворотку, ты преобразился, но почему? В армии без тебя было полно физически развитых и выносливых парней, а взяли тебя – болезного дрыща, без обид. Значит, дело было не в массовой доле мускулов. Что-то нашлось в тебе самом, что делало тебя предрасположенным к мутации, ведь сыворотка по большому счету, чертов мутаген!

- Тони, остановись, пожалуйста.

- И Барнс тоже! В хрониках того времени упоминали, что Капитан Америка доблестно вынес своего товарища из лаборатории нацистов, где над пленными ставили негуманные эксперименты. Ты улавливаешь? Подопытных было много, счет шел на сотни! И сыворотка – не чисто доктора Эрскина, а за авторством Арнима Золы по оставшимся наработкам Эрскина. То есть она… не хуже, не лучше, но она была другой! И все равно Барнс не только выжил, но и показал значительные результаты. После дней на столе он просто встал и пошел за тобой. Не разбился насмерть, упав с поезда на скалы. А этот его протез? Он технологичен для сороковых и немного апгрейдился по мерее усложнения технологий, но дело не только в технике, не верю, что говорю это. Он буквально сросся с плечом. Нервная ткань сама себя так перестроила, чтобы синхронизироваться с «начинкой» протеза. Регенерация у вас обоих – это один результат для разных видов сыворотки или все же проявления Х-гена?

Роджерс мягко остановил бегающего вокруг него Тони и закрыл ему рот ладонью.

- Довольно. Если ты хотел поругаться, мог найти тему посвежее, не вспоминать, через что мы с Баки прошли.

Старк раздраженно отпихнул его руку.

- Да причем тут желание поругаться? Ты меня слушаешь вообще?!

- Тони, прошу, успокойся. Я очень хочу выслушать тебя и очень стараюсь не разозлиться. Выдохни и повтори.

Тони залпом допил виски и поставил бокал на стол, в опасной близости от края.

- Вы с Барнсом говорили, что у вас есть наработки Золы и Эрскина. Да, я все слышал, и нет, я не спал. Так вот, если моя теория верна, и для того, чтобы усвоить сыворотку необходимо быть носителем Х-гена, то я - пас. Беннер и Уэйд Уилсон не имели его, и сам знаешь, что с ними стало.

URL
2017-05-28 в 20:14 

byaka13
- Уилсон?

- Болтливый Наемник, он же Дэдпул, слышал о таком? Получил экспериментальную сыворотку и подвергался пыткам, пока не мутация не проявилась насильно. У него лицо, как у Фредди Крюгера, потому он пожизненно в маске и при костюме. Эту лавочку давно прикрыли, кэп, не ершись. Беннер отжигал опыты с гамма-облучением, и теперь «халканится» всякий раз, стоит его надпочечникам выбросить в кровь адреналин. Я себе ничего такого не хочу. Лучше буду тихо дряхлеет и помру в доме престарелых, то есть я хотел сказать, на яхте, в обнимку с моделями, во время вечеринки в честь моего столетия. Вы с сержантом заранее приглашены, потом я могу и не вспомнить вас. А может, я и не доживу до маразма и недержания – тут как повезет…

Стив попытался притянуть Тони для ободряющих объятий – тот успел увернуться. В противном случае, он бы надолго отвлекся и потерял запал.

- Тони, я не мутант, точно. И Баки – нет. Я читал, мутантов сразу видно: они управляют погодой, выпускают лазеры из глаз. У некоторых этот ген меняет внешность – вырастают когти, даже крылья. У меня ничего такого в 40-х не было. И сейчас нет.

- Мог и не проявиться, - не повелся Старк. – 90% мутантов Х-ген проявляется в пубертатном периоде, верно. Но иногда, в оставшихся 10% - много позже, в зрелости. Ты мог не дорасти, или твои болячки отложили проявление, но сыворотка и лучи стали тем стрессом для организма, который заставил ген активизироваться, чтобы спасти носителя. Или нет, ты мог быть носителем доминантного Х-гена, находящегося в твоем случае, в подавленном состоянии. Будь у тебя дети, ведь ген передается только по мужской линии, в них Х-ген мог проявиться, но ты же детишек так и не заделал?

Тони начал заговариваться. Не давая себе снова вспыхнуть, Стив сделал что мог – отобрал у Тони пустой стакан и привлек к себе, разрешая спрятать покрасневшее лицо на груди.

- Короче, - прогудел Тони в грудь Стиву. - Мой ответ на щедрое предложение «нет». Тони – нет.

- Тони – да, - мягко передразнил Стив и, наклонившись немного, поцеловал Тони в лоб. А когда тот отстранился, недовольный – в губы. Рот Старка горчил виски и кофе, но был мягким. Тони отвечал без энтузиазма, находясь мыслями далеко, но и не отпихивал, значит, начал успокаиваться.

Стив подсадил Тони на стол и встал между его разведенных колен. Без намека, просто концентрируя на себе все внимание беспокойного гения.

- У меня брали кровь на анализы. До эксперимента с сывороткой и после него, много раз. Как в том веке, так и в этом, Тони. Будь с моей кровью что-то не так, мне бы сообщили.

- Не сообщили, - Старк не мог прекратить удивляться наивности Роджерса. – в 40-х годах не то, что понятия «мутант» не придумали, такие сами себя боялись и прятались от людей. Первые официально задокументированные упоминания о людях с необычными способностями появились в 60-х. До широкой общественности ничего так и не дошло во избежание паники. Мир открыл мутантов или они себя открыли миру в 2000-х. Ты уже спал во льдах, а твоей крови, ни «до», ни «после», у ЩИТа не осталось.

- Но сейчас ученые могут выявить Х-ген?

- Конечно. Ты забыл, что ли, про Пьетро и Ванду? Штрукер их взял не из-за красивых глаз. Выявить-то можно, пусть это долго, кропотливо и затратно. Правительствам и террористам по карману. Но кто бы посмел сказать тебе о мутации?

«Стивен Роджерс – первый человек, принявший сыворотку суперсолдата или Стивен Роджерс – первый мутант?.. – осознал Стив. – Замена в одно слово, а как меняется смысл. И вот, за него выступает не вся Америка, а избранная ее часть. Люди будут бояться, зато мутанты по всей стране, да что по стране, по всему миру станут за него горой».

Захотелось выпить. Не чего-нибудь, а асгардского эля, чтобы наверняка.

- Дошло, да? – без издевки, с пониманием, спросил у него Тони. – Будь ты носителем Х-гена, ГИДРА в ЩИТе давно бы положила всех биологов, генетиков и медиков, лишь бы не допустить утечки информации. Да и от самого ЩИТа я жду не меньше. А может, сыворотка настолько изменила твою цепочку ДНК, что Х-ген мутировал в нечто неподдающееся обнаружению, и никаким современным анализам его не выявить. А может статься, я просто себя накручиваю и ищу теорию заговора, потому что мне… - Старк удержал себя от того, чтобы уткнуться в широкую грудь кэпа и упрямо закончил, –… Мне страшно. Видишь, я уже не стыжусь признаваться в слабости. Шанс усвоить сыворотку и обрести долголетие, очень привлекателен, но и очень мал, а вероятность все запороть по-особенному или сразу сдохнуть – куда как больше.

Стив отмер и погладил Тони по плечам.

- Записи по сыворотке Золы у меня здесь, в Башне. ЩИТу мы их доверить не могли. Я принесу, Тони, ты только не пей больше, ладно?

Опустив голову, чтобы скрыть расползшуюся улыбку, Старк кивнул. Он только вывалил на Роджерса теорию на миллион, а тот беспокоится, что его стареющий любовник снова ищет истину в вине. И готов отвлечь другим проектом, могущим опрокинуть мир. Нет, таких ребят уже никто не делает.

Яркие мониторы компьютеров, на которые Тони смотрел, не видя, отчего еще сильнее размылись.

***

Стив обернулся туда-обратно так быстро, будто сам заимел репульсоры. Молча вручил Тони пухлую, чуть порченную огнем папку с выпадающими из нее не подшитыми документами. Выглядело так, словно ее собирались сжечь с концами: даже подпалили с одного края, но потом отдернули от пламени. Или передумали и затушили.

Проводив Стива взглядом и убедившись, что тот не только вошел в лифт, но и стал подниматься, Тони сбросил апатию и развернулся, вскидывая руки.

- Пятница! Я дал тебе свою кровь для анализа, верни мне расчеты, это раз. Отсканируй все рукописные записи Золы и переведи в цифровой формат, это два. Как закончишь, рассчитай вероятность того, что я не загнусь, если рискну, это три. Работай.

Говоря это, Тони быстро раскладывал по рабочему столу исписанные бумаги, подставляя под сканер. Заметки, схемы, выкладки, инструкции – стоило Пятнице отсканировать одну часть, как Тони смахивал бумаги на пол и выкладывал для нее следующие. Получив данные, Пятница уложилась в семь минут

- Вероятного удачного усвоения сыворотки порядка 5,2%.

- Неплохо. То есть на самом деле, очень мало, но откуда?

- Босс, вы регулярно получаете и усваиваете мизерные доли нечистой сыворотки. Проведу аналогию с древнейшим методом борьбы с ядом приемом яда: начни с центриграмма, привыкни, закончи миллиграммом.

- Пятница! Если бы я употреблял сыворотку в любом виде, то заметил это, но ничего подобного я не делаю. Или меня доконали встречи с пришельцами и богами, и я мутирую сам того не ведая?

- Позволю настоять, босс, вы получали не регулярные дозы последние полгода. Регулярными дозировки стали пять с половиной месяцев месяцев назад. Поступления происходит как орально, так и анально. И полностью вами усваиваются.

- Погоди-ка, Пятница… ПОГОДИ-КА…

- Так точно, босс.

Ебаный стыд. С начала осени он начал трахаться с Роджерсом и Барнсом – носителями двух вариаций сыворотки суперсолдата. И места, через которые в него попадали «дозы», так же наличествовали в двух вариациях. Особенно в этом деле преуспел Барнс тире Зимний Солдат. Барнс любил одаривать оральными ласками, Солдат – их принимать.
А сегодня с утра ему «вкатили» двойную дозировку.

- Босс… Босс? Босс?!

- Так, убери пока наработки по сыворотке в дальнюю папочку. Зашифруй и сохрани на отдельном сервере, рядом с эскизами для нового «Марка» с его возможностями полета в космос. Открой для меня папку с наделками для проекта «Экстремис». Олдтрич Киллиан, помнишь такого? Нет, конечно. Так вот, он поработал хорошо, но недостаточно. Риск взорваться меня не прельщает. Но, думаю, мне хватит ума разобраться и доработать… вирус.



Fin

URL
     

Мысли о разном и об одном

главная