byaka13
Иду в поход
Направленность: Слэш
Автор: Sivilla (ficbook.net/authors/61509) я это, я
Беты (редакторы): Мудрый Рысь (ficbook.net/authors/64617)
Фэндом: Первый мститель
Основные персонажи: Джеймс «Баки» Барнс (Зимний Солдат), Стив Роджерс (Капитан Америка), Тони Старк (Железный человек)
Пейринг или персонажи: Стив/Тони, Баки/Тони
Рейтинг: NC-17
Жанры: PWP, Первый раз, Любовь/Ненависть
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, Групповой секс, Полиамория
Размер: Макси, 101 страница
Кол-во частей: 3
Статус: закончен
Описание:
Пост-сивил воа.
Волей рока Старк вынужден провести несколько дней (и ночей) бок о бок с теми, кого рад бы был не видеть в своей жизни никогда. Мало того, узнать их получше... много лучше, чем был готов.
Публикация на других ресурсах: есть на фикбуке и норм: ficbook.net/readfic/4927378

Глава 2 Ночевка

Дверь в дом открывалась не полностью, упираясь в канистры с бензином, которые своим нахождением в деревянной постройке попирали все требования техники безопасности. Прихожая, с двух сторон ощерялась ветхими полками, забитыми коробками с патронами, мотками веревок, лампочками, капканами и брикетами с крупами.

На топот трех пар ботинок выглянул единственный хозяин домика. Обрез в его руках хоть и смотрел в пол, но сразу как-то настраивал на вежливый тон.
Нелюдимый старик-лесничий сперва был не рад гостям, но потом маленько оттаял и с плохо скрываемой радостью уступил свою хибару трем путникам для ночлега. И дело было, конечно, не в обаянии Роджерса, взявшего себя переговоры, а в паре свернутых в трубочку купюр, которые он как раз на такой случай хранил в рюкзаке.

Взяв плату, старик медленно перестелил кровать. Потом очнулся и начал было рассказывать принцип действия радиотелефона, но Роджерс его остановил, сказав, что сам хорошо знает, как им пользоваться.

«Кто бы сомневался» - хмыкнул про себя Старк и последовал за лесничим, чтобы тот показал ему, что и где находится в доме. Экскурсия ожидаемо оказалась короткой. Захламленная прихожая, на входе в единственную комнату – умывальник и ведро.

– А что насчет удобств? – намекнул Старк. – Санузел? Туалет?

– Во дворе, - коротко ответил дед. – Помыться – воды из колодезя натаскаешь, да на печке согреешь.

От таких условий Старк совсем загрустил.

– Городской, - закатил глаза противный старик и отбыл. Старк мысленно пожелал ему подавиться стопкой сивухи, которую не могли не гнать в местном аналоге бара, совмещенного с магазином, и вернулся в комнатку.

Самодельные стол и стул, допотопная железная кровать с сеткой, печь, отапливаемая дровами, плюс исцарапанный комод - вот и все нехитрое убранство. Роджерс предусмотрительно не присел на колченогий стул, и нависал над столом, прислушиваясь к шипению в трубке радиотелефона.

Позади хлопнула входная дверь: Тони обернулся, заранее недовольный, но это вернулся Барнс. Как всегда лаконичный, он отодвинул Старка плечом, полез в комод, выудил пару полотенец и оставил на комоде. Захватил пустое ведро и снова ушел.

Вернулся через несколько минут с полным ведром и дровишками. Дрова – в печку, ведро – на печку.

– В магазин, - односложно пояснил сержант в ответ на вопросительный взгляд Роджерса, взял пару банкнот и ушел. От нечего делать Старк забрался в рюкзак Роджерса в поисках съестного. Ничего не нашел и решил хотя бы подоставать Кэпа в качестве развлечения.

Роджерс все это время пытался дозвониться до ближайшего крупного поселка, но пока не преуспевал. К этому можно и нужно было прицепиться.

- Кэп, а кэп? Как успехи с телефоном? Никак? Странно, я думал, раритеты должны иметь духовное сродство.

- Радиотелефоны не такие уж и старые, Тони, скорее твои ровесники, чем мои, - не повелся Стив, в десятый раз нажимая на затертые до белизны кнопки на телефонной трубке. – Не отвечают.

- С чего ты решил, что на том конце еще есть кто-то живой?

- Этот телефон связан еще с тремя такими же, расположенными в малонаселенных поселках, в радиусе пятидесяти миль. Кто-то нам да ответит.

- Я до того момента со скуки свихнусь, - буркнул Старк, поднимаясь со стула и подступая к Роджерсу. – Есть идеи, чем развлечься в этой дыре?

- Предлагаешь себя в качестве развлечения?

Роджерс прижал его к себе, обеими руками провел по телу, щупая и сжимая, жадно накрыл ладонями задницу…

Тони рванулся назад, отталкивая Стива обеими руками, потерял равновесие и полетел спиной на жалобно скрипнувшую кровать. Кэп имел наглость улыбнуться и вернуться к радиотелефону.

В прихожей стукнулась о канистры дверь. Вернулся сержант Барнс с провизией.
Из прихожей вышел с початым пакетом поваренной соли в одной руке и небольшим холщовым мешком в другой. Барнс привычно зачерпнул из ведра с водой ковшиком, поставил на печку рядом. Опустил на стол и стал разбирать содержимое мешка с продуктами. В закипающую воду, рванув пакет, сыпанул купленной гречневой крупы, добавил соли.

Перед голодным Старком Баки выложил пару пирожков с мясом и плитку шоколада. Тони набросился на нехитрое угощение, как год не евший. Пирожки пошли на ура, шоколад неизвестной марки едва не был съеден вместе с кусочками фольги. Тони, забывшись, стонал так, что оба солдата покраснели.

Замороженные котлеты не-пойми-из-кого дожидались своей очереди быть подвергнутыми термальной обработке. Холодильника не было, и лоток с яйцами отправился на подоконник, где дуло из-под дверной рамы. Бутылки с минеральной водой выстроились в ряд на кухонном столе.

После перекуса захотелось отлить. Пришлось покидать теплый домик, уже не казавшийся таким ужасным, и бежать через двор, к деревянной кабинке. Старк скинул крючок, открыл скрипнувшую дверцу… посмотрел, подумал, закрыл обратно. Встал за кабинкой и там быстро спасся.

Тони вернулся в дом, по пути едва не утопив ботинок в жидкой грязи, радостно расползшейся под последними в году солнечными лучиками. На входе громко ударил дверью канистры, уронил что-то железное с полок.

Стив как раз заканчивал разговор по ожившему телефону, но Тони застал самое его окончание.

- Принято. Ждем.

Положив трубку, Стив обратился к Старку.

- Я предал наши координаты связному от ЩИТа. Он передаст их непосредственно в ЩИТ. К рассвету за нами пришлют вертолет.

- А теперь, то же самое, но поподробнее. Что за связной? Где остальные? Почему только завтра?

Барнс помешал Стиву сразу ответить, знаками показав, чтобы тот передвинул кухонный стол ближе к кровати: сидячих мест не хватало.

- Перед тем как забросить нас вблизи от базы Гидры, расположенной, кстати, недалеко от границы штатов, нам был озвучен алгоритм как раз на случай непредвиденных осложнений. Учитывая, что с базы глушили всякую связь, ни мобильные телефоны, ни рации нам не выдавались. Связь предполагалось осуществлять вот через такие штуки, - Стив ткнул пальцем в блок, на котором заряжалась трубка.

- Про все это рассказывали на планерке перед вылетом, - миролюбиво добавил Барнс, помешивая гречку в ковшике.

- Это было на планерке? А где был я в тот момент? – задумался Старк, выбирая сесть ему на жесткую кровать или на стул без спинки.

- Да кто тебя знает, - так же мирно ответил Барнс, осторожно снимая ковшик с печки. - Ты же на час опоздал и прилетел последним.

- Ладно, проехали, а с чего вертолет?

- Тони, а как ты думаешь, что привлечет больше внимания? Квинджет с эмблемой ЩИТа или безликий вертолет?

- Дай угадаю, без опознавательных знаков, чтобы никому и в голову не пришло, кого тут подбирают? ЩИТ теперь дует на воду, чтобы не дай боже никто не прознал о спецоперациях?

- Мстители не могут теперь работать в открытую и потому…

- Роджерс! Нет больше Мстителей, понял?!

- Понял он, понял, ешь давай, - и Барнс сунул ему под нос алюминиевую тарелку с кашей. Придвинул открытый брикет масла и взялся за упаковку котлет. Ножом, предназначенным для метания в противника, отрезал кусок сливочного масла, шмякнул на сковородку, поставил ее нагреваться на печку.

Роджерс нашел и раздал три ложки, ногой придвинул себе стул, сел. Положил себе гречки в другую тарелку, взял батон хлеба, разорвал пополам. Половину предложил Тони, от второй с аппетитом откусил сам. Барнс в это время уже переворачивал котлеты: готовить их нужды не было – только разогреть и готово. Тони без аппетита жевал кашу, разглядывая Барнса и Роджерса, и спрашивал себя, как эти двое еще живы.

Оба прошли войну, одного насильно завербовала Гидра, другого, хитростью, – ЩИТ. Над одним экспериментировали и стирали память электрическим током, второй вмерз в лед на много десятилетий, воскрес и бился с богами, пришельцами… с террористами – надо же и отдыхать.

А теперь вопрос: почему оба еще живы после прошлой ночи? Если разобраться, им, Старком, просто попользовались. К чему сейчас эта забота, приготовленный обед, шоколад лично для него?

Тони помедлил, не донеся алюминиевую ложку до рта. Элементарно, Шерлок!

Стив и Барнс только-только разлакомились, и на тебе – конец пути, с часу на час их всех подберут. Вернут в цивилизацию (Нью-Йорк, Вашингтон, Малибу - чем черт не шутит), и не будет никакого доступа к телу.

Тони помешал крупу в тарелке. Что-то он отвлекся. Почему он сидит ровно на заднице и ничего не предпринимает, хотя уже мог бы собрать на коленке функционирующую бомбу? Снести домишко к чертям. Вместе со сверхсолдатами.

С ужасающим скрежетом Барнс втиснул в дверной проем ржавый бак, до того стоявший во дворе и собиравший дождевую воду.

- Что он тут делает? – уточнил Тони, заглядывая в бак. Пустой.

- Нагреем воды, наполним и искупаемся, раз ни ванны, ни душа здесь нет, - на удивление пространно ответил Барнс.

- Отлично придумано, - улыбнулся Стив. – И еще постираться не помешало бы. Лохань я нашел, мыло есть, но в холодной воде оно хуже мылится.

- Иногда я забываю, из какого вы века, - пробормотал Тони, скорее для себя, но был услышан.

- Из двадцатого, Старк, как и ты, - буркнул Барнс, устанавливая бак, чтобы не мешал проходить. Стив сноровисто вынимал из рюкзаков грязные вещи.

- Свое шмотье я сам постираю! – безапелляционно заявил Старк, даже в мыслях не подпуская никого к своему белью.

Второе ведро (взятое из-под умывальника) пришлось как нельзя кстати. На печке вода грелась не так, чтобы быстро, да и браться за раскаленную металлическую ручку можно было, только обмотав ладонь тряпицей. Несмотря на все трудности, затея удалась. За три четверти часа (!) удалось наполнить бак чуть теплой водой.
Очень хотелось нырнуть в бак прям в одежде, соскрести с кожи слой пыли и грязи, ощутить себя чистым хоть в каком-то смысле. Старк готов был отстаивать право первым опробовать импровизированную «ванну», хоть с репульсорными перчатками наперевес. Но его воинственный настрой пропал втуне, когда и Барнс и Роджерс равнодушно согласились с его притязаниями. Что-то подозрительно.

И тут Старка, по обыкновению, осенило. Мозг выдал итоговое решение, благополучно свернув все мыслительные выкладки в пару микросекунд.

- И не вздумайте пялиться! – сурово потребовал Старк, прячась за бак, прежде чем начать разоблачаться. Стиву хватило совести грустно вздохнуть и повернуться лицом к единственному окну. Барнс сделал вид, что не понимает о чем идет речь, не отрываясь от штопки спального мешка.

Сбросив все вещи на пол, Старк осторожно забрался в бак, следя за тем, чтобы вода не перехлестнула через край.

Было тесно. Вода едва доходила до пояса. Пришлось присесть, обдирая спину о тронутые ржой стенки. Ступни кололи отставшие кусочки ржавчины.

Было восхитительно. Вода омыла всё жаждущее тело, смывая пыль и пот. На этот раз Тони удержался от провокационного стона, набрал в горсти воды и плеснул в лицо. Стало легче жить, но без мыла он бы много не отмыл.

Привстав (и следя, чтобы вода закрывала хотя бы до паха), Старк дотянулся до стула, специально поставленного рядом с баком, где лежали, дожидаясь, и брусок мыла, и бритва, и чистое полотенце.

Хозяйственно мыло противно пахло, волосы на голове после промывки им напоминали паклю. Тони с сомнением покосился на новенькую бритву, только что из магазина. Бриться вслепую было не то, чтобы смертельно опасно, но шанс порезаться был велик. Старк вспомнил, что видел маленькое зеркальце на умывальнике и решил отложить бритье ненадолго.

Тони без посторонней помощи выбрался из бака, наскоро обтерся и замотал бедра ветхим полотенцем с пошлыми фиолетовыми цветочками, кажется, ирисами, которое даже колен не прикрывало. Стив, не слушая ора, сам забрал все его грязные шмотки, но других не принес, так как запасы одежды в рюкзаках иссякли. Пришлось Тони, ежась от прохлады, с головы до ног укутаться в плед с кровати, чувствуя себя гусеницей.

Барнс без натуги поднял и вынес бак во двор, чтобы вылить грязную воду. Стив бегал с полными ведрами, согревая воду для второго захода.

Тони придвинулся к подоконнику и прижался носом к оконному стеклу. Из-под деревянной рамы ощутимо дуло. Печь давала тепло, но в нее периодически нужно было докладывать дрова. Как интересно, они будут коротать ночь в холодной хибаре, с одной печкой и одной же кроватью?

***

Старк сидел на кровати, со скукой выглядывая в окно. Стив коротал время на улице, на полном серьезе полоская две формы в металлическом корыте. Увидь работники отдела обеспечения, как Роджерс обращается с любовно созданной ими униформой, в полном составе повесились бы на форменных кожаных ремнях.

Смотреть назад было запрещено, потому как изволил купаться сержант Барнс. Стив еще пять минут назад популярно объяснил, что Баки перед купанием отстегивает железную руку. Однако без нее он чувствует себя неуклюжим из-за смены центра тяжести. Чувствует себя уязвимым. Не любит показывать даже ему, Стиву, изуродованное плечо.

Тони показательно утер несуществующие слезы и пообещал не делать глупостей, пока Роджерса не будет поблизости.

Барнс медленно мылся, плеща водой о края бака. Старк таращился в окно, за которым не происходило ничего интересного.

Черт, Барнс в паре метров от него, что Медуза Горгона для греков-обывателей – предупрежден, что огребешь на орехи, если посмотришь куда не надо, но чувствуешь, что от любопытства прям трескаешься.

Ладно с ним, с Барнсом, надо бы побриться, пока в комнате светло. Под потолком торчал один патрон без лампочки – старик явно привык жить при естественном освещении. Можно бочком-бочком дойти до умывальника, по-прежнему оставляя Барнса за спиной, и при том не увидеть ничего компрометирующего.

Сказано - сделано. Тони отлип от подоконника и направился мимо бака, старательно таращась в стену. Позади что-то громко плеснуло, вода перехлестнула через край бака и плеснула на ноги.

И Тони машинально обернулся, оказавшись нос к носу с очень недовольным сержантом.

Взгляд сам собой упал на левое плечо, испещренное шрамами. Ну или то, что от него осталось. Напрасно Старк думал, что толстые шрамы, уходящие под металлические пластины – самое шокирующее, что он видел на теле Барнса. Когда ему довелось делать текущий ремонт руки Баки, то чинил он ее отдельно от носителя. Вдова принесла стальную конечность в мастерскую, там же и оставила с запиской, после ремонта – забрала сама же. Тони всерьез подумывал залить в прошивку руки ИИ и запрограммировать так, чтобы конечность сама придушила владельца. Потом подумал о мини-бомбе. В итоге решил, что рука сама по себе произведение инженерного искусства и починил ее по совести.

Стык, где протез соединялся с живым плечом, Тони раньше не видел. И хорошо, что не видел. Тогда он не был готов. Огрызок, нисколько не напоминающий человеческую плоть, венчал левое плечо сержанта.

Сейчас Барнс тяжело смотрел на Тони исподлобья, стиснув зубы. Словно ждал насмешек или жалости. Ни того, ни того Тони ему не дал.

- У меня свои, как видишь, - Тони распахнул плед и провел рукой по груди, по центру, изрытому сеткой послеоперационных шрамов.

Барнс машинально опустил глаза, рассматривая. Его челюсть расслабилась, из бугрящихся плеч ушло напряжение. Сержант перестал выглядеть готовым к броску.

- Слушай, я возьму с умывальника зеркало? Буду бриться у окна. Не буду на тебя смотреть, раз ты такой трепетный.

Дождавшись кивка, Тони прошел мимо к умывальнику, взял с него прямоугольное зеркальце и вернулся к окну. Поставил зеркало на подоконник, рядом с блюдцем с водой, и бруском мерзкого мыла. Старк намылил щеки и подбородок, и недрогнувшей рукой взялся за бритву.

Напевая, он споро брился, пока не скрипнула дверь.

- Баки, ты как там?

- Управился, подай руку.

«Свою или «свою»?», - подумал Старк без интереса, в последний раз пройдясь бритвенными лезвиями по гладкой щеке. Краем пледа утерев физиономию от остатков мыла, Тони пробурчал:

- Самому непривычно, - и повернулся к солдатам.

Стив уронил ведра с холодной водой под ноги. Водичка радостно окатила сложенные в углу наколотые дрова для печи. Металлическая рука с щелчком встала на место и одновременно с этим Барнс громко выматерился.

- Баки, ты это тоже видишь? – непривычно высоким голосом поинтересовался Стив, хватаясь за край бака.

- Старк, ты сломал Стива, - припечатал Барнс.

Прекрасно представляя, как это выглядит со стороны, Старк, сияя насмешливой улыбкой на идеально выбритом лице, оперся локтями о подоконник и вытянул ноги, скрещивая их в лодыжках, демонстрируя себя во всей красе.

- Тони? - как-то нерадостно спросил Стив. – Зачем ты делаешь… так?

- Мм?

- Провоцируешь, - глухо объяснил Барнс. Он выглядел бы еще смертоносней, если бы не стоял голым в баке.

Тони посмотрел на себя, прикинул, что плед распахнут, а под ним он облачен в маленькое полотенце и быстро запахнулся.

О его проколе постарались быстро забыть. Барнс искупался и на выходе получил чистые боксеры и куртку. Теперь трясся, сидя у печки. Стив, как реактивный, выбежал на улицу, вбежал с парой мокрых штанов, согнал Барнса со стула, развесил над их над печкой и вылетел вон, громыхая пустыми ведрами.

Разлитая в прихожей вода сама себя убирать не спешила. Барнс нашел ветошь и принялся за уборку. Тони присел на кровать и медитативно витал в облаках, пока не очнулся и не понял, что тупо пялится на зад сержанта, обтянутый черными боксерами.

Вошел Стив с ведрами и приказами.

- Баки, хватит, отдохни, наконец. Тони, ты почему не под одеялом еще? Простудишься.

- Не простужусь, - капризно заявил он, поджимая пальцы на ступнях, которые уже сводило от контакта с холодным полом.

В него полетели шерстяные носки, брошенные Джеймсом.

***

Любуясь в окно на яркий закат, Тон вспомнил об очень насущной проблеме. Их в домишке трое, а кровать – одна. При условии лечь компактно, можно было устроиться и вдвоем, но фигушки!

- Чур, я сплю на кровати! Не надо переглядываться, не все тут вечно молодые, а мне уже не стыдно жаловаться на радикулит.

- Как скажешь, Тони, - покладисто отозвался Роджерс из своего угла. Разложив на столе разобранный охотничий обрез, он чистил детали и хотел поправить прицел – хоть чем-то руки занять.

Барнс ничего не сказал, и вышел на улицу. Из окна Тони увидел, что он снимает с бельевых веревок просохшую форму. Все чем-то заняты, кроме него. Пойти что ли умыться перед сном?

На рукомойнике лежали три упакованные зубные щетки и тюбик самой дешевой мятной пасты. Тони вспомнил вкус той, которую ему выдавали во время внепланового похода и схватил тюбик.

Шоркая зубной щеткой по белоснежным зубам, Тони рассматривал свой оскал в зеркальце. Не забыть по возвращении в Башню велеть Пятнице послать подарок его личному стоматологу.

Лицо без усов и бородки казалось чужим.

Стив собрал ружье и повесил за ремень на гвоздик над столом. Барнс в третий раз закончил перебирать содержимое рюкзаков – наутро ничего нельзя было забыть и оставить в хижине.

Тони лениво наблюдал за их возней с кровати. Дома он никогда не ложился спать так рано – всегда была работа, встречи, полеты. А сейчас он лежал на застиранной простыне поверх комковатого матраца, и наблюдал за бытом солдат в естественной среде обитания, так сказать.

Барнс разжился стопкой засаленных карт с погнутыми уголками и предложил Стиву сыграть. К удивлению Старка, Стив с энтузиазмом согласился. Солдаты расселись за обеденным столом – один на стуле, второй на перевернутом кверху дном ведре, и понеслась!

Играли в подкидного дурака – Тони узнал влияние русского агента Романовой.

- У меня самые крупные козыри, а у тебя должна была одна мелочевка остаться, - не тяни время, сдавайся. Спальник я зашил – тебе в нем будет удобно.

- Сам в нем спи, я заготовил пару шестерок, специально тебе на «погоны», - отозвался Стив, выкладывая на стол карту. Барнс призадумался над причиной такой уверенности.

В итоге Барнс продул и Стив, ухмыляясь, положил ему на плечи по карте.

- Четыре – два в мою пользу, - расплылся в улыбке Стив, адресуя ее Тони. – Еще одна победа и кто-то будет спать на полу.

- Эй, на кровати я сплю, не забыли? – напомнил об уговоре Тони. Он пригрелся, даже под одеялом скинул колючие носки, выпихнув их на пол. Пусть только попробуют теперь выжить его с койки!

- Мы помним, - оскалился Барнс, яростно тасуя ни в чем не повинную колоду. – Думаешь, мы так любим в карты играть? Еще с войны осточертели.

И все стало кристально ясно.

- Вы что? – ахнул Старк, уязвленный до глубины души. – Ночь со мной в карты разыгрываете?

Ответить ему не соизволили, слишком поглощенные игрой, где победитель получал все. Барнс жульничал, почти незаметно возвращая карты из «отбоя». Стив делал вид, что не видит, играя восемью картами вместо шести, как он прятал еще две – Тони мог только гадать.

Спустя полчаса, когда за окном окончательно стемнело, спор так и не сдвинулся с места. В комнате стало темно – изображений на картах не разглядеть, а в керосиновом фонаре не оказалось керосина.

- Ничья, - угрюмо объявил Барнс, бросая карты на стол.

- Ничья, - смущенно подтвердил Стив, глядя на подобравшегося Старка.

«Не паникуй, Тони, вспомни про "принцип малой крови"».

Раз он такой натурал и никогда-никогда, лучше он сам пойдет навстречу и будет худо-бедно контролировать процесс, чем его нежно, но неумолимо натянут на два сразу.

Главное, не показать слабины.

- Так вы идете спать или как? – поинтересовался Старк, упираясь локтем в подушку и вытягиваясь во весь рост.

Барнс успел первым. Рванул в постель так, словно боялся, что из-за промедления его выкинут за дверь. Тони лишился защиты теплого одеяла, и молча отпихивался, но всерьез не отбивался, ибо бесполезно. Вот Барнс прижал к подушке и навис сверху. Старк интуитивно расслабился, прислушиваясь к ощущениям.

Создавалось впечатление, что сержант не очень хорошо знал, как это делается с мужчиной. Голая теория без практики. Успокаивающе погладил вверх и вниз по бедру, стянул и отбросил полотенце. Задумчиво полапал за зад, потискал мягкий член, взвесил в ладони мошонку. Когда нерешительно, глядя в лицо, пробрался сухими пальцами дальше и потер анус, Тони немедленно сдвинул ноги, с силой зажимая чужую руку бедрами. Хорошо еще, что живую, а не металлическую, такую хрен зажмешь.

Барнс намек понял.

- Понял, больше не буду, - покладисто пообещал он.

Стив скинул сапоги, в два счета разделся догола, и, переступив через спальники, встал перед кроватью. Он уже был возбужден и Старк молился, чтобы пока Барнс держал его, Роджерсу не пришло в голову потребовать взять в рот.

- Подвиньтесь, - потребовал Стив.

Втроем на одноместной койке было… проблематично. В смысле лечь и вытянуться. Так что Тони стоял на ней на коленях, пока его тискали в четыре руки. Как-то получилось, что Барнс оказался спереди, а Роджерс сзади, и такой расклад Тони здорово нервировал. Он не забыл, как у Роджерса большой, а если бы и забыл, святой боже, они в одной кровати и голые!

Стив обстоятельно облапил крепкую задницу. Когда на пробу полез пальцами дальше, Тони дернулся. Барнс молниеносно ухватил Стива за запястье, пережимая. Металлические пластины на руке предостерегающе щелкнули.

- Не трогай там, ему не нравится.

Роджерс, к его чести, альфасамцовость демонстрировать не стал.

- Извини, Тони.

Но тискать за зад и бедра не перестал. Мял ягодицы, растирал до красноты. Извиняясь за излишне крепкую хватку, быстро касался губами шеи и плеч.
Барнс временами, казалось, выпадал из реальности. Начать с того, что он до сих пор не был возбужден, в отличие от того же Стива, от которого аж шибало жаром. Целоваться не лез, хотя сидел лицом к лицу к Тони и ему было сподручнее. Он только гладил: грудь, поджимающийся живот, руки с проступившими венами, бедра, волоски на которых встали дыбом. Тогда он сталкивался ладонями с ладонями Стива, но рук ни один не отдергивал. Члена больше не касался, то ли так понял запрет, то ли решил для себя «все самое-самое» оставить Стиву.

Стив, кстати, тоже за член Тони не хватал. Правда, самого Старка это нисколько не успокаивало, скорее наоборот. Слишком много внимания Роджерс уделял его нетронутой заднице.

Чувствуя напряжение, сковавшее Тони, Стивен потерся носом за ухом, лизнул выступающую косточку на загривке, подул в затылок.

- Тони… - прошептал он просительно. Спиной Старк ощущал, как часто колотится сердце в груди Роджерса. Благо, эти выпуклые грудные пласты мышц плотно прижимались к его острым лопаткам. – …Прогнись немного. Пожалуйста.

Тони не хотел, опасаясь продолжения, которое могло логически последовать за этой сомнительной просьбой. Он не собирался быть насаженным на член. Ни этой ночью, ни в любую другую.

Стив ласково погладил по пояснице.

- Пожалуйста, - повторил он. – Я не буду трогать, где тебе неприятно.

И на том спасибо.

С ему одному слышным скрежетом, Тони немного наклонился вперед, умудрившись удержать спину ровной. Джеймс с готовностью привлек к себе, обхватил правой рукой. Тони иррационально понадеялся, что Барнс оставил металлическую руку свободной, чтобы придержать Стива, если тот утратит контроль.

Роджерс намекающе надавил пониже спины.

- Ну же, Тони, расставь ноги.

Тони переступил по кровати, под нажимом прогнул поясницу. Стив тут же огладил его ягодицы, развел их и уложил между смуглых половинок тяжелый, скользкий от смазки член.

Старк впился пальцами в живое предплечье Барнса, без стеснения показывая, что ситуация стала опасной, и он боится. Спина вмиг покрылась холодным потом. Вопреки всему, член начал тяжелеть.

- Кэп, это слишком, - захлебываясь ужасом, прохрипел он. - Мы так не договаривались.

- Я только потрусь, - хрипло выговорил Стив, тяжело, но ровно дыша в паузах между словами. - Обещаю, Тони, Баки, я только потрусь.

- Блядь, Роджерс, если ты только… - «что» должен был не делать Стив и что ему будет, если попытается, Тони сформулировать не успел.

Роджерс протянул руку и переложил стальную длань Барнса себе на предплечье. Глаза Джеймса сузились.

- Можешь сломать мне кость, если решишь, что я перехожу черту, - решительно предложил Стив, озвучив скорее для замершего в испуге Тони. Баки все понял немного раньше, как всегда, без слов.

Стив ритмично задвигался, крепко зафиксировав Тони за талию, большими пальцами поглаживая бедренные косточки. К постанываниям над ухом присоединялись звучные шлепки, нос заполнил запах здорового пота и естественной смазки. Роджерс держал его, понарошку брал. Но слишком уж происходящее напоминало полноценный секс.

Не давал потерять сознание, как ни странно, Барнс. Холодил металлической рукой, на толчках касающейся ребер. Тони то и дело животом касался его рельефного живота, невольно потираясь членом о блядскую дорожку. До оргазма он бы себя этим не довел, но интересно было наблюдать за лицом Барнса, когда Тони не специально тыкал в него членом. Вроде, ничего против тот не имел, только раскраснелся.

Держа Тони за плечо, Стив опустил другую руку, перехватил член и ткнулся ниже, где было гладко и недоступно. Потерся головкой о закрытую дырочку, чуть надавил…

Тони хныкнул. Баки не дремал и так стиснул пальцы, что Стив ощутил, как у него лопаются мелкие сосудики под кожей и на предплечье проступают синяки.

Стив отпустил член и тот мягко мазнул влажной головкой по ложбинке.

- Хорошо, я помню.

Стив в последний раз проехался членом между упругих ягодиц, содрогнулся всем телом, и начать кончать, выстанывая сквозь зубы. Молочно-белые струи обильно ложились на подтянутую загорелую задницу, стекали в ложбинку между ягодиц, текли по бедрам.

Тони глухо стонал, вжимаясь лицом в шею Барнса. Как много спермы на нем, и так стыдно… Стив так и не вошел, но чувство, что трахнул, осталось.

Стив расслабленно провел еще не опавшим членом между ягодиц, бездумно похлопал им по каждой, еще больше пачкая в семени, и отвалил, как сытый зверь от добычи.

Тони все еще вздрагивал и прятал лицо, когда кровать снова прогнулась. Вернулся Стив с влажным полотенцем, смоченным чуть теплой водой из рукомойника. Заботливо обтер махровой тканью задницу и промежность, стер все подтеки семени с бедер. Отбросив полотенце, Стив мягко потянул Тони на себя, отрывая от Баки, слегка развернул к себе. Огладил гладкое лицо с кривящимися губами и влажными глазами.

- Спасибо, Тони.

- Обращайся, - просипел тот, не зная, как реагировать на это незнакомое выражение лица Стива. Это все выброс эндорфинов, точно. Сейчас Роджерс любит весь мир.

Довольный жизнью Стив, в темноте ловко перелез с кровати на спальники, брошенные прямо на пол, накрылся пледом и почти сразу засопел. Не веря, что сохранил анальную девственность, Тони отдышался и хотел было удалиться к умывальнику, но не тут-то было.

Разгоряченный Барнс растянул его по кровати, всем телом прижался сзади, потираясь вставшим членом. Железную руку просунул под подушку, живой перехватил под животом, задел полувставший член.

- Сейчас? – прошипел Старк. – Ты не мог сразу, на пару с кэпом?

Ляпнул, и только потом подумал, что два солдата после столетнего воздержания, совместив усилия, точно не сдержались бы и натянули его. Если по очереди, так хоть шансы остаются, что задница в целости останется.

- Я при Стиве не мог, - зашептал Барнс жарко. – Он мой друг, не могу при нем этим заниматься… и он на тебя глаз положил, если бы я третьим влез, мог… сам понимаешь.

- Ага, - глубокомысленно изрек Тони, хотя мало что понял. По крайней мере, Барнс себе почти за восемь десятков лет ничего критичного не отморозил, хотя такое подозрение у Старка было. Сейчас в Тони влажно тыкался вполне функциональный член, а сил складываться в кренделя уже не было.

- Погоди, я тоже хочу кое-что попробовать. Не бойся, ладно?

Вот после таких слов обычно и начинаешь бояться. Стив оставался моралистом из сороковых и слово «нет» все еще понимал, как «нет», а не «да, если настоять». Что творилось в голове Барнса тире Зимнего Солдата, с его длинным… послужным списком ликвидатора, можно было только гадать.

Барнс, не нежничая, правой рукой притянул Старка к себе за бедро, вжал задницей в пах. К ягодицам прижался внушительный член. Кажется, немного уже, чем у Стива, но не уступающий в длине. Везет, как утопленнику. Барнс (дурной пример заразителен) взял его в руку, потерся текущей головкой о начало расщелины.

- Вот так, приподними, - ухватил Тони за бедро, раскрывая для своего удобства, уложил член. - Теперь сдвинь ноги, - и когда Старк подчинился, не совсем понимая, что происходит, зашипел от тесноты.

Барнс толкнулся пару раз на пробу, потираясь членом по нежной коже с внутренней стороны бедер, примерился и ускорился. Тони понял, сжал сильнее бедра. Твердый член неритмично толкался между ног, проезжая под мошонкой, оставляя влажные следы.

Тони распахнул глаза в испуге, когда металлические пальцы левой руки начали медленно смыкаться вокруг его горла. Накатили ужасные воспоминания о записи…

И были насильно изгнаны, когда пальцы живой горячей ладони сомкнулись на члене. Одновременно Барнс так поддал тазом, что Тони чуть не скинуло с кровати. Лишившись фиксации, он ухватил Барнса за влажное бедро, выгнулся, сам вжимаясь задницей навстречу члену.

Барнс не душил, нет, просто держал за горло, не мешая дышать, умудряясь еще и дрочить. Тони прикрыл глаза, думая о том, что они делают. Что он позволяет с собой делать.

Даже пойди сейчас что-то не так: металлические пальцы сомкнутся сильнее, член соскользнет, со всей дури ткнется не туда, - в одно мгновение Стива не окликнуть, ни добудиться.

Ситуация становилась тревожной. И по определению не должна была возбуждать сильнее, чем дрочка. Но истекающий каплями смазки член толкался в кулак Баки, между ягодиц становилось влажно: Барнс разогнался до бешеного темпа, гоняя свой член взад и вперед между его бедер, все так же контролируя каждое движение. Свое и Старка.

Древняя койка ритмично дребезжала, Стив ворочался, Барнс бился бедрами о задницу Тони с такой страстью, что впору было задуматься о синяках, когда Старк ощутил пульсацию между бедер, под мошонкой стало тепло и скользко. Барнс приглушенно зарычал, толкаясь снова и снова, выплескивая остатки спермы, та просачивалась между сомкнутых ног Тони, капала на простынь.

С удовлетворенным стоном Барнс шлепнул Старка по заднице ладонью, сунул два пальца между ягодиц (рука на горле не дала отдернуться), окуная в сперму и размазывая ее по коже. Втер подсыхающие белесые капли в черную поросль на лобке, задел тяжело качнувшийся член.

Начиная понемногу уплывать от хватки на горле, Старк не мог поклясться, что удивленный всхлип ему не примерещился. Млея от уверенной хватки скользких пальцев на перевозбужденном члене, Тони нехотя открыл глаза и встретился взглядом с широко распахнутыми в шоке голубыми глазами.

Роджерс сидел перед кроватью, облизывая губы и пожирал взглядом распяленного Тони, которого Баки удерживал… за горло?!

Стряхнув марево похоти, Стив напрягся.

- Баки, стой. Немедленно.

Кулак на члене Тони остановился. Старк разочарованно застонал и дернул бедрами.

- Все нормально, - выдохнул он, сам не веря в то, что несет. – Имейте же совесть, один я еще не кончал.

Роджерс неуловимо перетек ближе, вставая на колени.

- Хочешь кончить, Тони?

В очередной раз облизнув сохнущие губы, Стив наклонился к подрагивающему члену.

- Бак, не смотри, ладно? – застенчиво попросил Стив, заливаясь румянцем.

Барнс с облегчением уткнулся лицом в затылок Тони, лишь бережно придерживая его член для Стива.

- Стив, ты… - закончить Тони не успел, когда Роджерс, закрыв глаза, разомкнул губы и принял сосредоточие его желания в горячий нежный рот. Сосать Стив не умел, сжимал губы недостаточно сильно, но с энтузиазмом облизывал член языком, не выпуская изо рта.

Пользуясь некоторой свободой, Старк толкнулся бедрами, пытаясь войти глубже. Стив честно попытался пропустить член в самое горло, подавился и быстро отстранился, выпуская его изо рта.

Когда прохладный воздух ожег мокрую нежную плоть, Тони негодующе хныкнул. Баки, уловив жалобный стон, на всякий случай выглянул, оценивая обстановку. Картинка коленопреклоненного Стива с припухшими губами, и подрагивающий перед его лицом блестящий от слюны член, клеймом отпечаталась в сознании.
Потеряв терпение, Старк отвел металлическую руку от горла, отпихнул находящегося в прострации Роджерса и сел на кровати, широко разведя ноги. Обхватил себя рукой и начал быстро дрочить. До оргазма ему оставалось совсем немного.

Стив опустил ладони ему на колени, поглаживая и не отрывая жадного взгляда от пунцовой головки, то и дело мелькавшей между ловких пальцев.

Барнс, не желая пропускать ни секунды из действия, свернулся клубком рядом с Тони, положил голову ему на левое бедро, чтобы Старк не задевал его локтем.
Ощущая подступающий оргазм, Тони длинно и низко застонал. Стив напряженно всматриваясь, наклонился, рискуя получить порцию спермы прямо в лицо, еще ниже…

Барнс выстрелил левой рукой, ухватил Стива сзади за шею и вжал лицом Тони в пах. Наклонился сам и быстро поцеловал в центр головки.

Вскрикнув, Тони обильно излился. Долгий, продирающий оргазм был еще слаще из-за мести: сперма большей частью таки попала Стиву на лицо. Не успев вовремя отпрянуть, Джеймс перехватил первую струю на приоткрытые губы.

Барнс утирался, тихо матерясь, но по-настоящему недовольным не выглядел. Стив же не тронулся с места, пока Тони не перестал выгибаться в послеоргазменных волнах.

Отдышавшись, глядя сверху вниз, Тони стер свою сперму с щеки Стива.

- Убейте меня.

Солдаты замерли, ошеломленные услышанной просьбой. На лице Стив проступил нескрываемый ужас. Барнс подался вперед, к Тони, губами трогая соленую кожу на виске, поглаживая по спине, извиняясь за все разом.

- Я хочу остаться в этом мгновении навечно, - закончил Старк и усмехнулся сдвоенному выдоху облегчения.

Стив, напоследок огладив влажные от пота бедра, поднялся, продемонстрировав вернувшуюся эрекцию, и нетвердой походкой ушел к умывальнику. Тони попытался встать следом, но ноги подогнулись, и он схватился за кроватную решетку. Мышцы во всем теле неприятно тянули, лечь бы и лежать, но между ног было липко.

Барнс тоже поднялся, подбросил просушенных дров в печку: в комнатенке ощутимо похолодало.

Поочередно приведя себя в подобие порядка, мужчины начали по новой укладываться спать. На этот раз Тони приватизировал кровать единолично. Старк хотел выспаться без того, что кто-то лапал его за всякое. А опытным путем было установлено, что ни Барнс, ни Роджерс не могут удержать при себе руки, оказываясь от Старка в непосредственной близости. Короче, спать одному, от греха подальше!

Аргументы были приняты.

Тони растянулся на тонком матрасе и сбитой простыни, укрылся толстым тяжелым одеялом. Барнс и Роджерс, спина к спине, улеглись на спальниках, под одним пледом в клеточку.

В печке стреляли угли, комната, наполненная запахами пота и спермы, медленно прогревалась. Закутавшись по самый нос, Тони свернулся калачиком и скользнул в дрему.

***

К середине ночи Старк вынужденно проснулся, но не от холода, а от вернувшихся кошмаров.

Тони свесил ноги с кровати, ощутив ступнями холод. Под одеялом он взмок, но в комнате было прохладно: огонь в печи почти погас. «Солдатики» так и не поменяли своего положения, прижавшись друг к другу, как замерзшие волчата.

Старк сполз с кровати: каждая натруженная мышца отозвалась ломотой, намекая хозяину, что он сам уже не мальчик по полночи кувыркаться с молодежью. Тони мысленно отмахнулся, спустил ступни на пол, о чем сразу же пожалел. Кутаясь в одеяло, как в тогу, просеменил до печки. Кочергой отодвинул задвижку, открыл заслонку. Аккуратно доложил остатки дровишек и вернул заслонку на место.

Тони обошел «молодежь» по кругу. Не разберешь, то ли в самом деле так наупражнялись в постели, что теперь и пушкой не добудишься, то ли проснулись, пока он возился, но придуриваются. Старк мстительно потыкал босой холодной ступней в чью-то видневшуюся из-под пледа пятку.

- Имейте совесть, - проскрипел он сорванным от стонов горлом. Парни сонно зашевелились. Кажется, эта фраза теперь будет чем-то вроде сигнала.

Тони втиснулся в предложенный промежуток между широкими спинами. Повертелся, выбирая к кому лечь лицом, а кому доверить греть спину, набросил поверх тощего пледа свое одеяло. Начал согреваться, прижав к мускулистым ногам Роджерса свои ледяные ступни. Стоило прекратить ерзать, как Барнс и Роджерс поочередно развернулись к нему, оплетая конечностями. Теплые, тяжелые со сна руки погладили, потянули к себе.

«Хорошо быть молодым – глаза еще не открылись, а мысли уже об одном!»

Стиснутый с двух сторон более сильными мужчинами, Тони больше не паниковал. Согретый теплом двух тел, убаюканных ровным дыханием, Старк снова задремал. Сладких снов не было, правда, но не было и кошмаров.

***

Пробуждение было отнесено к разряду «неожиданных, но приятных». Давно оно таким не было. Нет, «таким» - никогда. Кто-то большой, кто лежал позади, лениво нежил его грудь, щипал и тер торчащие соски мозолистыми пальцами. Второй интригующе шебуршал под одеялом, поглаживая ноющий член.

Тони дал понять, что оценил пробуждение, шутливо потершись задницей о твердость в паху любовника. К собственному смущению, движение получилось очень уж естественным. Благодарность вернули, толкнувшись возбужденным членом пониже поясницы, оставляя на коже сохнущий след. Под одеялом тоже не дремали. Чувствительный к утренним ласкам член наполовину вобрали в горячую мокрую глубину. Ох, кто-то делает серьезные успехи.

Всего через пару минут Тони бурно кончил в ласкающую руку. Хотелось бы в рот, ну ладно, им всем (только ему?) следует привыкать к странной близости постепенно. В этой мысли было что-то не так, но сосредоточиться Старк не смог. В качестве утешения текущую головку почмокали пухлыми губами, снимая последние капли спермы. Тони запустил руку под одеяло и поощрительно погладил «старателя» по спутанным волосам.

- Делаешь успехи, Стиви.

- Серьезно? – прошептал Роджерс сзади и Тони чуть богу душу не отдал. И второй раз, когда сообразил, кто расщедрился ему на утренний минет.

На свет показался хмурый Барнс, демонстративно утирая распухший рот. Он молчал, словно ждал от Старка чего-то. Может, и впрямь ждал, но Тони не чувствовал в себе готовности взять чужой член в рот, нет, увольте.

- Меняю минет на омлет? – полушутя-полусерьезно предложил Тони.

Стив расхохотался. Барнс тоже криво усмехнулся. Отсмеявшись, оба уставились на Старка, в какой-то степени выглядя голодными. Не к добру.

- Серьезно, самый закоренелый криворукий холостяк должен уметь сделать хотя бы одно-два блюда из яиц! Сэндвичи, наконец…

Желудок Тони совсем не к месту заурчал. Барнс положил ладонь на живот Тони, скользнул вниз, по дорожке темных волос. Роджерс намекающе опустил руку Тони на бедро. Предплечья у него оказались чистыми – не следа от оставленных ночью багровых синяков.

Они придвинулись с явными намереньями использовать гениальные руки Тони, да и прочие его части, в неприличных целях.

Барнс перехватил запястья Тони и несильно сжал, пока Стив, откинув одеяло в сторону, гладил того между ягодиц, подбираясь мокрыми от слюны пальцами к…

Тони резко свел ноги, изо всех сил стискивая руку Роджерса между бедер.

В дверь решительно постучали. Старк только успел перевести взгляда на дверь, а Барнс уже стоял на одном колене, наведя пистолет на уровне головы стучащего. Под подушкой оружие прятал, что ли?

- Тони, в сторону, - прошипел Стив, прикрывая лежащего Старка собой и щитом. Вот ладно пистолет, но щит… где? как?

Не теряя времени, Тони перекатился к постели. Под ней он прятал отключившийся шлем и еще работающие перчатки.

- Не стреляйте, - мурлыкнули из-за двери голосом Вдовы. - Это я, Наташа.

- Откуда нам знать, что это ты?

Тяжелый вздох.

- «Прощай, бикини».

- О чем она? – не удержался Старк. Барнс не повернул головы, по-прежнему целясь в дверь.

- Потом скажу, - буркнул Стив, поднимаясь. - Не вздумайте сами у нее спрашивать.

Он стоял посреди маленькой комнатки, великолепно сложенный и сильный, со щитом, стоимостью в небольшое состояние, в руках. С еще не опавшим стояком, торчащим из-под резинки простых черных боксеров.

Стив мужественно подошел к двери, прикрылся щитом и отпер. Коротко переговорил с усмехающейся Вдовой, закрыл дверь и вернулся, пряча глаза. Барнс сменил позицию, встал, опуская оружие в пол.

- Позавтракаем в столовой ЩИТа. Собираемся немедленно – за нами прибыли.

- А моя яичница? – подразнил с кровати Тони. – Еще поваляться?

- Немедленно, Старк, - сурово повторил Роджерс.

@темы: фики (мои)