Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:00 

Фик по фандомам "Мстители", "Первый Мститель". Рабочее название - "Иду в поход"

byaka13
Иду в поход
Направленность: Слэш
Автор: Sivilla (ficbook.net/authors/61509) я это, я
Беты (редакторы): Мудрый Рысь (ficbook.net/authors/64617)
Фэндом: Первый мститель
Основные персонажи: Джеймс «Баки» Барнс (Зимний Солдат), Стив Роджерс (Капитан Америка), Тони Старк (Железный человек)
Пейринг или персонажи: Стив/Тони, Баки/Тони
Рейтинг: NC-17
Жанры: PWP, Первый раз, Любовь/Ненависть
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, Групповой секс, Полиамория
Размер: Макси, 101 страница
Кол-во частей: 3
Статус: закончен
Описание:
Пост-сивил воа.
Волей рока Старк вынужден провести несколько дней (и ночей) бок о бок с теми, кого рад бы был не видеть в своей жизни никогда. Мало того, узнать их получше... много лучше, чем был готов.
Публикация на других ресурсах: есть на фикбуке и норм: ficbook.net/readfic/4927378

Глава 3 Башня Старка

В Башне Старка было все для удобства самого мистера Старка. Огромные панорамные окна позволяли любоваться видами никогда не спящего города. А пуленепробиваемые стекла позволяли не волноваться, что этот вид будет испорчен. Жилые этажи, начиненные последними технологиями (довольно часто выходящими из-под станка самого Старка) позволяли хоть обучить тостер говорить, хоть запустить микроволновку в космос, у кого на что хватит фантазии.

Поздравив хозяина с благополучным возвращением домой, Пятница без напоминаний разослала заказы в продуктовые маркеты, в ближайшие кафешки быстрого питания, и в русский ресторан, потакая капризам эксцентричного создателя. Параллельно расконсервировала несколько жилых комнат для нежданных и, с ее точки зрения, нежеланных гостей.

Старк в глубине души был не так доволен идеей снова пустить бывших Мстителей под свою крышу. Единственный, кого он был готов терпеть – Беннер. Однако к Брюсу прилагался Халк, и Вдова была единственной, кто мог утихомирить громилу без единого выстрела и локальных разрушений.

Брюс решил по-своему и вежливо отказался от предложения погостить, сославшись на наличие конспиративного домика за чертой города. Вдова по своим причинам решила, тем не менее, остаться в Башне, собираясь раз в два дня мотаться за город, к Беннеру.

А вот Соколиному глазу некуда было теперь податься. Лору и ее детишек Старк укрыл от ока генерала Росса, создав им новые имена и выделив один из своих бесчисленных домов-убежищ. Жена Бартона еще не прислала документы на развод, но о своем местоположении мужу настоятельно просила не сообщать.

Соколу хватило чувства самосохранения на то, чтобы по прибытию в город, немедля отчалить на Базу, под отговоркой составления рапорта, не мозоля Старку глаза. Ему, как и кэпу и Барнсу, числящимися сейчас простыми наемниками, были отведены жилые комнаты. Какого черта тогда Роджерс и Барнс сразу не улетели с Уилсоном, Старк разбираться не хотел и не мог.

Тони закрылся в своей комнате, сорвал с себя чужую одежду и, не мешкая, бросился в душ. Отмылся до скрипа, использовав и душистое жидкое мыло, и скраб для тела, и самую жесткую мочалку, какую смог найти. Наконец привел лицо и волосы в порядок. Обтерся большим пушистым полотенцем и оделся, как привык, собираясь долго работать – в удобные джинсы и футболку с принтом.

Солдатскую форму и обувь Старк велел Пятнице отправить в химчистку, а потом вернуть хозяевам. Благо, «хозяева» расквартировались тремя этажами ниже него. Навестить Старка, они, правда, не торопились.

Посетив по пути гостиную и взяв из бара непочатую бутылку виски, Тони с тяжелым сердцем и напускным оптимизмом спустился в мастерскую. Кто бы что не говорил, не время, а любимая работа – панацея от всех бед.

***

Ладно, работа – средство если не ото всех, то от большинства неурядиц, точно. То, чего Тони по-настоящему не хватало, он не мог ни изобрести, ни купить. Стоило ему забыться коротким сном, в мастерской или в спальне, как кошмары возвращались, а средство от них стало недоступным.

Небольшой части Старка не хватало посиделок у костра, ненавязчивой грубоватой заботы. Недо-секс тоже был не так уж ужасен, стоило признать. Можно было и потерпеть, а за это он получал… он…

Подбородок зазудел, и Тони с проклятием поскреб щетину. Второй день Старк мучился, так как щетина медленно отрастала и лицо нещадно чесалось. Он решил не менять имидж и вернуть себе аккуратные усы и бородку, а то без них узнавать перестанут. Даже на совете директоров компании могут к черту послать, хе-хе, сам пошутил, сам и посмеялся.

***

Кухня в Башне. Место неодновременного паломничества всех, ныне квартирующихся на жилых этажах.

Старк мелкими глотками пил горячий кофе, лелея хронический недосып. Стив сидел за столом, напротив Тони, но отмалчивался, пока Наташа находилась рядом. Вдова никуда не торопилась, проводя ревизию в холодильнике на предмет того, чем могла разнообразить выдаваемые ЩИТом пайки.

Набрав готовой снеди, Наташа недолго разглядывала обоих бывших соратников, пытаясь понять, изменилось ли между ними что-то за те дни, что Старк и Роджерс оказались потерянными для мира посреди таёжных лесов.

Не ощутив примирения, она тихо вздохнула и покинула кухню, напряжением на которой можно было зажечь иллюминацию на больших буквах «СТАРК» на крыше.

– Тони, я хотел извиниться за то, что мы…

Старк с такой экспрессией взмахнул кофейной кружкой, что чуть не вылил на себя содержимое.

– Ладно, Роджерс, актер из тебя, как из меня балерина, больно довольная у тебя была лыба каждый раз после того, как вы с другом меня на спину заваливали, – одной незанятой рукой трудно было изобразить в воздухе кавычки, но Тони попытался. – И ни мое мнение, ни моя ориентация, тогда никого не волновали. Избавь меня от своих лицемерных извинений, они у меня уже в печенках сидят.

Стив шагнул к Старку. Почти сразу же тот сделал шаг назад, сохраняя безопасную дистанцию.

– Постой, Тони, я лишь хотел… – мягко начал Роджерс и тут же сделал ошибку – резко протянул руку. Старк шарахнулся от него, бросил кружку в раковину, так что отлетела эмалированная ручка, и вылетел вон из кухни.

Даже краем глаза Тони не заметил притаившегося за углом Барнса. Одно мгновение сержант казался потерянным, даже дезориентированным, но вот в глазах его что-то поменялось и он, расправив плечи, вышел из тени.

***

В мастерской Тони опустился за стол, свернул все рабочие выкладки на мониторах и вместо них вывел на все экраны записи с камер скрытого видеонаблюдения. Улучшенная и расширенная система камер была установлена им сразу после… да, сразу после. Это, и режим тревоги, включающий систему круглосуточного слежения за жизненными показателями и отслеживания алгоритмов перемещения по Башне, позволяли ему засыпать ночами. Не то, чтобы спокойно, но хоть ненадолго.

– Пятница, дорогая, – скрыть раздражение в голосе не удалось. – Найди и запусти мне запись с камер наблюдения в кухне, за последние минут… пятнадцать.

Сперва ничего такого, чего не видел он сам. Стив, бледный, но спокойный, как статуя из мрамора. Он, Старк, машет рукой, выглядя одновременно злым и раздосадованным. Выбегает из кухни, оставив последнее слова за кэпом, не замечая ничего вокруг, даже затаившегося за углом Барнса. Стоп, откуда здесь взялся Барнс? Он же без кэпа по Башне и шагу не делает!

На экране Барнс входит на кухню, обращается к понурившемуся Стиву. Слов не разобрать – аудиозаписи нет, руки не дойдут довести до ума, – но и без того понятно, что Барнс раздражен. Стив отвечает, трет шею. Баки внезапно залепляет другу смачный подзатыльник.

– Пятница, стоп! – выкрикнул Старк и начал аплодировать в тихом пространстве мастерской. Что бы там не поделили Барнс и Роджерс, а леща последний заслужил. И не одного.

Ладно, шутки шутками, а Растяпа успел прибраться после маленького внепланового возгорания. Пора возвращаться к работе.

***

– Сэр?

– Пятница?

– Босс.

– Пятница.

– Мистер Старк!

– Да занят я! – вызверился Тони, не отрываясь от паяльника. – У нас кто-то умирает в данный момент? Нет?! Рожает? Опять нет? Так какого…

– В данный момент мистер Роджерс и мистер Барнс состоят в тесном физическом контакте.

– Не передать, как я за них рад! – скривился Тони, обжегшись.

– Рекомендую отправить к ним два костюма, чтобы разнять, и аптечку.

– ..? – Старк бросил работающий паяльник в сторону панически взвизгнувшего шарнирами Дубине и подскочил к мониторам.

На трех экранах бесстрастно транслировалась с разных ракурсов одна и та же запись с разных камер наблюдения, установленных в тренажерном зале. На ринге катались, сцепившись в одно целое, Стив и Джеймс. Тренировочный бой перестал быть таковым, когда от удара ногой в живот Барнс отлетел к стропилам, а Роджерс встал на четвереньки и сплюнул кровь.

– Твою мать! Пятница! Костюмы мне! Живо!

Тони вбежал в лифт и остервенело вдавил кнопку «вверх». Пока кабина издевательски медленно ползла, взвинченного Старка осенило.

– Пятница, вруби протокол пожаротушения. Только в спортзале. Пусть немного охладятся.

Обстановка в тренажерном зале, несмотря на залп сухого льда с потолка, не стала прохладнее

На футболке Роджерса, издевательски белой, невооруженным глазом видны были брызги красного. Барнс с наливающимся фонарем на небритой физиономии кружил вокруг вставшего в оборонительную стойку Стива, словно волк вокруг оленя.

Из ближней стены вылетел Вижн. То ли Пятница сочла нужным предупредить и его, то ли он сам мог отслеживать происходящее в Башне (спалил же он как-то Клинта, примчавшегося вызволять Ванду?), – Старк отложил этот вопрос на потом.

– Не думаете разнять их? – тактично поинтересовался Вижн.

– А должен? – с искренним интересом переспросил Тони.

Вижн счел вопрос риторическим. Как и счел само собой разумеющимся, что Старк в состоянии сам навести порядок в своем доме. Понадобится помощь – она на расстоянии одной стены.

Проследив, как Вижн по привычке игнорирует дверной проем и проходит сквозь стену, Тони перевел взгляд на драчунов. Нет, он сам и эти результаты экспериментов, в разных весовых категориях, без костюма он их разнимать не полезет. Стоп, а это идея!

– Пятница! Еще два… четыре… шесть костюмов мне сюда, в тренажерный зал. Одна нога – здесь, другая – там.

– Позволю себе напомнить, сэр, но у вас ограниченное количество полностью работоспособных костюмов, одобренных лично вами и готовых к использованию. В двух моделях еще не доработаны наладонные репульсоры.

– Но бегать-то они могут? Пятница, меньше слов, больше послушания!

– Мечтайте, сэр.

Но костюмы прислала.

Тони направил два костюма из восьми к рингу, а остальным велел остаться за дверями, и не отсвечивать до получения команды.

Пара некрашеных костюмов перехватила Барнса еще в броске. Роджерсу не хватило ума понять, что его спасают. Кэп набычился, вскинул руки, перетекая в атакующую стойку.

– Старк, что это значит? – медленно спросил он.

– Это ты мне скажи, – преувеличенно равнодушно перевел стрелки Старк. – Я работаю, чиню и подгоняю, никого не трогаю. И тут Пятница докладывает мне, что в моем спортзале вы друг друга убиваете.

Пока Тони убалтывал бдительность кэпа, он не забывал переводить взгляд с Роджерса на обездвиженного Барнса и обратно. Подергавшись в не размыкаемых железных объятиях, Барнс резко как-то обмяк, потом встряхнулся и огляделся с растерянным видом человека, только что разбуженного по тревоге.

– У нас возникли разногласия, – уклончиво ответил Стив, опуская руки, но так же стараясь держать в поле зрения и Тони и Баки. – Так получилось, слово за слово…

– И пошло-поехало по накатанной схеме, – усмехнулся Старк. – что нам перегово… ой, простите, беседы, когда можно кулаками помахать.

Роджерс поджал губы, словно его оскорбили. Потом справился с негодованием и заговорил почти ровным голосом:

– Разногласия бывают у всех, даже у друзей. Не все, правда, потом могут пожать другу другу руки и признать, что были не правы.

Даже если кэп насторожился улыбке Тони, было поздно.

– И то верно, – осклабился Старк, делая знак своей небольшой группе поддержки. Костюмы отпустили Барнса и отступили на два шага от него, и от Роджерса. Кэп на уловку не повелся и выглядел все так же настороженно.

– Чего смотрите? Миритесь при мне, чтобы я был уверен, что обойдется без крови. И раз к слову пришлось, из-за чего такой сыр-бор?

Роджерс и Барнс переглянулись. Тони только усмехнулся тому, как кэп своим патентованным суровым взглядом велит Барнсу молчать и тот, хмурясь, опускает глаза в пол.

– Не обо мне, случаем? – наугад «выстрелил» Старк и по тому, как напрягся Роджерс и вздрогнул Барнс, понял, что попал в цель. Делом чести стало выяснить, как перемывание его косточек переросло в драку.

Барнс поднял голову и уставился на Стива испытующим взглядом. Даже плечом дернул, мол, чего стоишь, кого ждешь, действуй давай. Объясняйся сам, или я помогу.

– Тони, – Стив сделал маленький шажок в его сторону, не укрывшийся от внимания мужчины. – Насчет наших… – он глубоко вздохнул, успокаивая себя, и давая время подобрать слова, – … ночевок во время миссии.

Старк постарался не передернуться, услышав это напоминание о днях и ночах, когда он был практически бесполезен и слаб.

– Ты никому ничего не рассказал, раз мы еще здесь, и не сдал нас ЩИТу. Можно ли воспринимать это как… – Стив облизнул губы и сделал еще шаг к Тони, – ….как предложение продолжать? – и опустил большую ладонь Тони на пояс.

Сказать, что Старк опешил, означало ничего не сказать. От такой наглости у Тони даже дар речи пропал, чего с ним не случалось лет …цать.

Ошибочно приняв оцепенение Старка за согласие, Стив порывисто прижал его к себе, поглаживая по спине. Барнс шагнул к ним, явно собираясь присоединиться.

Старк ужом вывернулся из сокрушительных объятий кэпа. Одного оговоренного с Пятницей знака хватило, чтобы столбами стоявшие костюмы молниеносно пришли в движение.

Секунд через пять Старк смог вздохнуть с облегчением: в этот раз опасность не просто миновала – он сам взял ситуацию под контроль.

Тони чуть не потер руки. Его детища, его костюмы, надежно зафиксировали суперсолдат, перехватив за руки и ноги. Стив пытался разорвать железные объятия, напрягая рельефные мышцы. Вкупе с мокрой одеждой, обтянувшей каждый выступ идеально созданного тела, смотрелось особенно эффектно.

– И, для сведения, раз тут кто-то в танке. Клинту – все равно. Вдове – кто знает, о чем думает загадочная русская душа? Вижн ни во что не вмешивается без обоснованной просьбы. Но вы зарубите себе на носу, отныне я – дома, – Тони раскинул руки, словно пытаясь охватить все огромное здание изнутри. – И я круглосуточно вооружен. Вы мне больше не нужны. Захотите потискаться…– он рубанул воздух рукой, – даже не приближайтесь. И к тебе, кэп, – Тони встал перед висящим в воздухе Роджерсом. – Это особо относится.

Стив напряг бедра, когда Старк добровольно коснулся его в интимном месте, увы, без намека на ласку. Баки не смотрел на Стива, он не сводил глаз со Старка. Жестокого, контролирующего ситуацию. С этой стороны он видел его только в первой и последней их общей миссии.

Для жестоко израненной, обескровленной самооценки Тони вот так держать кэпа за яйца (фигурально и буквально) было настоящим целебным эликсиром.

– Скажи, не ожидал?
Вопреки ожиданию, на лице Стива вместо недовольства проступила печаль.

– Ожидал. Я знаю, что ты не такой человек, Тони, чтобы тебя заставили прогнуться обстоятельства…

На слове «прогнуться» Тони криво ухмыльнулся.

–… значит, за твоими действиями стояло взвешенное решение. И вот оно, Тони? Ты думал, что обязан нам…

Старк прекратил ухмыляться.

– Вас было двое, – вытолкнул он, не споря и не подтверждая. – И вы были против меня, – к его ужасу, голос ему изменил, становясь все глуше. – Кто бы вам помешал? – прохрипел он едва слышно.

Прежде чем лицо выдало испытываемые им эмоции, и уничтожило созданное впечатление, Тони подал знак костюмам. Железные исполины отшвырнули от себя солдат и, подойдя к Старку, преданно застыли по обе стороны от создателя.

– Отныне обращайтесь ко мне только по работе.

В окружении железных тел Старк гордо покинул спортзал.

– Думаешь, стоит ему говорить, что мы бы смогли завалить по парочке его роботов, если бы захотели?

– Нет.

***

Тони ушел, оставив за собой последнее слово.

Стив повернулся к Баки, и вытянул руки перед собой, демонстрируя другу, как они подрагивают в легком треморе.

– Заметил? У меня руки порой трясутся, так хочется к нему прикоснуться, – убито и как-то смиренно констатировал он.

Кто-то, кто серыми глазами смотрел на мускулистые руки Роджерса, моргнул раз, другой. Баки или Солдат?

– Спарринг, – предложил Баки и сразу уточнил:
– Только с тобой. С тобой одним, чтобы Старк не думал об угрозе. Захочет взять с собой своих роботов – не упорствуй. Намекни, что он слабоват в рукопашной без своей брони. Да и в ней он чаще принимает удары на себя, чем блокирует или уклоняется. Это необходимо исправить. Почему с ним раньше никто не занимался?

– Вдова попыталась, но потом передумала, так как Тони не тому уделял внимание, – Стив порозовел. – А на мое предложение потренироваться он резко отказал – мы тогда были знакомы только пару недель. Отказался, сославшись как раз на броню, и я не стал давить. Но ты прав, Тони по-прежнему плохо защищается, и сейчас я возьмусь за уговоры с большим рвением, – пообещал Стив, – теперь у меня двойной стимул.

Баки улыбнулся, будучи рад, что смог предложить если не решение проблемы, то хотя бы сделать первый шаг к тому. Упаси его бог начать ревновать Стива к Старку, и мешать другу восстанавливать тропки на пути к единению? дружбе? прежним приятельским отношениям? Нет, все не то.

Прежними их отношения уже никогда не будут. Стив и Старк попытались с боем отобрать друг у друга нечто ценное, что-то для каждого свое. Право на месть. Друга детства.

Похлопав Стива по плечу, Барнс длинно выдохнул через нос. О возращении доверии между его другом и приютившем их бывшем товарищем и речи быть не могло. Немногим ранее Старк допускал их к себе, следуя каким-то своим целям, а может, не прочь был поэкспериментировать. Честно, таким уж страдающим после их кувырканий он ни разу не выглядел.

Но он никому теперь не доверял, это точно. А на исправление этого могли уйти годы. Может, со временем удастся во всем разобраться, а пока худой мир был лучше доброй ссоры.

Сейчас план был такой: проследить, чтобы в зале Старк не наговорил Стиву лишнего, а Стив в свою очередь не сорвался. Баки ведь тоже был на базе в Сибири, видел сам, как Стив заносил щит над Старком, и теперь не мог, не покривя душой, отмахнуться и сказать, что Стив не причинит вреда упавшему, если решит, что ему не оставили выбора. Не хотелось на практике выяснять, действует это правило только на поле боя, или новый Стив может применить силу и в мирное время.

Стив стал совсем взрослым и желания его стали «взрослыми», а научиться их контролировать времени у него не было. Во время похода Баки не мешал другу, неуверенный, что без помощи Солдата одолеет Стива в бою, тем более, что их желания совпадали. Он просто удерживал Стива от того, чтобы зайти за черту и осаживал, когда видел, что тот теряет над собой контроль.

Следовало покараулить у зала и подстраховать. И Стива и Старка, раз уж на
то пошло.

***

Тони, правда, сам не вполне понимал, как Роджерсу удалось вытащить его в спортзал, на спарринг. Точнее, не вытащить, а взять измором. Предложение потренировать его сразу вызвало у Старка подозрение, и он наотрез отказался. Последнее, чем он хотел заняться с Роджерсом – помимо интима с сомнительного согласия – драться. Опять.

Стив, чертов стратег, отступил без претензий, чтобы позднее вернуться в мастерскую с тем же самым предложением. И горячим ужином на подносе. Позже – с завтраком.

Эти танцы продолжались три дня. Пока Старк не сообразил, что Стиву слишком нужно от него что-то, раз он с маниакальным упорством стоит на своем. Такую бы принципиальность да на пользу Америке.

Чтобы такое необходимое мог попросить Роджерс? Если дело только в очередной попытке грубого солдатского подката – Старк в последний раз жестко дал понять, что не потерпит такого отношения и был, по своему мнению, довольно доходчив.

Впрочем, ни что не мешает проверить, пошла ли наука впрок.

Дожевывая панини с сыром и ветчиной, Тони одобрительным мычанием передал через Пятницу согласие на один спарринг, после которого Стив получит, или не получит просимое. Смотря, как будет просить.

***

Само собой выходило, что заработавшись, Тони мог опоздать на любую встречу. Этот раз исключением не стал. Опаздывая на жалкие двадцать семь минут, Тони направил вперед себя два полностью функциональных костюма, и на ходу уточнил у Пятницы местоположение Роджерса и Барса в Башне.

С секундной заминкой Пятница доложила:

– Мистер Роджерс ждет в зале и заканчивает разминку. Обнаружить мистера Барнса на данный момент не представляется возможным.

– Неужели соскочил?

– Попытки несанкционированно покинуть периметр Башни не зафиксированы.

«Найдется» – сказал себе Тони, минуя застывших на входе железных людей, и входя в зал. После побега Роджерса в сторону, предположительно, Ваканды, Тони распорядился заменить усиленные боксерские груши на обычные, чтобы не сбивать руки в кровь. Заново менять их на усиленные, он не стал, не ожидая, что Роджерс еще когда-либо задержится в Башне так надолго.

Короче, три лопнувшие груши лежали у ближней стены, а направление, откуда их волокли, было отмечено дорожкой просыпавшегося песка.

– Я приберу, – покаянно пообещал Стив, неверно истолковав досадливую гримасу Тони при виде пришедших в негодность спортивных снарядов.

– Не заморачивайся, – отмахнулся Старк, снимая со столбика ринга пару боксерских перчаток. Что показательно, красных. – Пятница пригонит роботов-уборщиков после того, как мы тут закончим. Но знаешь, образ тебя в переднике, с пылесосом и метелкой для пыли, бредит душу.

– Тони, будь серьезней, – попросил Стив, проверяя, в какой стадии заживления находятся недавно рассаженные костяшки. Перчатки ему были малы, а бинтов, которыми он привык обматывать ладони, он на обычном месте не нашел. Создавалось впечатление, что раньше они закупались для него одного.

– Да я серьезен, как никогда, – деланно оскорбился Тони, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Он не выспался, но был сыт. Работа спорилась, но тело устало от сидения на одном месте, да еще в полусогнутом положении. Небольшая разминка и душ стали бы хорошей встряской.

Что бы там себе не думал кэп, а драться Старк умел. Просто в броне трудно было маневрировать и уклоняться, а блоки вообще не были нужны, ибо редко когда (ок, Халку удавалось) кому-то везло подобраться настолько близко, чтобы врезать по…

Сибирь. Капитан и Солдат на раз-два разделали его под орех. На их стороне были сплоченность и огромный опыт боев. На стороне Тони – помятая броня, ноющая боль в руке и бешеное, слепое желание отомстить, убив. Смог бы он, глядя Барнсу в глаза, выбить из него дух –другой вопрос. Сейчас уже не скажешь наверняка.

Роджерс, склонный все подмечать, не мог не заметить, что Тони, до того лучащийся энтузиазмом, вдруг утратил бравурность и застыл на месте, побледнев и глядя в никуда.

– Может, отложим? – предложил Стив, не желая, чтобы Старк счел его вопрос указанием на проявленную слабость, но готовый отступить, если Тони того захочет.

– Нет, с чего бы? – вскинулся Тони, надевая на лицо новую маску. Только без голливудской улыбки теперь.

Старк недобро оскалился, вскидывая руки и защищая лицо от возможного удара. Выглядел он решительным и полным злого азарта. Такой Тони нравился Стиву куда больше. Во всех смыслах.

Через десять минут Стив признался себе, что приятно удивлен. Тони быстро перестроился, памятуя, что брони на нем нет, и продемонстрировал среднее умение вести бой. Среднее, в сравнении с тем же Стивом, но все равно вполне приличное.

Компактный мобильник, выданный в ЩИТе, лежал на стопке сменной одежды, возмущенно вибрируя, но сейчас хозяину до него не было никакого дела.

***

Старк следил и оценивал каждое движение Роджерса. Вопреки ожиданиям, лишнего Роджерс себе не позволял: захваты и удержания оставались сугубо профессиональными и выверенными до секунды. Стоило Тони похлопать по руке Роджерса в условленной манере – тот отпускал.

Сперва Старк вздрагивал, когда Стив касался его – но потом перестал. Адреналин и азарт сделали свое дело и Тони пару раз достал кэпа. Не лелеял себя мыслью, что серьезно – синяки сойдут на нем еще до конца тренировки.

Бросок, захват, Тони удачно использовал разницу в весе против Роджерса и когда тот по инерции распластался на лопатках, оседлал его.

Роджерс застыл под ним, тяжело дыша. Его щеки пылали от прилива крови к лицу, к которому Тони был так близко, что мог видеть, как у Стива расширяются зрачки. Вот оно. Если еще чуть-чуть подтолкнуть, Роджерс сорвется? Или он уяснил урок?

Тони опустил руки кэпу на грудь и прогнулся в пояснице. О, кто-то уже во всеоружии.

– Босс, – громом среди ясного неба раздался голос Пятницы, – я констатирую у вас ускоренное сердцебиение. Вам требуется помощь?

– Нет, все в норме, просто запыхался.

– В таком случае возьмите паузу. Мистер Роджерс, с вами трижды пытались связаться по закрытой линии ЩИТа, а взяла на себя смелость перевести звонок. Желаете ответить по громкой связи или ответите на звонок с телефона?

– Прослушивается? – с пониманием спросил Стив.

– Я не уполномочена отвечать.

Роджерс усмехнулся и, подхватив Тони под бедра, снял с себя.

– Я возьму телефон.

***

Стив был доволен успехами Тони. Как и тем, что смог, во время необходимых прикосновений: подсечек, удержаний, перекатов, в некоторой мере утолить свой тактильный голод. Голод, терзавший его с момента возвращения в Башню.

В некоторой, но далеко не в полной. Запыхавшийся, растрепанный, с покрасневшими щеками Тони выглядел как будто… как будто только что закончил заниматься сексом. От этой мысли Стив и сам сбился с дыхания.

Пропустил подсечку, перекатился, чтобы не придавить Тони собой и в итоге оказался разложенным под ним. Тони с дьявольской улыбкой быстро сел на его бедра. Поерзал по медленно натягивающей штаны эрекции, нагло провоцируя. Он не мог не понимать, что делает.

А что Стив? Стиву оставалось только стиснуть ладони в кулаки и сдерживаться, сдерживаться. Разгоряченный Тони на нем. Дело одной секунды – перевернуться, подмять под себя. Закрыть язвительный рот ладонью. Из футболки сделать кляп и путы для запястий – отсечь возможность призвать помощь. Сорвать или даже просто разорвать джинсы – материал не такой уж прочный – устроиться между разведенных бедер...

Нельзя. Тони не простит. Баки не поймет.

Темные мысли пронеслись в голове Стива, пока Тони лукаво заглядывал ему в глаза, оценивая степень выдержки. Пронеслись, да так и остались запертыми, в качестве фантазии перед сном еще сойдут, а реализовывать их ни в коем случае не стоит.

Бог его знает, что бы еще выкинул Тони, и чем бы это закончилось, как подала голос «Пятница». ЩИТу не терпелось связаться, причем именно с ним, Роджерсом, значит, снова задание. И без Железного человека в союзниках. Значит, несложное, но наверняка требующее стратегического планирования, наблюдения и выжидания. То есть такое, на которое у Тони просто не хватило бы терпения.

Захват ставки террористов или освобождение заложников. Бросить монетку, что ли?

Стив мягко снял с себя Тони и подошел к скамейке, где на одежде лежал, устаревший, по нынешней моде каждый месяц менять средство связи, телефон.

Тони не остался, чтобы послушать, как Стив будет разговаривать по мобильнику, набросил на плечи полотенце и покинул зал. Стив был уверен, что Пятница после доложит ему каждое слово из разговора, но ничего против не имел. Ему не поручили ничего необычного: миссия по выслеживанию и ликвидации. Такое задание больше понравилось бы Солдату, но именно потому Баки на него и не отправится.

Стив убрал мобильник и с подозрением воззрился на решетку вентиляции на стене. Он уже полчаса был уверен, что за ним неустанно наблюдают.

– Баки, я знаю, ты здесь.

– Здорово, кэп, – чересчур радостно отозвался отнюдь не Баки.

– О, Клинт!

– Привет, Стив, – мрачно отозвался на этот раз Баки.

– Ребята?

– Слушай, друг, тут такое дело… – начал Клинт. Его голос звучал как-то сдавленно. – Ты обещаешь не смеяться?.. В общем, ты не мог бы немного помочь и снять решетку с вентиляции?

Роджерс все понял, и от души расхохотался.

– Я не виноват, это твой дружбан знатно отъелся на дармовых сливах!

Все еще посмеиваясь, Стив подпрыгнул и уцепился пальцами одной руки за решетку – та легко поддалась. Из прямоугольного проема тут же показалась чья-то нога.

– А что вы там оба забыли?

– Ну, меня прогулки по вентиляции успокаивают, – наружу по пояс высунулся Клинт. – Как в старые-добрые времена. Мозги прочищают и вообще не все созданы для марафонских пробежек.

Баки втянул ногу и Стив, догадавшись, что сейчас произойдет, приготовился ловить. От добротного пинка в зад Бартон свечкой вылетел из вентиляции головой вниз, но был подхвачен.

– Уф, спасибо. Пятница, родная, ты же не расскажешь об этом забавном недоразумении Тони?

– Я информирую мистера Старка обо всех событиях, происходящих в Башне, – отозвалась Пятница и Стив готов был поклясться, что синтезированный женский голос звучал возмущенно. Будто ИИ была оскорблена предположением, что ее работа предполагает исключения, и она может утаить что-то от создателя, предав его доверие.

Вопрос, а что Баки забыл в вентиляции именно у спортзала и именно тогда, когда Стив спарринговал с Тони, он задавать не торопился. И так понятно, что хотел подстраховать, а в открытую появиться не мог.

Стоп. Ладно Баки – он все понял бы правильно, даже самый сомнительный момент. А такой настал, когда Тони …эм… сел ему, Стиву, на бедра. И наклонился к нему.

Как мог увидеть Клинт? И что он мог подумать?

– И как? – осторожно спросил Стив, наблюдая за Баки. Друг стоял позади, но не выражал беспокойства.

– Честно? – почесал в затылке Клинт. – Старк не совсем безнадежен: Наташа рассказывала, как натаскивала его. Но против тебя ему не выстоять. Я опасался, что ты можешь вспылить и покалечить Старка.

Стив ощутил, как меняется в лице. Видимо, он стал выглядеть недовольным или даже угрожающим, так что Бартон вскинул руки.

– Но я рад был ошибиться!

Стив досчитал до семи и выдохнул.

– Собираемся: у нас задание.

Клинт с облегчением поспешил к выходу. Развернувшегося за ним Баки Стив поймал за капюшон ветровки.

– Не ты. Только я, Клинт и Наташа.

Баки вывернулся из-под руки Стива и воззрился на товарища так, словно тот отказал ему в последней в жизни просьбе.

– Группу комплектую не я. Тактику выбираю не я. Много чего я теперь не контролирую, – Стив опустил руку на плечо Баки. – Но на базу я тебя не повезу, останешься в Башне.

Барнс раздраженно дернул плечом.

Тони не вышел проводить бывших Мстителей.

***

…Старк трясся со смеху, навалившись всем телом на рабочий стол.

– Мистер Старк, в связи с открывшимися обстоятельствами, а именно обнаружившимся пробелом в обеспечении безопасности Башни в части, касающейся системы вентиляции, могу я…

Тони не мог успокоиться, веселясь над зацикленным видео того, как лучник ласточкой вылетает из убежища.

– Мистер Старк?

– Да, Пятница? – отхохотался Тони, утер слезу и распорядился. – Согласен, организуй датчики движения на протяженности всей вентиляции. По всей Башне, конечно. И заново протестируй систему видеонаблюдения.

Незаметные глазу камеры, натыканные на каждом этаже башни, не в первый раз выручали его. Он мог сколько угодно пересматривать интересующие его записи, раз за разом подмечая что-то, чего не заметил или не придал значения. Вот и сейчас, глядя на свой спарринг с Роджерсом со стороны, Тони заметил его метания, то, как Стив себя осадил и подумал себе, мол, поддается дрессировке. А сейчас он сам сидел в Башне, плевал в потолок, пока великолепная троица наводила порядки в стране третьего мира, и думал, что его тоже пытаются дрессировать.

Ни в услугах Железного человека, ни сержанта Барнса правительство США нынче не нуждалось. Не то, чтобы Старка это сильно расстроило. Но в Башне внезапно вновь стало тихо и пустынно.

Старк прослушал запись разговора в спортзале до конца, и веселье улетучилось, как небывало.

– Пятница, найди мне Барнса, просканируй его.

Около пятнадцати секунд Пятница потратила на то, чтобы обнаружить сержанта и вывести на экран компьютера данные о его физических показателях. Да, теперь в обязанности ИИ входило круглосуточное наблюдение за жизненными показателями своего хозяина и его опасных гостей.

Здравствуйте, я Тони и я параноик.

– Сэр, сержант Барнс нестабилен. Недостаток сна плохо сказывается на его физическом и психологическом состояниях, и усугубляет…

– Недостаток сна? – переспросил Старк.

– Сержант Барнс не спит более 36 часов подряд, сэр, – сухо отозвалась Пятница.

– И ты говоришь мне об этом только сейчас, потому что…

– Вы приступили к решающему этапу разработки и запретили докучать вам с иными предупреждениями, кроме скорой смерти или рождения, – подхватила Пятница с легко читаемым негодованием.

Старк повел плечами и отложил отвертку, которую крутил в руках. Все одно, за последний час он не спаял ни одного контакта, не выкрутил ни одного болтика. После «трудового дня» в полтораста суток на работу не стояло совершенно.

– Напомним мне, проблемы со сном у Барнса совпали с отъездом Роджерса по заданию?

– Нет, сэр. Сержант Барнс испытывает периодические расстройства сна с момента переезда в Башню. Нынешний период в 39.3 часа – самый длительный.

Тони побарабанил пальцами в ожогах по грудной пластине.

– Когда вернется Роджерс?

– Неизвестно точное время, сэр. На задание ему отвели от двух до четырех суток.

– Нехилый разброс, – проворчал Старк, почесывая в затылке. – Ладно, сам схожу, разберусь.

– Прислать к вам два костюма, сэр? – обеспокоилась Пятница.

– Пожалуй, они не будут лишними, только пусть держатся позади.

***

Тони ожидал от комнаты одного из вечных солдат спартанского порядка. Но в спальне, без преувеличения, был бардак. Раскиданная одежда, исписанные листки, выдранные из ежедневника. Личных вещей – безделушек, рамочек с фотографиями – ноль целых, ноль десятых. Разворошенная постель напрягала голым матрасом: простыня была разорвана на длинные полосы, то ли для веревочной лестницы, то ли чтобы вздернуться. На тумбочке когортой стояли бело-оранжевые пластиковые баночки с таблетками. Одну из них Тони узнал, не видя названия – он и сам такие периодически принимал.

Барнс бесшумно набросился из темного угла. Ухватил, скрутил, повалил Старка на пол и уселся сверху. Управился в общей сложности за полторы секунды. За это время не то, что костюмы не позвать, даже и испугаться можно было не успеть.

Будучи распятым по полу, с зафиксированными руками, Старк признал, что идея оставить костюмы за дверью не была лучшей из посетивших его за неделю.
– Помнишь меня?

Удар по половицам, рядом с головой, кстати, пробивший паркет, наверное, и был ответом. Было бы проще, будь лицо Барнса искажено страхом или яростью. Все это – понятные эмоции. Но выражение лица человека, сидящего на бедрах Старка, было пугающе пустым. Как и глаза. Скорее всего, Барнс не только не помнил, кто перед ним, но и не осознавал происходящего.

Солдат медленно отнял левую руку от запястий Старка, опустил к шее. Тони сглотнул, кадык дрогнул под металлическими пальцами. Старк понимал, что рискует, но бездействие тоже могло плохо кончиться. Тони потянул руку Барнса ниже, молясь, чтобы тот не принял касание и движение за сопротивление. Металлические пальцы заскребли по заляпанной машинным маслом майке, цепляя за заскорузлую ткань. Не меняясь в лице, Солдат вдруг вскинулся и одним махом разорвал на Тони майку сверху донизу, обнажая торс.

Положив живую руку на грудь с сеткой шрамов, Зимний Солдат с пустым лицом погладил их пальцами, словно убеждаясь, что они настоящие. Моргнул раз, другой, и в серых глазах появилось что-то, отличное от пустоты. Растерянность.

«Так, так, – мысленно подбадривал себя Старк, – припоминаешь, солдатик. Что это я чинил твою руку, в памяти не отложилось. Но ты знаешь человека со шрамами на груди. Этот человек не опасен. Ну… если первым не начинать, конечно».

Не рискуя двигаться, Тони только сжал и разжал пальцы, пока освобожденные запястья ломило от недавней хватки. Без синяков назавтра не обойдется.

С тем же «выразительным» выражением на лице Солдат поднял Старка на руки. Сделал три шага к разворошенной постели и бросил того поверх одеяла. Шлепнувшись на спружинивший матрас, Тони обрел голос.

– Ладно, я понял, 21 век и все такое. Но прелюдия могла быть и подлинней. Имей же ты совесть.

Солдат сбился с шага, постоял у постели. Забрался на самый край, посидел, то ли раздумывая, то ли давая время к себе привыкнуть, потом полез к Старку. Легко, как куклу, развернул на бок, лицом к двери, прижался грудью к спине. И начал мрачно сопеть в ухо.

Было стрёмно. Да, точно, вот это самое сленговое молодежное словцо, которые вмещает в себя слова попроще: «странно», «пугающе», «смущающе» и еще какие-то, которые сейчас Старк сформулировать не мог.

Киллер-снайпер, со сбитой программой-триггером в мозгах, отвечающей за заказные убийства, половину времени не отвечающий за свои действия, затащил его в постель и облапил.

Железная рука неприятно холодила кожу. Старк безуспешно поерзал, поджал голый живот. Смирился, расслабился, подстроился под ритм чужого дыхания. Через пять минут спал, как младенец.

***

У Тони в жизни было много совместных ночевок, читай, секса с прекрасными женщинами. Но с количеством раз, когда он позволял себе проснуться примерно одновременно с кем-то, они не совпадали, вот незадача. Чаще Тони сбегал до того, как пресыщенная партнерша открывала глаза и находила вторую сторону постели пустой и холодной.

В период, когда Тони встречался с Пеппер, им не всегда удавалось засыпать и просыпаться в одной постели. Или в одной стране, если уж на то пошло.

Короче, Старк не привык просыпаться тогда, когда его обнимали, пусть ему и нравилось такое пробуждение. Ценишь то, что редко получаешь. Почти всегда.

Ну, когда тебя, устроившегося в жизни парня, не оплетает смертоносными руками девяностолетний солдат. Холодея, Тони выбрался из объятий – Барнс так разоспался, что не заметил, как его покидают, – сполз с кровати и на цыпочках ушел на выход.

Только закрыв за собой дверь и удалившись от комнаты метров на тридцать, Тони позволил себе вздох облегчения.

– Пятница, сколько сейчас времени и есть ли новости для меня?

– Сейчас девять двадцать утра, сэр. Вам трижды звонил полковник Роудс. Капитан Роджерс, агент Романова и Бартон прибыли в Башню в половине третьего ночи. Сейчас агенты в своих комнатах. Капитан в тренажерном зале.

– С половины третьего?

– С трех часов ночи, сэр.

– Какая муха его укусила?

– Не могу знать, сэр. Связать вас с полковником Роудсом?

– Сперва душ, потом дела.

– Как вам будет угодно. Я приступлю к разбору почты. И вы просили напомнить о встрече в двенадцать ноль-ноль с…

– Я и сам помню! Приготовь автомобиль и смену одежды.

– Что бы вы без меня делали.

Старк был не в настроении, чтобы разговаривать с кэпом, но тот, к счастью для них обоих, так и не повстречался. Тони без помех добрался до своей спальни, где смог освежиться и подобрать футболку. Джинсы в потеках машинного масла оставил.

На кухне обнаружился серый от недосыпа Роджерс.

– Приветик.

Роджерс пробулькал что-то в кружку. Он как-то странно разглядывал Тони сверху донизу, словно искал что-то (необычное).

Соблазнившись запахом свежего кофе (неужели кэп наконец-то подружился с кофемашиной?), Тони налил себе полную кружку. Выпил в четыре долгих глотка и снова налил доверху.

Не обращая внимания на молча пялящегося на него Роджерса, Тони открыл дверцу холодильника. Слева – куски мяса в вакуумных упаковках – Барнс и Клинт уминали стейки, как голодающие. Справа – овощи для озабоченного здоровым питанием Кэпа. Для Вдовы Пятница исправно закупала салаты прямиком из ближайшего ресторана, в котором заправляли эмигранты из России.

Тони рискнул и стащил один, где было поменьше зелени. Сообразив, что он, Старк, будет завтракать и вопреки обыкновению никуда не торопится уходить, Роджерс отвернулся. Интересно, когда они поменялись местами? Выспавшийся умиротворенный он сам, с тарелкой аппетитного салата в руках, и смурной кэп в несвежей одежде, глотающий кофе, как воду.

Старк поковырял вилкой кусочек ветчины в тарелке. Откладывать разговор было нельзя – а как начать, чтобы не устроить скандал, он не знал. Ладно, тут как с пластырем – лучше сорвать сразу, а не тянуть по миллиметру.

– Спал, как убитый. Почти даже стал им, – Тони не удержался и зевнул, прикрыв рот ладонью. Спина Стива одеревенела при следующих словах. – Вернулся твой перемороженный дружок. Обошлось без трупов. Я был узнан, – Роджерс резко обернулся и Старк потер грудь под целой футболкой. – Шрамы, наконец, сослужили добрую службу, – пояснил он на недоумевающий взгляд кэпа. – Значит, что я даю ему крышу над головой, кормлю и чиню, Солдат не помнит, а вот шрамы запомнил.

– Солдат, – повторил Стив, меняясь в лице.

– Ты мне вроде втирал, что Солдат в прошлом, – уколол Тони и закинул в рот маленькую помидорку. Ругаться не хотелось. Хотелось докопаться до сути и понять, о чем на этот раз умолчал Роджерс. По возможности, без скандалов и вызова брони.

– Так и есть, – Роджерсу хватило наглости кивнуть. – Код больше не работает. Но…

– Вот мы и добрались до «но».

– Баки трудно адаптироваться к новому миру, и иногда он отключается от реальности. Это не зависит больше от слов кода. Просто… накрывает. И случается, что на короткое время: минуты, секунды… «приходит» Солдат. Но без команд и приказов, он теряется и снова «уходит».

– Так вчера он поздороваться пришел?

– Меня не было рядом больше суток. Баки заволновался и… отключился.

– Вот не могу я понять. Ты улетел на миссию, не предупредив, что оставил в моей Башне сюрприз в виде доктора Джекилла, который по-прежнему может перекидываться в мистера Хайда. Брюса от Халка хотя бы отличить сразу можно.

– Я запретил им выходить из их комнаты. Прислал на телефон смс-оповещение, чтобы Баки принял свои… успокоительные.

– Не сильно-то они ему помогли. Он… или второй, почти два дня слонялся по комнате, как заведенный. Пока я его не навестил. И встретил меня не Барнс.

– Тони… – Стив растер ладонями лицо, вернув ему жалкое подобие прежнего румянца. Он выглядел уставшим и сбитым с толку.

– «Не делай так больше?» – съязвил Старк, лениво дожевывая салат.

– Мы съедем, – заявил Стив одновременно с ним.

– ?

С одной стороны, ура! Свобода от засилья убийц и грязных домогательств от них же. С другой… куда Роджерс потащит недолеченного Барнса? До Ваканды путь неблизкий, на автобусе не доберешься, а на билетах на самолеты разоришься. Снимет им комнатку в родном Бруклине и будет круглосуточно бдеть? А если Барнса «замкнет» на задании?

Старк притянул за ручку чашку с кофе.

«Уже замкнуло, – сказал он себе. – В домике лесничего, когда для того, чтобы помыться, Барнсу пришлось отстегнуть свою руку. – Старк усмехнулся себе, не видя внимательно взгляда Роджерса. – А я не заметил, полез к Солдату шрамами щеголять».

– Тони, – продолжил Стив все так же устало, так что и перебивать его не хотелось. – Мы усвоили урок. Ты ясно дал понять, что мы не можем… ничего не получится у нас. Баки это понимает. Большую часть времени, – добавил Роджерс после паузы. – Вчера ты сам пришел, сам предложил помощь. Теперь Баки может подумать, что ты простил его… – он удержал Тони не сколько словом, сколько жестом, когда тот вскинулся, – нет, на за все, хотя бы за наши «ночевки». Мог решить, что теперь сможет положиться на тебя, когда меня снова не будет рядом. Но так ли это, Тони?

– То есть я еще и усугубил ситуацию, и должен взять ответственность за это, ты это хочешь сказать? – ощетинился Старк. Плечи Роджерса опустились, когда он длинно выдохнул.

– Нет, я не это хотел сказать. Мы съедем.

– Делайте, что хотите!

Его ждали звонки Роудсу, Пеппер и мелкому Паркеру. Да, именно в такой последовательности. А вечерком можно укрыться в мастерской и бутылку открыть.

***

Только спустившись в мастерскую, Старк вспомнил об одном незаконченном деле. «Дело» занимало пятую долю пространства на одном из столов для тех изобретений, что находились в процессе постоянной доработки. Тони покосился на початую бутылку, стратегически стоящую под столом. Нет, сперва кое-что доделать, представить на суд, а вот пить – нельзя, до обеда выветриться не успеет.

Пришлось тащиться обратно – туда, откуда только что ушел.

На эмоциональном подъеме Тони вошел на кухню и сразу понял, что людей в ней стало больше, а он пропустил нечто неприятное. Наташа стояла у холодильника, опершись об него спиной и недовольно скрестив руки на груди. Роджерс продолжал гипнотизировать кофейник, словно тот хранил в себе не кофе, а государственную тайну. При виде его физиономии Старк поостыл. Вспомнилось, что кэп изволил выразить намерение съехать и на душе кошки заскребли.

За кухонным столом, спиной ко всем, сидел сгорбленный Бартон, обхватив голову руками. Он даже не сменил форму на что-то более домашнее. На столешнице перед ним лежал распечатанный конверт и несколько документов, заверенных печатями. Еще не видя текста, Тони догадался, что Лора Бартон решилась оформить развод.

Старк опустил глаза на три стрелы в своих руках, которые не без гордости нес Леголасу опробовать. Пожалуй, сейчас не лучшее время для представления модификаций.

Между лопаток стало неуютно, как если бы за спиной кто-то стоял и пялился, не моргая, так что Тони поспешил войти, чуть не запнувшись на пороге.

Наташа ободряюще коснулась затылка Клинта, но тот вскочил, словно Вдова обожгла касанием.

– Ничего, с чем бы я ни справился, – отмахнулся он и нервно выдернул из руки Старка одну из стрел, едва не оцарапав тому пальцы наконечником. – Что тут у нас такое?

Бартон словно очнулся и криво осклабился, рассматривая серо-черную стрелу в своих руках.

– Что в них теперь? Выпрыгивающая сеть? Дымовая завеса?

– Шокер, – ответил Старк коротко и не удержался от пояснений. – Всё новое – хорошо забытое старое. Даже если по каким-то причинам не попадешь в цель, разряд тока, бьющий во все стороны в радиусе двадцати метров, закончит за тебя работу.

– Смертельный? – хищно поинтересовался Клинт.

Тони отстраненно заметил, что колчан у него пуст, но лук исправно висит за плечом. Сбоку от него стояла Вдова, снова скрестившая руки на груди. Позади – Роджерс. Вздумай Клинт немедленно сделать пробный выстрел – его скрутят быстрее, чем стрела сорвется с тетивы.

– Сердечникам лучше не оказываться в зоне поражения, – просто ответил он, опираясь задницей о стол. Роджерс обеспокоенно посмотрел на Старка, но смолчал, весь подобравшись.

Клинт неуловимо повертел в пальцах стрелу, взвесил на ладони, оценивая баланс. Внимательно изучил каждый отполированный дюйм и в одно мгновение наложил стрелу на сорванный с плеча лук. Черная стрела смотрела в потолок, но это никого не могло обмануть. Роджерс дернулся в сторону безразлично стоящего Тони, но был опережен.

Вспарывая сбой повисшее напряжение, порог кухни переступил взъерошенный Барнс, даже не переодевшийся со сна. Словно не замечая присутствующих, он целеустремленно направился к столу, где стоял забытый (и остывший) Старком кофе. Чтобы дотянуться до чашки, оказавшейся за спиной Тони, Барнс приобнял его, закрывая собой от возможной траектории полета стрелы.

Старк растерянно таращился на Барнса. Растрепанные отросшие волосы, прищуренные серые глаза и лукавая улыбка вообще никак не накладывались на ночной образ полувменяемого Солдата.

Кое-что Тони успел заметить, прежде чем Барнс отстранился. Одной рукой он тянулся за керамической кружкой, а в другой вертел лезвие. Полоска метала без ярко выраженной рукояти, чтобы уменьшить вес. Там, где было положено быть деревянной рукоятки, были только прорези для пальцев.

Получив вожделенную кружку, Барнс повернулся к Тони спиной, и словно бы только тогда приметил Бартона с луком.

Барнс лениво попивал из кружки, поверх нее поглядывая на Клинта. Ловкие пальцы крутили метательное лезвие с такой скоростью, что оно казалось расплывчатым. Вот круговерть прекратилась, и Барнс перехватил лезвие двумя пальцами.

Клинт спустил стрелу с тетивы. Стрела вонзилась точно в искусно спрятанную видеокамеру, и Бартон опустил лук. Заряд тока вызвал замыкание в энергосистеме, отчего погас свет, и кухня погрузилась в полумрак. Тони мысленно чертыхнулся, сообразив, что для кого-кого, а уж для Вдовы и Леголаса его тайная система видеонаблюдения совсем даже не тайная.

Бартон, ни на кого не глядя, быстрым шагом покинул кухню. Бросив Старку извиняющийся взгляд, за лучником поспешила уйти Вдова.

Тони растер лицо руками и задрал голову к потолку.

– Пятница, деактивируй код допуска агента Бартона в Башню. Доступ Романовой пока под вопросом.

– Тони, это не слишком?.. – Роджерс только заикнулся, а в ответ получил такой взгляд, что рот сам захлопнулся. Критиковать Старка сейчас – прямой путь к страшному скандалу. А ему очень хотелось провести оставшийся день в компании Тони как можно более мирно.

– Пятница, что у нас со светом?

– Работаю над этим. Включаю дублирующую энергосеть.

Мигнув пару раз, лампы вспыхнули с прежней силой.

Тони обратил внимание на руку Барнса. Несколько блестящих пластин на ней при последнем сокращении не улеглись, продолжая некрасиво торчать. Старк ухватил Барнса за руку и потыкал пальцем в одну из таких пластин – не поддалась.

– Давно так? – взбудораженный отдохнувший мозг радостно ухватился за новую задачку. Да и невозможно было, видя неисправность такого изощренного изобретения, не задуматься о ремонте.

– С прошлого дня, – расплывчато ответил Барнс, скрывая неловкость. Тони держал его металлическую конечность за запястье и самозабвенно, почти ласково гладил торчащие пластины.

– Сможешь починить? – почти умоляюще спросил Роджерс.

– У меня днем запланированы пара встреч, но к пяти вечера жду тебя в мастерской, – Тони указал на Барнса, опасавшегося пошевелиться, пока к нему прикасались. Старк был поглощен вниманием к протезу, чтобы заметить взгляд Роджерса. Немного раздосадованный и смирившийся.

– Ты пойдешь один? Тебе не нужна… подстраховка? – запинаясь, спросил Стив.

Тони закатил глаза.

– Я должен встретиться с одним юным дарованием. Вы должны его помнить: чувачок-паук. Обещаю без вас с ним не обниматься!

***

Только к семи вечера, утомившийся и отвратно трезвый на свой взгляд, Старк смог вернуться в Башню. Не переодеваясь, он сразу направился в мастерскую и велел Пятнице поторопить «ископаемых».

Роджерс уговорами привел Барнса в мастерскую, где Тони специально держал дверь разблокированной. Сложности начались, когда Барнс увидел кресло с ремнями, над которым нависали непонятные конструкции с экранами, и едва-едва не «перекинулся» в Солдата. Стив смог усадить друга в кресло и быстро обездвижить, только обещаниями оставаться поблизости.

У Тони был свой план по проведению ремонтных работ и стоящий над его душой Роджерс в них не вписывался. Ремни и кресло конструировались с учетом силы суперсолдата, так что обращения Барнса в Зимнего Тони мог не опасаться. Секунд пятнадцать так.

Старк с ходу выставил ультиматум, Роджерс с ходу его отмел. Стив и Тони ударились в жаркий спор, результатом которого стал консенсус. Стив покидает мастерскую, но может стоять под дверью и сколько угодно любоваться через стекло. В случае возникновения опасной ситуации, Пятница отопрет дверь.

Тони ногой придвинул стул поближе к креслу, на котором Барнс лежал, затаив дыхание, и приступил к кропотливой работе.

Следуя инструкции, созданной техниками ГИДРЫ, Тони со всей осторожностью начал отсоединять протез. Одному богу ведомо, как с этой филигранной работой обычно справлялись Роджерс и Барнс, у которых стальные лезвия в пальцах гнулись.

Барнс часто задышал, откинулся в кресле, вопреки просьбе не двигаться содрогнулся всем телом, мешая процессу, и открыл глаза. Старк только плечами повел, прогоняя продравший вдоль позвоночника озноб. На него зло и настороженно смотрел Солдат.

– Утречка, – поприветствовал очнувшуюся машину для убийств Старк.

– Ты не куратор, – обвиняюще произнес Солдат. – Ты не Стив.

Солдат сжал так и не отсоединенную руку в кулак. Металлические пластины сократились, да так и застыли. Солдат перевел недоумевающий взгляд на свою руку.

– Ремонт, – значительно воздев отвертку в воздух, пояснил Тони в ответ на подозревающий взгляд.

– Ты техник, – полуутвердительно-полувопросительно обозначил Солдат.

– А ты разговорчив, как никогда, – похвалил Старк, сообразив, что убивать его прямо сейчас не будут.

Солдат, не зная, что еще спросить, рассеянно блуждал взглядом по мастерской Тони, пока не остановился взглядом на нем самом. Жилет Старка и рубашка, еще утром чистые и отутюженные, а сейчас мятые, были полурасстегнуты, отрывая вид на самое начало сетки шрамов на груди.

Солдат с видимым усилием поднял закоротившую левую руку, но не дотянулся и только указал направление.

– У тебя тоже забрали что-то?

«Кусочки шрапнели, угрожающие сердцу, да мини-реактор, питающий магнит, ничего особенного», – мысленно ответил Старк, но вслух не произнес ни слова. Солдату, впрочем, не очень-то нужен был озвученный ответ. Ему было достаточно каких-то своих выводов.

Пока Старк работал, Солдат смотрел на него. Кусал губы, если было больно, но молчал.

Под конец ремонтных работ, занявших ни много ни мало четыре часа, Солдат отрубился, и Барнс не пришел его сменить.

***

– Тони?

Старк вскинулся и протер глаза, в которые словно песку сыпанули. Он, что, придремал сидя?

В последний раз Тони отрубился в мастерской… позавчера? Да, когда позволил себе стаканчик (или четыре) в молчаливой компании Дубины – идеальный собутыльник: не перебивает, а только слушает и все услышанное остается при нем. Приступы «работун плюс запой» все тяжелее давались с возрастом. Хотелось помыться, поесть и поспать. Хотя, пункты помыться и поесть можно было отложить.

– Готово, – отрывисто бросил Старк, преувеличенно бодро глядя на Роджерса, - можешь забирать свою бронированную Спящую красавицу, я продиагностировал его протез, снял и перепроверил механизм крепления, исправил баг, коротить больше не должно. Ах да, его клешня теперь поддерживает температуру, приближенную к температуре его тела. Знаешь, когда он касается этой холодной железякой, прям передергивает… – Старк осекся, но ляпнутого было не вернуть.

Стив сделал пару неуверенных шагов.

– Все в порядке? – уточнил кэп, глядя почему-то на него, Старка, а не на своего ненаглядного Баки.

Тони опустил глаза и осознал, что держит ладонь на макушке Барнса.

– Просто забирай его и уходи.

– Ты идешь с нами, Тони, – заявил Роджерс, подхватывая спящего Барнса на руки.

– Черта с два, – любезно сообщил Тони о своем мнении.

– Тони, ты же понимаешь, что мне нетрудно унести Баки и вернуться за тобой. И даже вынести.

Роджерс, что, флиртовал?

– Я заблокирую дверь и ты не пробьешь ее даже тараном из вибраниума, – быстро ответил Старк, отступая к креслу, за которым можно было и спрятаться, если что.

– На самом деле, сэр… – вмешалась Пятница, - в число моих приоритетов входит и обязанность следить за вашими психофизическими показателями. Я вынуждена доложить, что поскольку вы проявляете признаки переутомления и отказываетесь от отдыха и пищи, то для обеспечения исполнения своей задачи я самовольно разблокирую для мистера Роджерса дверь в мастерскую по первому требованию, если ваши показатели ухудшатся еще хотя бы на 10%.

– Я создал мать Скайнета, – грустно сказал Старк, и ляпнул, не задумываясь. – Кругом предатели.

Роджерс потемнел лицом, помедлил, поудобнее перехватывая Баки и направился к открытой двери.

Тони с раздражением пнул кресло и выругался. Он ведь не сказал ни слова неправды, отчего же на душе стало так паршиво?

***


@темы: фики (мои)

URL
Комментарии
2017-02-16 в 22:03 

byaka13
В гостиной не было ни души. Бартон и Вдова оперативно собрали вещички и уехали – куда, Старк не допытывался. Вижн улетел на конспиративную квартиру, повидаться с Вандой. Все, кто об этом знал, понимали, что это не что иное, как свидание. Но сам Вижн на подколку сухо пояснил, что все могут ошибаться и отбыл через панорамное окно.

Проще говоря, гостиная, наконец, пустовала, и Старк позволить себе расслабиться, лежа на диване. Он снял жилет, поставил на журнальный столик бутылку и бокал, устроился поудобнее, и громко хлопнул в ладоши.

– Пятница, просыпайся! Выведи мне записи с камер в комнатах Роджерса и Барнса. Только те, что за последнюю ночь, и где есть я. Посмотрю их – и сразу перемести в архив на моем личном сервере, не забудь предварительно зашифровать. Впрочем, более ранние тоже перемести.

– Сэр, у вас появилась странная привычка учить меня моей работе.

– Выполняй, у меня еще полно других забот.

– Вывожу, сэр.

Широкоэкранная панель на стене ожила. Тони откинулся на диване и отпил из бокала. Через пять минут однообразное видео ему надоело.

– Стоп, – мотнул головой Тони. Он не собирался просматривать многочасовое видео собственного сна поминутно и искал только интересные моменты. – Теперь ускорь запись.

Спустят несколько часов в записи и пару секунд на экране, дверь в спальню открылась и закрылась. Мелькнул чей-то силуэт.

– Останови, отмотай назад и воспроизведи.

На фоновой темной картинке – чуть более светлый прямоугольник – кровать. На ней два спящих человека. Дверь в комнату медленно открывается – на постель падает полоска света из коридора. На постели – ноль движения.

Стив собирается войти, но фокусируется, и застывает на пороге.

– Пятница, стоп, крупный план.

На открытом лице Роджерса – болезненно-огорченное выражение лица человека, которого не пригласили на семейный праздник.

– Продолжи воспроизведение.

Стив попятился, отступая в коридор, и притворил за собой дверь. В комнате вновь повисли густые сумерки.

– Наведи резкость.

На кровати Тони начал метаться, стискивая в руке угол подушки, засучил ногами и даже ударил Солдата ступней в голень.

«Или уже не Солдата», – подумал Старк, когда на экране спящий рядом с ним человек очнулся и принялся тормошить мечущегося в кошмарах Тони. Барнс развернул к себе Старка в тот момент, когда последний открыл глаза, но еще не осознал, где находится и что происходит.

Старк только скривился, когда на записи его двойник вскинул дрожащие руки, собираясь невербально призвать броню в спальню. Повторялась история с Пеппер и случайно вызванным ночью «Марком».

Мгновенно сориентировавшись, Барнс применил силу, чтобы прижать обе руки Тони у него над головой и не дал наделать глупостей. Тони ожидаемо запаниковал еще больше, вынырнув из сна в темноте, в чьих-то сильных руках, не дававших брыкаться и дальше. Тони ударил нависшего над ним Барнса головой, но спросонья не рассчитал, и удар пришелся в подбородок. Сержант дернулся, но не отпустил, вместо этого зафиксировав Тони еще и ногами.

Тони на экране нападения не оценил, задергался всем телом, пытаясь выползти из-под тяжелого мужика, пришпилившего его к постели, но вскоре затих, понемногу вспомнив, где он и с кем. Убедившись, что паническая атака начала спадать, Барнс сразу отпустил руки Тони. Тот испуганно оттолкнул от себя Барнса и пополз спиной к краю постели. Окончательно приходя в себя, сел и закрыл лицо руками.

Барнс склонился со своего края, пошарил под кроватью и выудил бутылку с водой. Подлез к Тони и протянул ему воду. Когда тот не отреагировал, сел рядом, отвинтил крышку, поставил на пол. Тони дотянулся до бутылки и приложился к горлышку, жадно глотая и проливая на себя. Утолив жажду, он утер рот ладонью и отставил бутылку на пол, рядом с кроватью. Снял с себя обрывки майки и обтерся.

Когда Барнс пружинисто поднялся на ноги и потянул за собой Тони, Старк на мгновение подумал, что тот выставил его за дверь или решил уйти самому, оставив его двойника досыпать в одиночестве. Но разве они не проснулись вдвоем?

Барнс сноровисто выудил из тумбочки свежую простыню взамен разорванной, постелил поверх матраса и тщательно разровнял все складки на ткани. Шлепнулся на свою сторону и похлопал по месту рядом с собой. Уходить он и не думал и Тони прогонять не торопился.
«А чего ему уходить? Спальня-то его», – хмыкнул себе Старк, наблюдая как другой Тони несмело ложится и притягивает к себе подушку. Обнимает ее и поворачивается на бок, поджимая ноги. Барнс подкатился со спины, обнял двойника и затих.

– Пятница, останови.

Запись замерла. Старк наклонил бутылку, подливая себе виски.

– Вернись к началу, запусти по новой.

Услышав над собой командный голос Роджерса, Тони дернул рукой, и струя пролилась мимо бокала.

– Черт подери, кэп, на черта так подкрадываться?! – Тони потряс рукой, и с пальцев сорвалось несколько капель виски.

– Я не хотел тебя пугать, Тони, – Стив обошел диван и сел на другой его край, максимально далеко от взвинченного Старка.

Пятница тем временем обработала запрос и запустила видео по второму разу. Отнекиваться от камер в жилых комнатах, круглые сутки записывающих видео, было поздно и глупо. Но оправдываться Старк не собирался вовсе.
Роджерс, в свою очередь, не торопился обличать Старка и требовать с него ответа за нарушение конфиденциальности личной жизни. Его, кажется, видео интересовало не меньше.

– А звука не будет?

– Не будет, – буркнул Тони, облизывая пальцы. – Не нравится, не смотри. Тебе-то чего не спится?

– Собираю вещи.

Стив поднялся и ушел куда-то в сторону бара. Тони не успел укорить себя за испорченный в самом начале последний разговор и ощутить тоску, как Стив вернулся. Со вторым бокалом в руке, в котором уже что-то плескалось.

Тони демонстративно поиграл бровями, на что Стив только пожал плечами и сел на то же место. Отпил немножко из бокала и продолжил смотреть мутноватое видео.

Попивая из бокала, Тони какое-то время рассматривал профиль Роджерса.

– А вы после разморозок не очень-то постарели, да что там, почти не изменились. Вон ты, кэп, сменил стрижку, да слегка потемнел шевелюрой. Барнс… откормился, что есть, то есть. Ты когда предложишь ему подстричься? Он за своими патлами света белого видеть не должен.

– Дашь номер своего стилиста?

– Ты язвишь или серьезно? – удивился Тони. – Ого. Признайся, что ты там такое пьешь?

Стив смущенно показал маленькую фляжку, покрытую рунами.

– Это нашего небожителя? Ах ты, шифрующийся алкоголик, – захихикал Тони и подавился воздухом, когда Стив, не поняв шутки, кивнул.

Плазменный экран вместо фильма по третьему кругу транслировал заезженную запись из комнаты Барнса. Стив смотрел, но от комментариев воздерживался. А Старк в кои-то веки очень хотел эти комментарии услышать.

– Объясни-ка мне вот это, – Тони неопределенно обвел рукой с бокалом картинку на мониторе.

– Орудуя ножом, Зимний Солдат целит всегда в шею или живот, – медленно начал Стив, - грудь…

Стив не следил за тем, что говорил. Он смотрел запись и вспоминал, что почувствовал, когда торопясь найти и успокоить Баки, увидел, что тот уже нашел себе поддержку.

Выбоина в полу настораживала, но других разрушений в комнате Роджерс не углядел.

Навскидку Стиву трудно было понять, случилось ли что-то у этих двоих, когда они оказались в постели. Баки был по-домашнему, но одет, зато майка Тони была разорвана надвое, и Баки… ох, Баки…

Орудуя ножом, Зимний Солдат целит всегда в шею или живот. Грудь… если не пронзить сразу сердце, то в принципе удар в нее не обязательно станет смертельным. А сейчас, во сне Баки бережно накрыл металлической ладонью живот Тони, словно оберегая.

В детстве, когда в не отапливаемых квартирках семейства Барнсов или Роджерсов у жильцов зуб на зуб не попадал, Стив и Джеймс, если им случалось ночевать друг у друга, забирались вдвоем в одну кровать. Зимой Стив часто бывал простужен, нос и горло закладывало и ему становилось трудно дышать, словно не хватало одной астмы. Баки обнимал младшего друга и, не рискуя класть руку на его без того с трудом вздымающуюся грудь, устраивал ее на животе. Когда ночами Стив начинал заходиться в приступе кашля, сгибаясь пополам, Баки просыпался первым и давал сонному Стиву лекарство, которое мама Стива ставила для него на тумбочке.

Если подобное случалось, когда Стив гостил у Баки, то, не желая будить никого из домашних, он закусывал край подушки и давился кашлем, пока Баки быстро заваривал для него травяной чай.

Стив, после недолгого перерыва, снова ощутил себя за бортом.

Стив сам не сказал бы себе, чем думал, когда сбивчиво рассказывал о своих детских воспоминаниях Тони.

Старк слушал, не перебивая, рассматривая на дне бокала что-то, видимое ему одному.

Иссякнув, Стив перевел взгляд на экран, где продолжала транслироваться запись. Когда Тони на ней начал испуганно метаться, Стив не на шутку обеспокоился. Он слишком часто видел, как так же мечется Баки, Стив был тем, кто рисковал его будить и кто потом сталкивался с последствиями таких кошмаров.

Сам этого не заметив, Стив немного придвинулся на диване к Тони.

– Тони, что тебе снится?

– Как акции Старк Индастриз в одночасье падают в цене на 75%, – тщательно контролируя голос, ответил Старк, не отрывая взгляда от бокала, словно от его самоконтроля зависело, не наступит ли энтропия вселенной.

– Тони.

– Портал, – выдавил Старк, махом опрокидывая в себе остатки виски и хватаясь за бутылку, чтобы наполнить бокал доверху.

– Портал в другую вселенную? – интонация прозвучала вопросительно, но Стив был уверен, что знает ответ. На экране Баки успокаивал паникующего Тони.

– Портал открыт и из него лезет неописуемое, а вы все, все Мстители – мертвы. И я один жив и стою над вашими растерзанными телами. Твой щит расколот надвое. Я падаю на колени и пытаюсь нащупать пульс на твоей шее. Ты вдруг хватаешь меня за руку и говоришь, что это я во всем виноват. Что я мог все исправить, не допустить. Ты спрашиваешь… Каждый раз спрашиваешь, почему я не пошел до конца? Стив, – Старк поднял глаза, и Стив поразился тому, каким беззащитным выглядел Тони сейчас. – Я всегда иду до конца. Почему получается только хуже?

URL
2017-02-16 в 22:06 

byaka13
Стив не мог не любоваться влажными бархатными глазами Тони в окружении темных ресниц, слипшихся от выступивших слез. Но Тони не собирался устраивать сцен и рыдать, хотя только что раскрыл душу, в которую Стив, он это признавал, однажды уже плюнул.

Сам Стив плакал в последний раз еще в сороковых, цепляясь за стену несущегося на всех парах товарного вагона.

Стив вынул из пальцев Тони полный бокал и осторожно отставил на стеклянный столик. Тони не противился, безучастно наблюдая за его действиями. Притянув Старка за плечи, Стив прижался губами к его губам. Без напора, просто обозначая свои намерения.

– Минет был бы эффективней, – слабо пошутил Тони, когда Стив отстранился, не дождавшись отклика. Не то, чтобы он его ждал, но лелеял надежду.

Неловко улыбнувшись, Стив собирался отсесть, когда Тони без слов вцепился в его свитер, отказываясь отпустить от себя.

– Пятница, вруби какое-нибудь старье из шестидесятых, но только не сопливую романтику, найди какой-нибудь гангстерский фильм, – приказал Тони, забираясь на диван с ногами.

Стив удивленно таращился в экран, пока шла заставка. Тони, еще не вполне успокоившись, сопел ему в шею и охлопывал по груди. Ну, как охлопывал...

– Всегда хотел спросить, какой у тебя номер?

***

Середину ночи Тони встретил в гостиной на диване, накрытый пледом из комнаты Роджерса. Во рту был странный привкус, в горле была сушь, а в голове кто-то бил в литавры. Смутно вспоминалось, что он сидя задремал на плече Роджерса. Потом вроде пришел кто-то третий, сел сбоку, Тони прижал озябшие ступни к его бедру и грел их, пока не уснул окончательно.

На журнальном столе кто-то милосердный оставил стакан воды и упаковку таблеток. Растворив парочку кругляшков в воде, Тони осушил живительный раствор. По мере того, как уходила боль, воспоминания о прошлой ночи становились все подробнее и объемнее.

Тони со стоном откинулся на подлокотник и натянул плед на лицо. С ужасом он начал припоминать, что допытывал у солдат, куда и какого хера они пойдут? Кому они нужны? Так пускай сидят ровно на задницах и не сношают никому мозг. Проще говоря, отбой переезду.

– Пятница, скажи, что я этого не делал?

– Смотря, что именно вы не делали, сэр.

– Скажи, что я не уговаривал их остаться! – литавры в голове грянули с новой силой и Тони сжал виски. На лбу выступила испарина, и он стер ее полой футболки.

– Нет, сэр, вы предпочли слова действиям.

– Каким еще действиям? – взвыл Старк в ужасе. – Видео, Пятница, скажи, что я по пьяни не велел тебе стереть видео!

– Оно доступно, сэр, в вашем архиве, но вам лучше присесть. И я, пожалуй, ограничу доступ к гостиной.

– Переведи на компьютеры в мастерской, – велел Тони, пытаясь вспомнить хоть какие-то подробности и боясь, что вспомнит до того, как закроется в мастерской за кодовой дверью, где никто не увидит его реакции. – Хватит с меня гостиной. У меня чувство, что на этом диване произошло нечто непотребное.

– Да, сэр.

– В смысле, «да, сэр»?! – похолодел Старк и прислушался к себе. Задница не болела, да и проснулся он одетым, но паранойя уже транслировала видеоряд, где он делал глупости, за которые даже Роджерс и Барнс не могли посмотреть ему в глаза этим утром.

О боже, вечером он был одет в совсем другие шмотки!

До мастерской Тони бежал зигзагами, насухую жуя таблетки от головной боли. Пятница без дополнительных комментариев заблокировала дверь и затемнила стекла.

Дождавшись, когда босс рухнет на компьютерный стул, Пятница запустила запись с видеокамер.

Широкоэкранный телевизор транслирует черно-белый фильм, изобилующий сценами погонь на автомобилях и поцелуями со старлетками. Стив с интересом пялится в экран. Устроив голову на его коленях, сопит Старк. Да, тот самый, который помешан на безопасности, в особенности от выше указанного капитана.

Их идиллию не нарушает даже явившийся сержант Барнс. Он садится на свободный уголок дивана и Тони вжимает босые ноги ему в бедро. Барнс отвлеченно похлопывает Тони по лодыжке и шепотом спрашивает у Стива, что они смотрят.

То ли голос, отличный от экранных, то ли прикосновение, вырывают Старка из дремы, и он озвучивает мысль, не дававшую ему покоя во сне:

– Куда вы нахрен, денетесь, съедете? ЩИТ бдит за вами в оба глаза, а правительство – во все три. Не выкручивайте мне мозги, оставайтесь в Башне. К черту ваш дурацкий переезд!

– Ловлю на слове, Тони, – улыбнулся Стив, подтягивая Тони повыше и укладывая сонного гения спиной себе на грудь. Тот ерзает, ложится поудобнее, и поджимает под себя ноги. Барнс, до того вжатый в подлокотник, садится вполоборота, закидывает одну ногу на диван. Словно того и дожидаясь, Старк (Почему «словно»? Тони сам себя знает достаточно хорошо, чтобы с уверенностью сказать, что и пьяным умудрится остаться гением), одну ногу спускает на ковер, а другую вытягивает, упираясь ступней Барнсу в ширинку. Тот опускает глаза на ступню, но убрать не требует, переводит взгляд на экран.

Тони не до старого кинофильма. Он еще пьян и лениво массирует ступней член Барнса через джинсы. Сержант стоически не реагирует, но Старк не сдается. Что по этому поводу думает Стив, знает только сам Стив. Наконец Барнс отмирает, накрывает (широкой и теплой – Тони помнит) ладонью ступню Тони и сильнее вжимает в пах, где все уже вздыбилось.

Судя по коварной улыбке, Тони своего добился, и ему наскучила игра, но тут Стив вступает третьим. Он кладет ладонь Тони на живот и начинает медленно поглаживать круговыми движениями, не отрываясь от экрана, где гангстер в своем кабинете обхватывает руками тонкую талию своей пассии, вольготно сидящей на его рабочем столе.

Тони не против. Он закидывает руки назад, треплет Стива по затылку, выгибается всем телом как довольный жизнью кот. Ступня под рукой Баки движется в том же неспешном ритме, что и рука на животе Старка.
Убедившись, что Тони его не оттолкнет, Стив накрывает ладонью ширинку самого Старка, гладит и сжимает. Тони неожиданно для всех стонет и раздвигает ноги шире, рискуя вовсе свалиться. Стив убирает руку и садится, как и Барнс, вполоборота. Одной рукой он поддерживает Тони под бедро, второй ласкает, не пересекая впрочем, невидимой черты.

Ее пересекает Старк. Берет безвольную ладонь Стива и тянет себе под пояс ладно скроенных фирменных брюк. Когда Роджерс добирается до цели и сжимает пальцы – понятно без слов. Тони снова стонет и выгибается, подаваясь бедрами вперед, навстречу ласке. Не оставаясь неблагодарным, не забывает массировать член Барнса, усиливая нажим и амплитуду.

Стив одной рукой воюет с молнией в брюках Старка, приспускает ниже, доставая полутвердый член. Барнс облизывает губы, наблюдая, как Стив нежно удерживает в большой ладони самую нежную часть тела Старка. Роджерсу неудобно, но он справляется: бережно придерживая член, спускает резинку белья под мошонку, мнет яички. Тони сплевывает в ладонь, обхватывает свой оставшийся без внимания член и начинает дрочить.

Не будь Старку так хорошо, он мог бы ненадолго напрячься из-за того, что его член не остался единственно обнаженным в комнате. Барнс расстегивает ширинку и со вздохом освобождает член от неприятного давления. Прижимает его к ступне Старка и трет об нее.

Стив занят тем же: расстегивает пуговицу и «молнию», приспускает белье – член приятно упирается во взмокшую поясницу Тони, оставляет влагу. Тони выгибается, трется полуобнаженной задницей, и стонет, ускоряя руку на члене.

Стиву не хочется, чтобы все так быстро кончилось, и он снимает ладонь Тони с члена, заменяя своей. Он медленно гладит по всей длине, щекочет под уздечкой, опускает руку вниз, к поджавшимся яичкам, перебирает их пальцами. Тони снова тянет руку к члену, Стив не позволяет, обхватывает ствол, большим пальцем снимает капли смазки с головки. Подносит ко рту и пробует на вкус.

Баки пытается устроиться поближе – места на диване мало и он довольно узкий. Стиву и Тони и так пришлось спустить по одной ноге на пол, чтобы удерживать равновесие. Тони при этом устроил ступню на ступне Стива и давит, но последнему это никак не мешает. Барнс неловко стаскивает с Тони брюки, садится между ног Старка, одну ногу поджимает под себя, другую спускает с дивана. Зато теперь они с Тони прижаты друг другу почти вплотную.

До Тони начинает доходить, что в комнате многовато обнаженных членов – прямо перед ним и позади. Стив отвлекает, прижимает Тони к себе, запускает обе руки под застегнутую рубашку, находит и трет соски. Баки прижимает член к члену Старка, и дрочит их. Старк обхватывает его за шею, тянет к себе, Барнс не упускает шанса и лезет целоваться. Стив рычит, когда Баки впивается губами в губы Тони, другого слова для всего этого не подобрать. Один словно боится, что сейчас все кончится, второй недоволен, что не может сделать того же.

Стив дрочит себе в рваном ритме – левой рукой неудобно. Подлезает под стиснутыми пальцами Тони и Баки, вскользь оглаживает Старка по внутренней стороне бедра, пробирается пальцами ниже, под мошонку, надавливает там…

Тони охает, и еще раз, когда начинает изливаться. Сперма выплескивается толчками, заливая их с Баки пальцы, облегчая скольжение. Рука Стива не позволяет ему свести бедра, хоть он и пытается. Стив кусает Тони, прихватывает за лопатку, когда подходит к финалу. Одной рукой он сжимает свой член, выдаивая последние капли. Он кончил Тони на спину и сперма медленно затекает между ягодиц

Стив откидывается на подлокотник, подхватывает Тони под бедра, раскрывает, дает Баки посмотреть, как блестит его пах, влажный от свежей спермы. Ниже все тоже мокрое – уже от спермы Стива. Барнс ласкает себя правой рукой, левой, металлической, тянется туда же, под расслабленные яички, гладит и трет там, где нежно и туго. Скользко и горячо.

– Тони, можно? – шепчет кто-то.

Тони не отвечает. Он все еще немного пьян, очень устал и, получив свой оргазм, со спокойной душой отключается.

Стив целует его в щеку.

– Хочешь? Заканчивай.

Барнс гладит Тони между ног, зажимает член в кулаке и кончает, брызгая спермой на оголившийся смуглый живот под задравшейся рубашкой. Окунает пальцы в лужицу спермы и коротко мажет по губам спящего.

– Кто сходит ему за сменной одеждой?

URL
2017-02-16 в 22:06 

byaka13
Тони за компьютерным столом вынул руку из домашних штанов, немного не дойдя до разрядки. Он дважды идиот: первый, когда нажрался, и вывалил все, что у него было на уме, и второй когда пошел на поводу у члена. Спасибо, его пьяного и сонного не отымели, все к тому и шло.

– Пятница, вопрос. Я напился и полез в штаны тем, кому запрещал лезть в штаны ко мне, вот кто я после этого?

– Мистер Старк, босс.

– Звучит, как приговор.

– Как признание.

– Допустим. Это все, что мне следует увидеть? Продолжения не будет?

– Это все. Мистер Роджерс и Барнс привели вас в порядок, почистили диван, оставили воды и лекарства, после чего разошлись по отведенным им комнатам. А чего бы вы хотели, мм?

– Пятница, деактивирую, – с тихой угрозой пообещал Тони.

– Вы только угрожаете. Согласно истории браузера, мистер Барнс имеет склонность к различного рода сексуальным девиациям, в которых сомнофилия, однако, не стоит в числе приоритетных.

– А какие видео просматривает Роджерс?

– Преимущественно, исторические хроники либо передачи об окружающей среде, природоохра…

– Пятница, ты прекрасно понимаешь, что я имел в виду!

– Мистер Барнс ради шутки пытался ознакомить мистера Роджерса с идеей хоум-видео. К несчастью, им попалось одно из ваших любительских порно-видео времен студенчества. Это закончилось разбитым планшетом.

– Им не понравилась моя первая работа в качества порноактера-любителя?

– Полагаю, сэр, главным образом потому, что в ней вы были облачены в нацистскую форму. Мистер Барнс успел сделать комплимент груди вашей партнерши, затем вашим ягодицам, прокомментировав, цитирую: «Такими не каждая девица похвастаться может», прежде чем мистер Роджерс надвое разломил планшет голыми руками.

– Это он может, – ухмыльнулся Старк. – Умеет, практикует. Где сейчас оба?

– В тренажерном зале.

– Опять дерутся?

– Спаррингуют.

– Выведи мне на центральный экран.

Тони чуть-чуть не успел к окончанию спарринга. На экране голый по пояс Стив как раз протянул руку, помогая такому же полуобнаженному Барнсу подняться с матов. Освежившись водой из бутылок, кэп и сержант перешли к следующему упражнению.

Стив вернулся к планомерному уничтожению боксерских груш из запасов Старка. Барнс встал позади груши, фиксируя и не давая соскочить с крюка, пока Стив наносил мощные удары ногой.

– Не присоединится ли мне к ним? Это риторический вопрос, можешь не отвечать.

– Напомню, хоть вы и отмахнетесь, что примерно в двадцати пяти процентах случаях столкновении вас, капитана и сержанта в одном помещении заканчивается интимным взаимодействием. Чуть меньшая вероятность – та, где ваше столкновение закончится физическим противостоянием. Ваше открытое появление может спровоцировать их.

Тем временем Роджерс и Барнс поменялись местами. Сержант наносил удары яростнее, бил так, что груша грозила лопнуть прямо в руках Стива. Коротко и зло вскрикивал, когда удары приходились точно в центр груши.

– На драку или на секс? – уточнил Старк и повел лопатками. Ему вдруг стало жарко в футболке.

– Вы, сэр, довольно трудно просчитываемая переменная, так, что полагаю, решать вам.

Поднявшись из-за стола, Тони решительно ушел в душ.

***

Тони, не скрываясь, вошел в зал и оперся спиной о дверной косяк, оценивая виды.

Груша, лопнувшая поперек себя, траурно висела на крюке. Она слабо покачивалась, извергая из себя остатки песка на пол под собой.

Стив неторопливо выполнял сложное гимнастическое упражнение на растяжку, пока Барнс быстро и ритмично качал пресс, разложившись на матах.

– Я присоединюсь, – бросил Тони, не требуя ответа, и расположился напротив Барнса. – Ты не против? Подержишь меня?

Откинувшись на локтях, взмокший Барнс кивнул. Встал на колени и сжал ногами лодыжки Тони, прихватил за голени, не давая скользить во время упражнения.

Старк честно отсчитал четыре раза по десять, прежде чем распластаться на спине, тяжело дыша. Он не восстановился во время короткого сна и потому был не в лучшей форме. Да и к черту, он сюда не рекорды устанавливать пришел.

– Принести воды? – привстал Баки, но Старк отмахнулся.

По тому, как прогнулись маты, Тони безошибочно поймал момент, когда Стив решил к ним присоединиться.

Тони с довольным выдохом откинулся на широкую грудь кэпа, устроив голову на его плече, и развел ноги, когда Стив не тратя больше времени, без прелюдий запустил большую ладонь в его домашние штаны. Баки сидел перед ними на корточках, руки не тянул, но смотрел во все глаза. Потом опасливо потянулся вперед, вставая на колени, запустил металлическую конечность под футболку с принтом, дразня теплую кожу и заставляя Тони втягивать живот из-за контраста температур.

С Барнсом, Тони заметил, все разы было так: он медленно расходился, неуверенно трогал, словно боялся, что ему врежут и прогонят, а потом в нем словно щелкало что-то, и он набрасывался, как оголодавший по близости. Впрочем, почему это «как»?

Тони задрал на себе футболку и зажал край в зубах, чтобы не спадал обратно. Перехватил живую руку Барнса и вкруговую провел по своей груди, так чтобы специально задеть возбужденные соски. На лице Баки проступило то самое жадное выражение. Повторного разрешения ему не требовалось.

Барнс и Роджерс напряженно уставились друг на друга поверх плеча Старка.

– Так, все, мне надоело это ваше противостояние! – Тони встал над незадачливыми собственниками. – Поднимайтесь, оба!

Дождавшись, пока Стив и Баки поднимутся с матов, Тони взял каждого из них за руку и потащил за собой на выход.

– Куда мы идем? – Стив рискнул подать голос, только после того, как Тони завел всех в лифт и кабина тронулась.

– Ко мне, – напряженно ответил Старк, но был понят. Роджерс и Барнс переглянулись. Стив облизнул нижнюю губу и закусил ее. Баки переступил с ноги на ногу и незаметно для Старка поправил ширинку.

Ногой открыв дверь в свою спальню, и дождавшись, пока Барнс подтолкнет Роджерса, Тони начал раздавать указания.

– Пятница, запри двери в мою спальню. А лучше – на моем этаже. Нас нет дома до завтра. Будут искать – отпирайся, будут ломиться – отстреливайся. Все ясно?

– Более чем, сэр. Постарайтесь ограничиться одним проникновением.

– Удалю! – орнул Старк, явно пребывая на грани нервного срыва и развернулся к солдатам, выжидающе подпиравшим дизайнерскую мебель в спальне. – Скажу сразу – задницу подставить не готов и никогда не горел желанием. Чем заниматься с вами сейчас – не знаю.

– Я бы хотел принять душ и лечь спать, – предложил Барнс внезапно и Стив, в кои-то веки не споря, поддержал его кивком.

Старк уже и сам был не рад, поддавшись импульсу провести суперсолдат в свою обитель.

Знал бы, что так припрет, и он сам, после долгого перерыва, притащит в спальню гостей, хоть прибрался бы. То тут, то там лежат стопками чертежи, набросанные в момент озарения и не всегда на чертежной бумаге. Не всегда даже на бумаге. На доступных горизонтальных поверхностях россыпью лежат тупые карандаши, циркули и полузасохшие цветные маркеры.

Ладно, и так сойдет. Он не домохозяйка какая-то, а миллиардер, гений и изобретатель. Спальня – второй кабинет, а если кому-то не нравится рабочий беспорядок, на хер – вон туда.

Так, где в комнате хранится запасное постельное белье? Полотенца на всех. Презе… рано еще.

Стоит еще незаметно так убрать с тумбы рисунок. Рисунок Роджерса, который Тони за каким-то чертом забрал из комнат Стива, когда тот рванул в Ваканду, и который руки не дошли просто выкинуть.

***

Тони выдал им по большому мягкому полотенцу, велел в комнате ничего руками не трогать, если очень захочется – спросить разрешения у Пятницы, и сбежал в ванную.

Баки нет-нет да поглядывал на широкое ложе, застеленное белоснежным хлопком, и укрытое темным покрывалом. Он заметил, как что-то завладело вниманием Стива, и подошел к другу.

– Это мой рисунок, - Стив вытянул руку и указал Баки на прямоугольный лист бумаги, лежащий на прикроватной тумбочке. Рядом с кипой чертежей, погребенный под карандашами, он не сразу попадался на глаза, – я нарисовал и оставил в своей комнате… давно. Я и думать о нем забыл.

– А он сохранил, – озвучил очевидное Джеймс.

– А он сохранил, – эхом откликнулся Стив. За стеной зашумел душ.

– Иди к нему, – Баки кивнул на дверь, за которой находилась ванная комната.

– Как можно? – замахал руками Стив.

– Сейчас расскажу. А лучше покажу… Мисс Пятница?

***

Тони чуть из кожи не выпрыгнул, когда в кабинку вежливо постучали. Проморгавшись от воды, мокрый Старк наощупь открыл дверцу и выглянул. У душевой кабинки стоял смущенный Роджерс. Совершенно голый. Полотенце, которое он держал у паха, определенно не могло считаться за одежду.

– Ты что-то срочно хотел? – светски поинтересовался Старк, как будто голые парни с телом, за которое (не устанет повторять) можно и убить, были в его ванной комнате обычным делом.

– Можно к тебе присоединиться?

– Тут слишком узко для такого большого парня, – ответил Тони и Стив залился румянцем. – И что это тебе в голову пришло?

– Ну, я видел по… видео, которое начиналось точно так же.

– Тебя Пятница надоумила или Барнс? Зачем я только велел ей научить его серфингу в Интернете?

Стив пожал широкими плечами, отчего его грудные мышцы пришли в движение. Определенно, можно убить. Тони шагнул в кабинку и приглашающе махнул рукой.

– Брусок мыла не уроню по причине отсутствия такового. Жидкое мыло в дозаторе слева. Мочалка – на дверце, на крючке. Раз уж пришел, сделай доброе дело.

Стив нажал на дозатор, набрал полные руки оранжевого геля и неловко провел скользкими ладонями по спине Тони. Подумал, что сглупил и схватился за мочалку, выдавил на нее еще мыла.

– Ты мыться забрался или меня лапать?.. А, ладно, не отвечай.

По кабине поплыл запах шоколада и бренди, если верить надписи на дозаторе. Памятуя о своей силе, Стив бережно водил мочалкой по телу Тони, распределяя мыльную пену. Слишком щедро налитое на мочалку, жидкое мыло стекло по спине, потекло между ягодиц. Тони на мгновение напрягся, но никак не прокомментировал.

URL
2017-02-16 в 22:09 

byaka13
От намыливания рук и плечей Стив перешел к спине с едва заметным искривлением позвонков, намылил и бедра, не забыл про ягодицы. Не удержавшись, провел пальцами по скользкой дорожке, углубился, потрогал. Собственный член, полутвердый с момента, как Стив увидел Тони под душем, дрогнул, быстро наливаясь и вставая полностью.

– Стив.

Тони не окликнул в панике, не осадил. Только напомнил, что они условились не экспериментировать сегодня.

– Я ведь мою тебя всего, Тони.

Тони насмешливо хмыкнул и, вопреки себе, оперся руками о стенку кабинки. Стив не глядя, кинул мочалку на полочку и обеими руками проскользил по мокрому телу Тони, повторяя все изгибы. Мелькнула горячечная мысль перехватить посильнее и насадить на себя, пока Тони уязвимый, скользкий и расслабленный. Мелькнула, отдалась тугим жаром в напряженном до боли паху – и была задавлена усилием воли.

Стив мягко направил Тони под работающий душ, чтобы струи воды смыли мыло. Промыл ему волосы, смахнул остатки пены с лопаток. Еще раз скользнул между ягодиц, проверяя, смыл ли все мыло. Вроде, готово. Вот только у Стива наметилась проблема, в которую Тони, в его нынешнем состоянии, лучше не посвящать, и потому он покинет кабинку под любым надуманным предлогом. Старк умный, он поймет.

– Я выйду первым, ладно? – неловко предложил Стив, прикидывая, успеет ли дотянуться до оставленного на батарее полотенца. – Действительно маловато места для двоих.

Тони развернулся быстрее, чем Стив успел прикрыться, и уставился на его «полную боевую готовность», покачивающуюся в паре дюймов от его паха. Пару секунд Тони оценивал вид, длину и объем, затем сглотнул.

– Ты меня вымыл только наполовину, – укорил он.

Тони прекрасно осознавал, кого и на что провоцирует, но должен был убедиться, что Стив научился себя сдерживать и не передавать единоличное управлении собой нижней голове, когда кровь отходит от верхней.

Стив покосился на него, засопел, но выбрался из кабинки, давая выйти. Старк наскоро ополоснулся, вытерся поданным полотенцем, обернул его вокруг бедер и вышел из ванной.

Распаренная комната, пропахшая шоколадом, и пышущий жаром и желанием Стив остались позади. В спальне поджидал еще не остывший после спарринга Барнс.

Он вырос перед Старком, как призрак, обхватил, притиснул к себе – мокрого и продрогшего, пробрался руками под влажное полотенце, накрыл ладонями задницу.

– Мы вроде договорились только поспать вместе, – шепотом напомнил Тони. С Роджерса достало бы вынести дверь ванной и броситься бороться за честь Старка. Чтобы без его непосредственного участия не улетучилась.

От своих мыслей Тони пробрало на смех. Но он удержал улыбку, когда Барнс, не выпуская из рук, серьезно на него посмотрел.

– До тебя я был только по девочкам, так что мне сложно, сам понимаешь. Но он, Солдат, тебя хочет. Очень хочет. Его трудно удерживать и я не всегда осознаю, где он, а где я. Но, с тобой он хотя бы не ищет, кого бы убить.

– Я тронут, – прифигел Тони. Что же, вот и решился вопрос и с Барнсом и его внезапной бисексуальностью. После восьмидесяти лет криозаморозок и выжигания мозгов током неудивительно утратить интерес к противоположному полу. Да и к сексу в целом. Тут будешь рад хоть какой-то реакции, а на кого – дело второе. Но в нагрузку идет заново приспосабливающийся Солдат, который не прочь пробовать новое и которому пришелся по душе тот, кто обеспечивает его функциональность, при том не причиняя боли.

Утолив тактильный голод, Барнс отпустил Тони и вовремя: шум воды стих, значит, Стив вот-вот выйдет. Старк юркнул в постель, под теплое одеяло и с наслаждением вытянулся под ним.

Стив вышел из ванной в чем мать родила, и сразу окинул обоих цепким взглядом. Лицо Барнса было не выразительнее кирпичной стены, а Тони ответил отработанным невинным взором.

Оба проследили взглядом, как Тони высовывает руку из-под одеяла и бросает ненужное полотенце на пол.

– Поросенок, – буркнул Баки, поднял полотенце с пола и исчез в ванной комнате, осуждающе качая головой.

Недолго думая, Стив забрался под одеяло со стороны, ближней к ванной. Тони было все равно: он хотел спать и, наконец, добрался до нормальной кровати. Спать на диванчике в мастерской он больше не мог себе позволить: ныли суставы.

Только Тони отвернулся, и устроил голову на подушке, его притянуло под бок сильное тело, пахнущее лимонным гелем для душа. Стив уткнулся носом ему в макушку, прижимаясь все теснее. Впечатляющей эрекции, свидетелем которой Тони был в душе, он сейчас не чувствовал, но льнул к нему Роджерс весьма недвусмысленно.

«Передернул, пока мылся, мальчик растет над собой!».

Впрочем, он рано обрадовался, что его не будут домогаться. Прошло минут пять – Барнс еще не успел домыться – а Стив снова был воодушевлен.

– Ты позволишь? – интимно шепнул ему на ухо кэп. Одновременно с этим Тони оценил деликатную попытку перевернуть его, Старка, на спину. Учитывая, что в последний раз, когда Роджерс и Барнс разложили его между собой, они намеревались «углубить» их постельную возню до уровня полноценного акта, следовало поскорее расставить все точки над «i».

Для начала Тони отодвинулся и привстал на локтях.

– А почему не Баки? – получилось не так возмущенно как хотелось, потому как, уже выговаривая прозвище Барнса, Тони понял, что впервые его так называет.

Тот вышел из ванной комнаты как раз вовремя, чтобы дать ответ.

– Солдат, – коротко ответил Баки, окаменев лицом, и дополнительных комментариев ни для кого не потребовалось. Хотя Тони и сделал в памяти зарубку осторожно вызнать у Барнса, с чего бы Зимнему являться, когда его альтер эго предлагают «нижний» секс.

– А почему мы никогда не укладываем на спину тебя? – не унимался Тони, садясь на постели и тыкая Стива пальцем в широкую грудь.

– Я не готов.

– А я готов?!

– Потому я и спрашиваю, – терпеливо пояснил Стив, оставив попытки ненавязчиво уложить Тони как ему хотелось. – Что именно ты готов позволить?

– Минет, – не задумываясь, выпалил Старк воодушевлено. – Получить, а не сделать, – так же быстро уточнил он, косясь на Барнса. Тот усмехнулся и подмигнул, показывая, что намек понят. А раз Тони выбрал его, значит, его первые шаги на поприще однополого секса были высоко оценены и затмили потуги Стива.

– И раз уж мы впервые заговорили о моих желаниях, напомню, раз вы забыли – пусть я и уступаю вам в физической силе, но остаюсь мужчиной. А вы меня тащите на колени, потом укладывает на лопатки, и лезете в трусы. Мне остается только визжать, как целке.

Высказавшись, Старк не сразу понял, отчего в спальне повисла тишина.
Барнс и Роджерс таращились на него и имели наглость выглядеть ошарашенными.

– Тони, ты полагаешь… – Стив подумал и переформулировал:

– Наши действия заставили тебя ощущать себя… менее муж… мужественным? Нет, постой, что мы тебя используем как женщину?

- Для бабы ты слишком щетинистый, - добавил Баки, то ли имея ввиду отросшие усы и бородку, то ли привычку Тони разбрасывать направо и налево подколки и остроты.

– Давайте без мозгоебства, – устало попросил Старк, поднимая руку в упреждающем жесте. Глаза слипались, а он сам виноват, раз начал разговор по душам. – Но по сути, один из вас, или оба сразу волочите меня в койку, – «и делаете, что хотите» он умолчал и закончил:

– Инициатива всегда и во всем с вами.

– Справедливо, – Стив откинул с себя одеяло и предстал, так сказать, во всей красе. – Делай со мной, что захочешь.

– Повтори? – попросил Тони, даже руку к уху потянул, – прочистить мизинцем ушную раковину, но опомнился и просто пощекотал мочку.

– Я вверяю тебе инициативу, – спокойно подтвердил Стив. – Делай, что захочешь.

Старк с подозрением покосился на Баки: тот не выглядел так уж удивленным или возмущенным предложением Стива. Может статься, вопрос о том, чтобы давать ему, Старку больше воли, уже поднимался между ними. А может, Барнсу просто привычно, что Роджерса хлебом не корми, дай лечь накаченной грудью на очередную амбразуру. Стив был тем, кто дал начало их странным тройственным отношениям, он их и поддерживал как считал нужным.

Тони перебрался на свое остывшее место (посередине, кто бы сомневался) и вытянулся во весь рост, который, как ни крути, уступал росту Роджерса.

Вот что, скажите на милость, делать с этой широкоплечей орясиной? Тони велел себе успокоиться и подойти к делу с практической точки зрения. Как к трудоемкому в своей сложности, но в будущем перспективному проекту. Инструкции, если бы таковые имелись, созданы идиотами и для идиотов, придется довольствоваться характеристиками и внешним осмотром, прежде чем натягивать защиту и пихать руки в… стоп, мысль что-то не туда завела… Следует понять, что из себя представляет механизм, прежде чем браться твердой рукой за отвертку и… кто-то тут уработался в край.

Стивен Грант Роджерс, американец, родом из сороковых годов, закостенелый девственник. В своем роде не единственный – вон, сбоку лежит версия 2.0 – но наиболее удачный вариант.

Пик человеческих физических параметров. Малочувствителен к боли. Высокая выносливость и быстрое восстановление. Очень интересно последнее… во все той же отдаленной перспективе. Еще он статичный и быстрый – как же, мастер боевых практик, перечисление которых займет время до завтрака.

«Так что я там упоминал о невысокой чувствительности к боли? – Тони протянул руку и, исполняя хулиганскую мечту последних лет (в том он отдавал себе полный отчет), накрыл ладонью левую грудь Роджерса. Сжать в горсти, конечно, не получилось – никакого жира, сплошная неуступчивая мышца, но выпуклость идеально легла в ладонь.

URL
2017-02-16 в 22:09 

byaka13
На пробу Тони помял грудную мышцу, на волне нездорового энтузиазма захватил двумя пальцами мягкий сосок, потер его и ущипнул, с интересом отмечая, как тот затвердел едва ли не в ту же секунду. И только уловил неровных вдох, и поймав слегка поплывший взгляд Стива, понял, как тот кайфует когда ласкают его грудь.

– А я ничего не хочу, – нагло заявил Тони, отстраняясь от почти сомлевшего Роджерса. – Я весь день просидел в мастерской, не разгибаясь, и очень устал. Всем спокойной ночи, солдатики.

Демонстративно игнорируя возмущенно засопевшего Роджерса, Тони снова укутался в одеяло, заграбастав себе львиную его часть, и уткнулся в мягкую подушку. Он специально лег спиной к Стиву, так что удостоился зрелища того, как Барнс зажимает себе рот рукой, чтобы не загоготать, по-дружески веселясь над обманутым в своих ожиданиях Стивом.

Баки мог сказать, но не хотел обидеть подколкой, мол, это дамочки на Стива с прошлого века (а парни – с нынешнего) гроздьями вешаются, а Старк (язва еще та) и «продинамить» может.

***

Старк раскинул руки и ноги, чувствуя себя сонной морской звездой. Сладко зевнув, он повернулся на бок и его правая рука соскользнула с края постели, повиснув воздухе. Какого?..

«Что-то не так, – подумал Тони, не открывая глаза. – Мне не должно быть так вольготно лежать. С вечера нас в кровати было трое».

Безуспешно пошарив рукой слева от себя, Старк вынужден был открыть глаза, и был раздосадован отсутствием в его постели двух суперсолдат, которых лично уложил в нее прошлым вечером. Простыни уже успели остыть, сброшенной чужой одежды поблизости не наблюдалось.

«Все было так плохо? Стоп, ничего ведь и не было. Они потому и свалили, что ничего не обломилось?».

Часть Старка была оскорблена побегом без объяснений и даже без прощальной записки. Он сам, конечно, когда был невоздержанным плейбоем, в лучшем случае оставлял пассиям визитку с начерканными тремя «иксами», и после крупных вечеринок никогда не отвечал незнакомым номерам. Но чтобы вот так исчезнуть…

Другая часть вздыхала с облегчением, что «солдатикам» не пришла с утра идея полапать его спящего и беззащитного. Учеными давно и прочно доказано то, что «джентльменам» чаще «хочется» в утренние часы, а «леди» – в вечерние. Впрочем, эта «другая» часть вздыхала как-то слабо, было больше досады. Досады оскорбленного самолюбия. Вот раньше, стоило кэпу и сержанту оказаться в полуметре от него, Старка, как следовали грязные домогательства… А сейчас: утро, кровать, он в их руках… и оба свалили в неизвестном направлении.

Не то, чтобы Старк жаждал с утра «новых гомосексуальных впечатлений», но был уязвлен, что ему их не предложили *испытать*.

Кстати, о «хочется». Тони перевернулся на спину и лениво сжал полувозбужденный член. Дрочить было лень, да и велик был шанс, что по закону подлости, едва он приступит к процессу, как кого-то из солдат принесет обратно.

Уговорив себя встать, Тони пошлепал в ванную. Однако ни теплый душ, ни ядреная мятная паста не разогнали утренней сонливости. Старк поглядел в зеркале на свою помятую физиономию, плюнул на все и сказал себе:

– Я, что, права не имею раз в неделю выспаться, как человек? Свой долг перед советом директоров исполнил еще вчера. После обеда обязательно съезжу в компанию и представлю или к черту, почтой отошлю. А пока еще немножко подремлю…

Посвежевший и голый, Тони задернул шторы и вернулся в разворошенную постель. Было слишком тепло, чтобы забираться под одеяло, и он скользнул под покрывало, укрыв им только бедра. Уткнулся в одну из трех подушек, от которой исходил приятный цитрусовый запах. И с этой мыслью Старк придремал.

***

Стив промокнул влажное лицо полотенцем и повесил его на поручень. Час занятий на беговой дорожке частично помог ему сбросить напряжение. Вызванное тем, что всего полтора часа назад он проснулся в постели Тони, а сам Тони во сне терся о его бедро эрекцией.

Вполне логичный порыв схватить разнеженного (а в определенном месте бодрого и твердого) Старка и удовлетворить любым способом: хоть рукой, хоть ртом (с намеком на ответную услугу, а может и на большее) был на корню задавлен одним взглядом Баки, обнимавшим Тони со спины и устроившим живую и теплую руку на его животе. Баки весь, от макушки до пяток, олицетворял собой иллюстрацию к термину «собственничество». Но Стив был слишком возбужден, чтобы отступиться от Тони по первому требованию.

Как и вчера, в их состоянии, Стив и Баки могли передраться. Будить хронически недосыпающего Старка, в кои-то веки забывшегося крепким сном, ни один не хотел. Тихо и быстро одевшись, Роджерс и Барнс покинули спальню и разошлись по своим комнатам.

Стив наскоро принял душ и подумал над тем, чем мог бы отвлечься от мыслей о Тони, вчера впустившем его и Баки в свою постель. Такой жест доверия нельзя было испортить только из-за похоти.

Баки принял прохладный душ, который худо-бедно помог унять возбуждение и поплелся на кухню. Напившись молока прямо из пакета, он поставил его на дверцу и решил, что неплохо бы размяться.

Не сговариваясь, друзья-соперники встретились в спортзале. Стив врубил на беговой дорожке максимальную скорость и приступил к марафону. Баки облюбовал практически неподъемные обычным человеком гири, собираясь позже отрапортовать Старку, какой предельный вес смог поднять железной рукой.

По истечению часа Стив выключил беговую дорожку и направился в сторону душевой. Уже раздеваясь, Стив с досадой понял, что все его мысли с утра настолько заняты Старком, что он забыл взять с собой из комнаты больше, чем одну футболку в качестве сменной одежды. Футболка полетела в корзину для грязного белья, а штаны пришлось оставить дождаться хозяина на лавке.

Контрастный душ вернул уму ясность, а телу добавил бодрости. В момент, когда Стив с трудом натянул спортивные штаны на влажную кожу, Баки вошел в душевую. Походя кинул в друга одной из принесенных с собой маек, и принялся стягивать пропитанную потом одежду.

***

Баки быстро управился и, выйдя из примыкавшей к спортзалу душевой комнаты, практически налетел на топтавшегося взад-вперед Стива. Роджерс специально ждал его, чтобы Баки не пришло в голову, что он, Стив, мог без него сбежать обратно в спальню к Старку. И чтобы самому подстраховать на случай, если «явится» Солдат и, не видя преград, пойдет туда, где чувствует себя в относительной безопасности.

Раньше такое чувство мог внушить один только Стив. А теперь и Тони.
Ступая в ногу с Баки, Стив задумался над несколькими вещами сразу. Чем еще заняться до пробуждения Тони? Как не дать снова поселиться в мастерской, где он забывал есть и спать?

Очнувшись, Стив понял, что непостижимым образом свернул не туда, пропустил поездку на лифте, и в итоге оказался не на своем этаже, а на этаже, где были комнаты Тони. До спальни оставалось рукой подать.
Роджерс даже остановился и растерянно развернулся к следовавшему за ним по пятам Баки.

– Я не собирался… я машинально.

Баки открыто улыбнулся и подмигнул:

– Даааа-а... я тоже.

Стив снова забуксовал, уже перед самой дверью. Может, не стоит входить без приглашения? Вдруг Тони уже проснулся и ушел?

Баки безошибочно уловил метания Стива.

– Мисс Пятница, не подскажете, Старк в своей комнате или?..

– Мистер Старк не покидал своей комнаты, – обтекаемо ответила Пятница.

Мысленно вознеся молитву, чтобы Тони не счел вчерашнее ошибкой, и не прогнал их обоих, Стив нажал на дверную ручку.

Увиденное ударило одновременно в душу, сердце и в пах.

Тони лежал в постели, едва прикрывшись покрывалом. Стив зацепился взглядом за растрепанную шевелюру, выступающие лопатки, соблазнительную линию спины с чуть искривленным позвоночником, и округлую линию крепких ягодиц, дразнивших своими очертаниями под тонким мягким покрывалом. В паху мигом потяжелело.

Баки обошел столбом замершего Стивена, постаравшись не толкнуть плечом, сделал шаг к постели и остановился. Стив помедлил, осматривая комнату и выясняя, что насторожило друга, и вдруг понял.

Тони не спал. Он ждал.

Не сговариваясь, мужчины обошли постель с разных сторон и опустились по бокам от Старка, лежащего неподвижно с закрытыми глазами. Вблизи стало заметно, что волосы Тони влажные на концах – очевидно, он совсем недавно принял душ. Это подтверждал и слабый запах геля для душа, исходящий от его чистой кожи.

Несколько минут прошли в напряженной тишине. Ни Стив, ни Баки не могли решиться прикоснуться к Тони, начать то, к чему все давно шло.

Первым не сдержался Баки. Он склонился над Тони, провел губами по шее, раздул ноздри, втягивая запахи: парфюмированный – геля и естественный – самого Тони. Огладил живой рукой вдоль всего расслабленного тела, задержав ладонь на смуглом плече, пробежался пальцами по позвонкам до самой поясницы, запустил руку под покрывало…

Стив сглотнул. Рука сама дернулась к паху - поправить в штанах наливающийся член. Они еще не начали толком, а он уже был готов.

Баки откинул мешающееся покрывало и накрыл растопыренной пятерней бесстыдно выставленный округлый зад. Тони отчетливо напрягся, но продолжил притворяться спящим, невербально давая разрешение продолжать. А потом повел бедрами, слегка раздвигая.

У Стива перехватило дыхание от накатившей волны желания. В паху все было твердо и ныло – Стив порадовался, что на нем не джинсы с металлической молнией, а простые тренировочные штаны, которые не мешали члену встать полностью. Баки же был упакован в джинсы (столь любимые ими в этом веке) и ширинка в них заметно вздулась.

Захотелось оттолкнуть руку Баки, притянуть Тони к себе, дать ощутить как сильно ему, Стиву, хочется овладеть им. Баки может перекинуться в Солдата, может сделать больно, сам того не желая. А он будет себя контролировать, будет терпеливым, ласковым с Тони, он…

«Начнем опять выяснять, у кого больше… прав?» – вопросил темный взгляд Баки.

Стив усилием воли осадил себя: на самом деле он не хотел выяснять, кто больше хочет и кто первый получит. Они оба заслуживают немного близости. Они начнут вместе, а там как пойдет… как Тони захочет. Позволит. Надо сделать так, чтобы позволил.

– Доверяешь мне? – спросил Баки, не убирая ладони с облюбованного места.

URL
2017-02-16 в 22:11 

byaka13
Стив ждал этот вопрос и опустил глаза. Он мог вынести Солдата с десяти ударов. Солдат мог то же.

Шоком для обоих стало то, что Тони отнес вопрос к себе и ответил.

– Не во всем, – невнятно произнес он в подушку. – Но это… стоит попробовать.

Пока Баки растерянно моргал, Стив мягко потянул Тони за плечо. Тот лениво перевернулся на спину и предстал во всей нагой красоте. Стив неосознанно облизнулся, видя, как полувозбужденный член Тони уютно лег на загорелое бедро. Губы защекотало от желания взять в рот, доставить удовольствие.

Тони расслабленно закинул руку за голову, другую положил на грудь, всем собой выказывая расположение как к ситуации, так и к партнерам. Медленно он сдвинул ладонь, прикрывая шрамы. Стив собирался доказать Тони, что в них нет ничего неприятного.

Он начал с поцелуев в губы. В те разы, когда Стив силой брал поцелуи, Тони не выказывал энтузиазма, мешая целовать себя, но Стив не терял надежды получить отклик. Губы у Тони были тонкими, с привкусом мятной пасты. Он не использовал язык, сам мягко уклонился, когда Стив попытался втолкнуть свой, но в целом…

Стив продолжил целовать неуступчивый рот, поглаживая Тони по щеке и линии нижней челюсти, – пальцы покалывала отросшая бородка. Цепочкой поцелуев спустился к груди, обхватил ртом заманчиво темневший сосок, сжал, и скорее ощутил, чем услышал, как Тони застонал, принимая ласку. Стив в шоке и благоговении смотрел на сосредоточенное лицо Баки в паре дюймов от собственного, пока его друг так же ублажал их общего партнера.

Не сдержавшись, Тони выгнулся всем телом, когда оба продолжили стимуляцию, но уже сильнее и жестче. Оттягивая губами твердый сосок, Стив, не в силах дольше держать при себе руки, провел одной вниз по чужому животу, исподволь ощупывая пресс, и сжал в ладони член Тони, лаская по всей длине. Старк на это подкинул бедра вверх, вбиваясь в кулак, извиваясь под лаской двух жадных ртов.

Баки перехватил мечтательный взгляд Стива и, нагло ему улыбнувшись, решительно сполз от груди Тони к его бедрам. Тот, едва ощутив легкие касания губами к члену, просительно застонал. Баки лизнул головку, выглядывающую из пальцев Стива, обхватывающих член.

Стив нехотя отпустил и Баки слитным движением всосал член практически до основания. Досада ушла, сменившись удивлением. Стив заинтересованно наблюдал, как Баки двигает головой, следил, как он расслабляет горло, чтобы взять глубже и доставить Тони больше удовольствия.

У Баки хорошо получалось и он, кажется, не испытывал отвращения к тому что делал. По крайней мере, именно пока он сосал, то свободной рукой расстегнул свои джинсы, высвобождая член. Темная от прилившей крови, головка выпирала из трусов, пачкая белый живот смазкой.

Баки втянул щеки, туго обхватывая член. Резинка, удерживающая его волосы, сползла, и темные прядки на каждом движении головой щекотали нежную кожу бедер. Тони поджимал пальцы на ступнях и тяжело дышал, закусив губу и не давая вырываться стонам.

У Стива пылали щеки, а в горле пересохло. Спросить о таком было стыдно, а не спросить невозможно.

– Баки, Боже, где ты такому научился?

Баки приподнял уголки губ в намеке на веселье, не отрываясь от основного занятия, он скользнул рукой между ног Тони, ощупывая на пробу.

Запрокинув голову, Тони дернул бедрами, собираясь их свести, не позволить – Баки принял в горло полностью, – и Тони снова выгнулся, развел дрожащие бедра, подставляясь под ласкающую руку. Баки наполовину выпустил член, продышался, и с новыми силами принялся работать ртом.

Стив вспомнил, с какой готовностью искин Тони предоставляла Баки информацию о различных непристойностях, и решил, что никогда с ним об этом не заговорит.

Стив поцеловал Тони в центр груди, очертил языком полоски шрамов, и поспешно перебрался пониже, чтобы ничего не пропустить. Баки, не нежничая, помассировал поджавшуюся мошонку, и пробрался мокрыми от слюны пальцами дальше.

Тони заметно напрягся и коснулся плеча Стива кончиками пальцев в безмолвной мольбе о поддержке.

– Постой. В смысле, да, Баки, но ты забыл о… Тони, обещаю, он не будет торопиться, все будет хорошо. Баки, нужна, эта… смазка…. у меня в комнате аптечка, там есть вазелин…

К его облегчению и смущению, Тони захихикал. Привстал на локтях и кивнул в сторону прикроватной тумбы, заваленной чертежами внутренностей протеза, которую гордо венчал рисунок от руки.

– В тумбочке есть флакон смазки. Не скупитесь, ладно?

Стива как огнем ожгло от этих слов. Тони думает, что готов. А вот ему самому стало немного страшно. Он, по сути, почти ничего и не умел… только в теории знал, как это происходит между мужчинами.

«Тони подскажет, – успокоил он сам себя. – Да и Баки кажется, подтянул матчасть в интернете».

Стив убедился, что Баки притормозил, и потянулся к Тони. Поцеловал, стараясь вложить в поцелуй обещание позаботиться и не навредить. На какую-то долю секунды Тони ответил ему, приоткрыв рот и позволив скользнуть языком по нижней губе.

Стив отстранился, раздираемый восторгом, страхом сделать что-то не так и желанием. Найдя в тумбочке флакон с дозатором, он передал его Баки. Тот отвлекся от оральных ласк, благодарно кивнул и нанес на пальцы немного прозрачной массы.

Закусив костяшку пальца, Тони не отрывал глаз от Баки, пока тот увлажнял смазкой его анус. Молчал, пока он кружил пальцами по кругу, поглаживая и разминая. Но не сдержал вздоха облегчения, когда Барнс вдруг недовольно засопел и вытер пальцы о простыню.

Баки сгреб Стива за майку и притянул к себе, горячо зашептав:

– Ничего не получится, если он и дальше будет так зажиматься. Надо его отвлечь, Стиви, так отвлечь, чтобы он и думать не мог. Объединим силы?
Стива не нужно было спрашивать дважды.

***

Это, чему нет названия, началось с самого утра, серьезно.

Барнс и Роджерс неожиданно свалили по-тихому, пока он спал, устав от трудов праведных, а потом так же внезапно вернулись, когда их никто уже не ждал. Старк из вредности прикинулся крепко спящим, надеясь, что это охладит их пыл и суперсолдаты уйдут. Нет и нет.

Роджерс и Барнс с двух сторон окружили его и приступили к предварительным ласкам. Барнс предпочитал трогать, мять, сжимать. Стив, как оказалось, не мог прожить без поцелуев. Не важно, куда приходились поцелуи – в губы, в шею, грудь… Роджерс не отпустил, пока губы у Тони не распухли, а кожа не покрылась красноватыми отметинами.

Роджерс, садист, запомнил, что у Тони чувствительные соски, и на пару с Барнсом стимулировал их, пока Старк не начать стонать только от этой ласки. Минет в исполнении сержанта был выше всяких похвал. Для того, кто делал его второй раз. Для небритого мужика, если конкретнее. Крепкие пальцы и грубоватая ладонь, уверенно обхватывающие именно так, как нужно. Горячий рот, расслабленное горло, впускающее так глубоко…

Вцепившись немеющими пальцами в подушку, Тони ритмично вскидывал бедра, толкаясь членом в талантливый рот. Барнс слегка придерживал потерявшегося в ощущениях Старка, чтобы не подавиться, но принимал послушно, понимая, что это плата за его последующие действия.

Кончить Тони не успел. Сухие пальцы, слегка царапая мозолями, погладили такой же сухой анус. Пришлось указать на необходимость нормальной смазки. Все было хорошо еще с минуту, пока Барнс гладил его под мошонкой скользкими пальцами, увлажняя дырку, но когда надавил средним пальцем, Тони опять запаниковал.

Имел, в конце концов, право! Он больше сорока лет прожил убежденным гетеросексуалом. В его возрасте трудно (да и поздновато!) раздвигать границы собственной сексуальности.

Был удивлен, когда Барнс вот так просто отступился.

Был заинтригован, когда оба быстро разделись, покидав одежду прямо на пол.

Был ошеломлен, когда Баки и Стив начали все с самого начала, лаская его и отвлекая. Тони-то уже приготовился, что его отлюбят, невзирая на трепыхания. Хотел ли он, чтобы все произошло именно так? Перекинуть ответственность за собственное развращение на двоих парней, сказать себе, что не мог с ними совладать, вот и поддался…

Тони сказал себе, что нельзя и четвертый раз (боже, уже в четвертый! а отмазка «не такой» действует только единожды) лежать как морская звезда, и стоит проявить хоть чуть-чуть заинтересованности в процессе.

Грудь Роджерса тоже была чувствительной. Во всяком случае, когда Стив притиснул Старка к себе и его рот оказался в непосредственной близости от розового соска, Тони не удержал себя и прикусил напряженную горошину. Стив вскрикнул, но боли в его возгласе Старк не услышал, только удивление и поощрение. Присосался к безволосому соску и пощекотал языком, не без самодовольства выслушав литанию из стонов и подбадриваний от благодарного Роджерса.

Забыть о себе Барнс не давал ни на минуту. Пока Тони терся бородкой о разнеженные соски кэпа, раздразнивая нежные комочки, Баки притерся со спины, голый, горячий, распаленный, и чувствительно укусил за лопатку, правда, тут же зализал укус, извиняясь. Протиснул руку, левую, металлическую, между Стивом и Тони и забрал в ладонь оба члена.

Стив дернулся, невольно отстраняясь, и железные пальцы медленно сомкнулись на члене Тони. Старк на секунду забыл как дышать, самой нежной частью себя ощущая тепло и гладкость металла. Металла, пробивающего стены и крошащего кости в труху. Ладонь бережно обернулась, гладкий большой палец огладил головку, и Барнс начал медленно дрочить, слегка потираясь собственным членом о ягодицы Старка. Зубами он прихватывал тонкую кожу на шее Тони, но сдерживался, не делая больно. Впрочем, совсем отказаться от укусов не мог.

Итак, Барнс любил кусаться. Или это у него от Солдата? Стоило это запомнить и давать укорот, пока не прокусил что-нибудь до крови.

По ощущениям, они мучили его не меньше часа. Немного грубовато, но с энтузиазмом ласкали, каждый на свой лад. Стив наставил ему засосов на шее и плечах, по-вампирски присасываясь к чувствительной коже. Кстати, надо будет позже и член проверить на наличие засосов, так Барнс его обхаживал.

URL
2017-02-16 в 22:12 

byaka13
Его изучали в четыре руки, намеренно больше не касаясь там, где Старк этого хотел. Стоило Тони попытаться сместить любую руку поближе к члену, как его перехватывали за запястье, с тем, чтобы уложить ладонь на чужой возбужденный член.

Кончить ему не давали. Вот ни разу. Хотя сами себе солдатики в чем не отказывали. Тони пока не мог понять, можно ли к такому вообще привыкнуть, но стерпелся с тем, что ему в бедро и в зад тычутся члены. Он сам сделал свой выбор и пригласил в постель их обладателей. Ему показалось, он задел коленом мокрое пятно, мельком подумал о забытой смазке, и сразу же забыл, как о неважном.

С реальностью его связал недовольный шепот Барнса, обращающегося к Стиву, подгребшего к себе дезориентированного Тони.

– Подвинься, дружище, всю простынь под себя смял.

– Зачем она тебе? – без интереса спросил Роджерс, лапая Старка за задницу. Последний почти привык к такому повышенному интересу и уже даже не напрягался. Сил на это попросту не было. Вот что значит ускоренный сывороткой метаболизм – час валяли его по всей постели, и почти не запыхались.

– Мне не вся нужна, только краешек… обтереться.

– Ты тоже?.. уже..? – вдруг засмущался кэп.

– Вы о чем сейчас?.. – обморочно поинтересовался Тони, обнимаемый Стивом так крепко, что впору было запросить пощады.

– Да так, о своем…

Стоп. Влажные пятна под бедрами…

– Вы когда только успели, скорострелы? – распахнул глаза Старк. – Я и не заметил.

– А мы уже, – вкрадчиво признался Роджерс. – И не по разу. Понимаешь, что ты с нами делаешь, Тони?

Тони и рад был уже дать им в руки карт-бланш, только бы позволили излить напряжение. И когда обнаженный Стив играючи уложил его на себя, Тони был слишком измучен, чтобы задуматься, что это, черт подери, значит.

Роджерс целовал его, пока Барнс поглаживал по взмокшей спине и шептал на ухо, щекоча длинными прядями.

– У тебя раньше было… так?

– Никогда, ох…

Роджерс плотный и мускулистый, лежать на нем – экзотическое удовольствие, но Старку скорее нравится, хотя он все же старается не наваливаться всем весом. Стив бережно (не стоит забывать о его силе) мнет его бока, поясницу, оставляет в покое затисканные ягодицы, оставляя ладони на бедрах.

Тони не вздрагивает, а только тихо стонет, когда Баки ведет скользкую дорожку между его ягодиц и трет анус. Но не проникает. Пока нет.

– Значит, мы будем первыми? Твоими первыми?..

– «Мы»?

Вместо ответа Стив тянет его выше, чтобы Тони уткнулся лицом ему в шею, шепотом уговаривает расслабиться и лечь, как ему хочется, не боясь, что кому-то будет тяжело.

– Вот так, ложись на Стива, он крепкий теперь – выдюжит.

– Тебе удобно, Тони?

– Твой стояк сейчас проткнет мне живот, а в остальном – все отлично.

– Стиви бы кое-что другое им проткнул, верно? – насмешливо намекнул Барнс и Тони передернулся, вспомнив, по какой тоненькой проволоке ходит. Он не отключил Пятницу, – солдатам это знать не обязательно, – костюмы в мастерской наготове, если бы что-то пошло не так, но…

– Тшш, Тони, – Стив привлек его голову себе на плечо и поцеловал в лоб. – Баки пошутил, не пугайся так. Он не со зла, а по скудоумию.

– Сглупил, признаю. Я – только пальцами, хорошо? Только пальцами…

Кончик чего-то прохладного и скользкого ткнулся в дырку, потер и надавил, проникая. Инстинктивно Тони зажался. Едва-едва, скорее от страха, чем от не наступившей боли.

– По одному, по одному!

– Я и делаю это одним.

– Тони? – обеспокоенно переспросил Стив.

– Черт, черт! Еще и металлическим…

«Это не должно так возбуждать, не должно возбуждать».

– Бак, может, не будем…

– Не вздумайте, раз уж начали… ох… давайте, пока я не передумал.

«Черт, что же он позволяет с собой творить?»

– Я протолкну второй? Можешь постараться меня вытолкнуть? Вот так, хорошо. Их два теперь, чувствуешь?

Да, он мог вытолкнуть. Но вместо того, чтобы дать освобождение, два засранца только глубже вошли внутрь.

Черт, это было реально непривычно. Одно дело кончать от нежной хватки на члене, овладевая, другое – ловить кайф, когда впускаешь постороннее в себя. Непривычно, странно, неестественно… тело не распознавало способ, которым ему доставляли удовольствие, но жадно стремилось к нему.

Трение – вот что было знакомо в творимом хаосе, и Тони терся ноющим членом о совершенный живот Стива – рельефный и совершенно безволосый. Под головкой было мокро, и тереться о скользкую кожу было легко и приятно.

– Тони, посмотри на меня. Ты течешь, – ласково указал Стив.

Тони был уверен, что разучился краснеть лет двадцать назад.

– Это из тебя течет. Думаешь, я не чувствую, как ты пытаешь трахнуть мой пупок?

– А если под таким углом? Как тебе? – Баки был недоволен, что его усилия оставались неоцененными. Пальцы в заднице нажали на простату, и одновременно с этим Тони потерся членом о напряженный член Стива.

– Господи!

И движение как по сигналу прекратилось. Пальцы по-прежнему уверенно давили, куда нужно, но теперь этого было недостаточно.

– Еще, Тони, хочешь еще «так»? – Стив видел, что он хочет, но этого было мало. Он хотел услышать. И знал, что Баки этого тоже хочет.

– Не заставляйте меня просить, – Тони хотя бы мог отдышаться во время передышки, и даже пригрозить, показывая, что все держит под контролем. – Серьезно, я вам припомню.

Стив осторожно сдвинулся, так чтобы член Тони лег вдоль его члена. Ему понравилось, как они соприкасались. Он хотел большего. Но сейчас была не его очередь.

– Расслабься, я хочу ускориться, – предупредил Баки и Тони поспешил исполнить приказ.

Пальцы задвигались в нем так быстро, что проникновение казалось непрерывным, горячим, сладким давлением на набухшую простату.

– !...!...! да, блядь!

Стив мял его задницу, раскрывая для металлических пальцев Барнса. Без устали и без напряга вжимал в себя, притираясь текущим смазкой членом, практически дроча им.

– Я могу так хоть целый день.

– Уже… слышал… такое!..

Стало больше, стало… глубже. Добавление лубриканта ознаменовалась влажными чавкающими звуками. Барнс сместился, начав вгонять три пальца почти грубо, каждый раз стимулируя простату.

– Черт, – простонал Баки с оттенком нездорового восхищения. – Он так сжимается, я чувствую каждое сокращение.

«Сенсорика в протезе настолько чувствительна?» – и это было последней связной мыслью.

Тони ничего не мог поделать. Оргазм исказил его лицо, заставляя рот беспомощно округлиться в долгом восторженном вопле. Тони кричал, изливая удовольствие зажатым между животами членом.

И Стив видел всю смену эмоций на его лице. Не мог не чувствовать, как Тони трясет на нем, пока он испытывал свой первый анальный оргазм. И Стив открыто наслаждался тем, что видел.

– Тони, ты такой красивый сейчас.

Тони расслабленно растекся на Роджерсе и поерзал на мокром. Спермы было непривычно много, так что она просачивалась между потными телами и стекала по бедрам Стива на простыни.

– Я скоро приклеюсь. Это все… я один сделал?

– Мне было очень приятно, когда ты терся об меня, – с непередаваемой смесью восторга и смущения признался Стив.

– Тогда тебе и перестилать, целое озеро тут развел. Чувствую себя персонажем буккаке… – пальцы мягко выскользнули, оставив после себя дискомфортную раскрытость. – Твою ж мать!

Железные пальцы впились в его ягодицы, словно им было мало хватки Роджерса.

– Я как бы тоже на пределе, – буркнул Барнс.

– Вы мне задницу пополам разорвете, если будете вдвоем так над ней трудиться.

«Господи, пусть не сочтут это намеком на будущее!». Но мысль уже отдалась пульсацией в паху.

– …

С негодованием Тони ощутил теплые струйки, косо ложащиеся на его взмокшую спину и огнем горящие ягодицы.

– Ты, что, кончил на меня?

Ответ последовал в виде хриплых стонов.

Стив с любопытством пробежался кончиками пальцев по заляпанной спермой заднице загнанно дышащего Тони, погладил скользкую от лубриканта ложбинку, подразнил краешки раскрытого ануса. Не давая себе время подумать, а Тони – возмутиться, скользнул в него двумя пальцами.

Проникновение обожгло, отдалось одновременно в грудь, где заполошно застучало сердце, и в член, толчками наливающийся кровью. Узко, влажно, тесно, горячо и гладко – Стив мог подобрать еще пяток определений, но и все вместе эти слова не могли отразить испытываемых им ощущений. А когда Тони сжался на его пальцах, стискивая в себе…

– Черт подери, Тони, – прошипел Стив, медленно двигая пальцами взад и вперед, представляя, как делает то же членом. Раскрывает Тони сильнее и глубже. – Я хочу тебя прямо сейчас.

Тони поморщился.

– Я только что кончил и мне уже становится неприятно. Стив, вынь, в другой раз поиграешься.

– Стив, – Баки вырос сбоку, глядя на Стива неотрывно и предупреждающе. Он балансировал между собой и явлением Солдата.

Стив заставил себя остановиться и вынул пальцы из тесного тепла. Он не собирался причинять боль и не хотел, чтобы Тони возненавидел его за принуждение к близости. Правильнее было дождаться, когда Тони решит что готов на полноценное проникновение и сам предложит.

Но отпустить от себя Тони Стив был не готов. Хотя тот был прав: сперма подсыхала, грозя склеить их. Баки спас положение, вернувшись из ванной с полотенцем, смоченным теплой водой, которое он швырнул Стиву в голову.

***

URL
2017-02-16 в 22:13 

byaka13
Стив собрал в кулак всю силу воли, чтобы не тревожить спящего Старка. Он едва мог держать руки при себе, пока Тони был у него под боком – разморенный и податливый. Баки такой проблемы не имел: закинув руки за голову, он изучал потолок спальни.

Тони только обнял подушку и сразу отрубился, не найдя сил даже забраться под покрывало, за которым пришлось бы тянуться, поднимать с пола. Стив со вздохом натянул на него мягкое покрывало до самой шеи, не давая замерзнуть и избавляя себя самого от искушения.

Не удержавшись, Стив все же провел рукой по затылку Тони. Их с Баки (это следовало признать и принять) гений нуждался в отдыхе – Тони многое делал для них: работал над оружием, чинил протез, покрывал перед правительством, договаривался с Советом безопасности и лично с генералом Россом. Он мало спал, пытаясь все успеть, и двадцати четырех часов в сутках ему было мало.

Решив, что Тони заснул достаточно крепко, Стив шепотом позвал Баки. Друг повернулся к нему, привстав на локте.

– Может, нам стоит уйти? Тони должен еще отдохнуть, а я почти не устал и не хочу спать.

– Загоняли мы его, – с оттенком вины отозвался Баки едва слышно. – Нас двое, он один.

– Нас трудно утомить, а Тони медленно восстанавливает силы. – Поддержал Стив, медленно подводя к интересующей его теме. Он понимал, что не совсем хорошо – обсуждать Тони, который был совсем рядом, крепко спал, доверяя. Но стоит хотя бы выйти в коридор – и у Стива пропадет решимость. Пятница может подслушать… да еще десять причин не откладывать.

– Мы – другие, – кивнул Баки, подбираясь.

– Думаю, стоит показать Тони наработки о сыворотке, которые мы захватили с последней базы Гидры. Не знаю, насколько стабильна новая формула, но Тони очень умный, если кто и сможет разобраться, так это он. Т`Чалла и Беннер могут помочь – один своими технологиями, второй – собственными наработками.

– Думаешь, он захочет измениться? – Баки перевел помрачневший взгляд на темноволосого мужчину рядом с собой. – Я бы отказался от сыворотки, если бы мог.

– Стоит рискнуть. Но если ты против – я пойму. Но я бы хотел…

– Предложить ему долгую жизнь?

– Стать, ну… сильней, выносливей…

– Совершенней, - перебил его Баки задумчиво.

***

Тони лежал с закрытыми глазами, наслаждаясь теплом сильных тел и сытой усталостью.

Стать Совершенным Железным человеком? Как ни крути, а предложение интригующее… Он только вздремнет немного и расспросит поподробнее...
________________________________________

URL
   

Мысли о разном и об одном

главная